Цитадель Чимкента в старом городе
Чимкент. Цитадель. С натуры рисов. Д. В. Вележев (илл. из книги П. И. Пашино)

Разговор с архитектором Бахытжаном Аширбаевым планировался как разговор о судьбе Старого города.

Он – один из тех, кто сообщил в соцсетях – власть вернулась к проекту восстановления, а не уничтожения Старого города. Но плавно наш разговор перетек к проблемам архитектуры и градостроительства в целом и к предстоящему статусу Шымкента – культурной столицы СНГ.

В Шымкенте возродили градостроительный совет. Члены совета надеются, что теперь в городе все работы – не важно, благоустройство это или прокладка дорог и инженерных коммуникаций, будут проводиться по уму, а не как это было раньше.

Эпоха возрождения Старого города вновь маячит на горизонте. По словам Бахытжана Аширбаева, члена градсовета Шымкента, акимат все-таки отказался от идеи создания на его территории очередного Манхэттена с комплексом высоток.

«Сколько я помню, столько разговоров было про снос Старого города. Старогородских мне жалко. Они все время живут как на пороховой бочке. И канализацию им не давали проводить, и воду. И таким отношением к этим районам мы сами порождаем на карте города очаги преступности. Ведь люди там живут, видят, как живут в других районах города и им тоже хочется также… но никому до них нет дела», – говорит Бахытжан Кудайбергенович.

По его словам, было величайшей ошибкой считать, что Шымкенту архитекторы не нужны.

«Я не раз слышал – Чимкенту архитекторы не нужны, нам нужны менеджеры. И прежний аким упразднил градостроительный совет. Но этого вообще нельзя было делать. Градсовет – это совет специалистов, старейшин, аксакалов. Это все равно, что установить сантехнику в своем доме без слесаря. И что получится? Канализация будет на голову литься. Архитектор – это человек, который все законы, нормы знает, – продолжает свою речь Б. Аширбаев. – И сейчас в городе не только восстановлена работа градсовета, но и создан совет по культуре и архитектурным памятникам, на который приглашена Баян Туматаевна Комекбаева – одна из величайших специалистов в области истории архитектуры, член всевозможных академий – Восточной, Среднеазиатской, Международной, и она знает историю даже получше, чем многие.
В градсовет также пригласили археологов. И когда в первый раз мы собрались, была такая живая беседа. И мы все были рады, что наконец-то нас услышали, потому что нельзя не слушать археологов, нельзя не слушать архитекторов, простых дорожников, транспортников, потому что там тоже есть свои законы, правила».

По его словам, первое, что было сделано в ходе градсовета – розданы поручения всем управлениям города о подготовке к предстоящему мероприятию. Ведь 2020-й наступит буквально через два месяца, а у города до сих пор нет видения того, каким должен быть Шымкент в статусе культурной столицы СНГ.

«Раньше был план, но настолько непродуманный. Ну что это – проект со Старым городом, который ни в какие рамки – ни градостроительные, ни архитектурные не попадает… Мы столько говорили – надо сохранить эту уникальную сеть улиц. Ведь у нас есть то, чего нет ни в одном городе мира – на протяжении всех веков в Старом городе сохранилась сеть улиц. Казалось бы, Черняев – и тот сделал подробную карту со всей сетью улиц, воротами, которые выходили в сторону Ташкента, Туркестана, Тараза… И ведь все это не придумано, а оформлено документально, в аршинах просчитано. И мне нравится, что у Ерлана Айтаханова, акима города, несмотря на то, что он молодой, есть ощущение истории. Чимкенту этого не хватало, – считает Бахытжан Аширбаев. – А ведь по Старому городу уже существовал проект, который был выполнен по заказу самого акимата и был утвержден. Он был направлен на восстановление старого исторического центра Шымкента. Более того, планом было предусмотрено и решение вопроса, как это воплотить – мы предлагали: ты у себя дома открываешь лепешечный цех, ты чайхану, ты ремесленную мастерскую, но все по определенному проекту, от которого отходить нельзя. Ведь завтра турист приедет смотреть не на каскад фонтанов или какие-то современные здания – этого у него и дома много. Его притягивает старина. А чтобы туристы ехали к нам, нам надо сохранить то, что мы уже имеем. И тогда будут решаться в том числе и вопросы занятости старогорожан.

Парк Кошкарата тоже может стать хорошим туристическим объектом. Где вы видели, чтобы в центре города бил родник и через 200 метров река текла шириной 14 метров и глубиной 1 метр. Нет такого. Я искал, думал, где-нибудь найду, но такого феномена нет нигде. И то, что сейчас занимаются этими вопросами, мне очень нравится. Никого из бывших акимов это особо не волновало».

Не к лицу Шымкенту, а вернее – Чимкенту, как говорит Бахытжан Кудайбергенович, и слово «мегаполис».

«Нельзя играть с Чимкентом, заявляя, что он – мегаполис. Нет такого понятия градостроительного. Ни в одном законодательном акте, ни в Конституции, нигде не прописано это слово, ни в Законе об архитектуре нет такого понятия – мегаполис. Мегаполис – это просто большой город. Мегазастройка и зачастую оно имеет отрицательную окраску – незапланированное строительство, например, как в Мексике, в Шанхае. И в этом плане действительно, Чимкент сейчас – мегаполис, потому что стихийно он разрастался. И я считаю, было огромной ошибкой разделить город и область на мегаполитян и туркестанцев. Достаточно было придать особый статус Туркестану, как одной из первых столиц Казахстана и все.
Нельзя было делить Южно-Казахстанскую – самую большую область, с которой Чимкент взаимосвязан по ресурсам, интеллекту, ментальности. Нельзя так делать», – говорит он.

Бахытжан Кудайбергенович уверен – еще не поздно все исправить.
«Я считаю, что когда строительство закончат, надо вернуть область. Кстати, к Туркестану и тому, что сейчас там делают, у меня тоже особое отношение, – продолжил Аширбаев. – При всем при том, что там сейчас много чего строят, важно было придерживаться исторического уклона. Потому что, еще раз повторюсь, люди приезжают не потому, что Манхэттен хотят посмотреть, в Туркестан они приезжают, чтобы посетить мавзолей и поклониться праху Ахмеда Ясави, а мы сейчас этот город разрядили так, что… так не должно быть… И город Чимкент тоже имеет свою историю и нельзя к нему относиться как к индустриальному городу, тем более сейчас, когда половина индустрии из города ушла в область. Такими действиями мы чуть не уничтожили область».

В Шымкенте до сих пор не велась грамотная работа по сносу аварийного жилья, считает Бахытжан Кудайбергенович.

«Снос ведь просто так не проводится. Для этого есть программа, которая называется «Снос аварийного жилья». Зеленая балка, Старый город как раз подходят под эту программу. Практически весь Казахстан получил средства под эту программу на снос, переселение, строительство и только наша область не получила ничего. Никто из акимов этим заниматься не хочет, потому что это долгосрочная программа, а у нас акимы приходят на короткий срок и уходят. Самым «долгожителем» в этом кресле был, по-моему, только Аскар Мырзахметов. И благодаря этому он успел многое сделать. Я считаю, надо учредить правило – аким должен сидеть, пока не истощит свои какие-то идеи. А то получается, год-два посидит, только что-то начнет и его на другую должность переводят или вообще снимают. Еще и термины какие-то придумывают – кредит доверия – ну смешно просто», – говорит Бахытжан Кудайбергенович.
Сейчас, после создания градсовета, стали привлекать уникальных людей, тех, кто может решить массу проблем по разным направлениям. И одно из них – зеленая экономика.

«Я считаю, что сейчас в городе очень правильное направление. И я готов в этом помогать. Более того, уже привлекаю специалистов, с которыми раньше работал. И один из них специалист, который всю жизнь занимался водой. Он, например, как ученый занимался такой технологией, как гидротаран, когда можно поднять воду на 30 метров – без электричества, без ничего, а простым открытием вентиля. И такие технологии уже существуют и применяются. У нас в городе это решит вопрос подачи воды на пятые этажи.

Еще один проект – гребной канал на Бадамском водохранилище. Этот канал будет мирового масштаба. Тогда все спортсмены из Средней Азии будут приезжать к нам тренироваться и готовиться к соревнованиям. А это огромные деньги, которые сейчас наше министерство спорта тратит на аренду каналов в других странах.
Еще один вопрос, который сейчас активно обсуждается в акимате – возрождение детской железной дороги. Да, это действительно так. И, я считаю, аким очень правильно к нему подошел. Но я пошел бы еще дальше. Я сделал бы из нее электричку. Огромный район появился – Нурсат, Шымсити и электричка могла бы работать таким связующим звеном центра рекреации. И ведь можно много таких веток построить. Да и троллейбусы неплохо было бы возродить – все-таки экологически чистый вид транспорта», – делится Бахытжан Кудайбергенович.

Есть у него и видение того, как развивать присоединенные к городу территории.
«Когда-то к городу прирезали участки. У них была какая-то инфраструктура, больницы, а сейчас скорой помощи нужно потратить до двух часов, чтобы до них добраться, а то и больше. Поэтому я разработал проект амбулаторий для населенных пунктов с населением 5 тысяч человек.

На первом этаже – поликлиника, на втором – стационар легкого типа, третий – квартиры для врачей и медперсонала. Пусть это будут служебные квартиры. Для молодых специалистов это очень удобно.

Второй проект – мини учреждение, в котором будут сидеть – участковый, представитель акимата. Такой своеобразный мини-цон, придя в который человек сможет решить многие вопросы, не мотаясь в центр города», – сказал Аширбаев.

Понятно, что на реализацию всего задуманного потребуются средства и немалые. Но если использовать правильный подход, то все обязательно получится. Главное – не затягивать, считает Бахытжан Кудайбергенович, тем более, совсем скоро Чимкент станет столицей СНГ, а значит, хотя бы проект Старого города, Цитадели, парк Независимости и реконструкции Кошкар аты необходимо доводить до ума уже сегодня.

Записала Саида ТУРСУМЕТОВА