Абылай Донбай

Эта статья изначально должна была получиться совсем другой. Когда я шла на интервью с главным врачом первой городской клинической больницы, я совсем не думала, что заголовок будет таким кричащим.

Но обстоятельства диктуют свои правила. Так получилось, что после нашей беседы  мне понадобилось срочно уехать в командировку. Материал отложили «до следующего выпуска». Уже в Алматы, главный редактор ошарашила меня ссылкой на статью, в которой говорилось что моего интервьюируемого взяли под стражу. Абылая Донбая, главного врача городской клинической больницы подозревают в незаконной трансплантации человеческих органов.

37-летний врач переехал в Шымкент из холодного Нур-Султана, за его плечами десятки успешных операций, в том числе и по трансплантации органов. Молодого хирурга ценили за профессионализм. После задержания Донбая, в Шымкенте отменили четыре операции по пересадке донорских органов. Оказалось, что делать их попросту некому.

«Что касается вопроса ареста наших врачей-трансплантологов. У нас 52 врача-трансплантолога, но у каждого своя специализация. Каждый из них является уникальным специалистом. Поэтому для нас важно сохранение кадрового потенциала. Минздрав и ранее выражал свою позицию, что не должно быть ограничения свободы для врача. Только суд может признать врача и любого гражданина невиновным, так как есть презумпция невиновности. Поэтому мы предлагаем не применять такой вид ограничения свободы к нашим врачам. Есть альтернативные виды ограничения свободы. Пока суд не признает его виновным. Перед круглым столом пациенты сказали, что то, что происходит в трансплантологии, лишает их надежды на трансплантацию, а врач не должен лишать надежды пациента. Наша задача — принять соответствующие меры», — сказала вице-министр здравоохранения Лязат Актаева.

Так получилось, что мы, пожалуй, стали последними журналистами, которым удалось поговорить с врачом до того, как он оказался за решеткой. Именно поэтому еще больше хочется поделиться тем, что рассказал нам хирург в том самом интервью, которое было дано за неделю до задержания.

«Вот тут, при входе, мы поставили дорожные знаки, заасфальтировали дорогу, те кто к нам ездя, тот могут это заметить. Сейчас боремся с таксистами и местными предпринимателями, которые загораживают въезд в больницу. Оттуда заезжают кареты скорой помощи, а как вы понимаете, для пациентов внутри дорога каждая секунда», — рассказывал главный врач первой городской клинической больницы.

Абылай Донбай

Абылай Донбай общался со мной на рабочем месте. Рядом горели экраны мониторов, с которых по камерам можно посмотреть, что происходит в стенах медучреждения. С сотовыми телефонами в кабинет в главному хирургу города нельзя, об этом меня предупредила табличка на двери его кабинета. Что ж, в этот раз, врачу, видимо пришлось сделать исключение, иначе запомнить все то, что поменялось в больнице за те неполные 9 месяцев, пока Абылай Абдужаппарович занимал кресло главного врача, просто невозможно. Диктофон в помощь. Ну, во-первых больница изменилась внешне. Это больше не обшарпанное здание, у больницы новый фасад. Территорию снаружи – озеленили, сейчас уже подрастают маленькие елочки, заботливо посаженные рядом с больницей. Изменилась она и внутри.

«В этом году мы с местным предпринимателем заключили меморандум, в рамках которого поменяли в больнице все постельное белье на три «оборота». (А между тем, его не меняли аж 6! лет (прим. автора). В меморандуме также прописано замена матрацев. Потому что они тоже устарели. Планируем их заменить в начале 2020-го года. Нам бы, конечно, по хорошему, и кровати поменять, но все зависит от финансирования. Хотя вот в инсультном отделении, травматологии, отделении нейрореанимации нужны специальные кровати, их бы в срочном порядке заменить конечно же», — с сожалением, но надеждой рассказывал теперь уже экс-врач.

Занялись и что называется «грязными делами», до которых руки не доходили. Из старого здания больницы вывезли 6 КамАЗов птичьих отходов. Их не убирали 12! Лет. Было много других проблем, а на эту, внимание никто не обращал. Хотя, отходы жизнедеятельности птиц забивали вентиляцию и загрязняли воздух. Кроме того, от них появлялись насекомые. Занялись в больнице и «низом». Оказалось, что в больничный подвал люди не спускались вот уже 10 лет. Там не было освещения, а еще его постоянно подтапливало. Сейчас проблему устранили. Теперь специалисты департамента по охране общественного здоровья могут беспрепятственно проводить свои мероприятия по очистке подвала от насекомых и другой живности.

О важных покупках на тот момент главный городской хирург говорил с гордостью, ведь техника это важная составляющая работы врачей. Так, в больнице не хватало специальных мониторов, которые показывают показатели артериального давления, оснащения кислородом, пульс пациента. В отделение реанимации в связи с этим в этом году приобрели 6 новых мониторов. А в больницу закупили 32 инвалидные коляски. Это поможет транспортировать неходячих пациентов.

Сегодня, первая городская больница принимает всех экстренных пациентов города Шымкента. На «рощу» (а так чаще называют эту больницу) везут с хроническими недостаточностями сердца, легких, почек. Людей на гемодиализе, пациентов с кровотечением, инсультом, и различными травмами. Нагрузка на медучреждение большая, потому как вторая городская больница, которая хоть как-то разгружала работу больницы №1, закрывается на капитальный ремонт.

Рассказывал  бывший главврач больницы о ее главных достижениях – успешных операциях. Так, сейчас, в стенах медучреждения, стараются не делать традиционных больших разрезов. И даже чтобы удалить зоб, а после этой операции на шее остается большой шрам, нужен всего один «прокол». Его делают подмышкой, и через него уже добираются до зоба и успешно его удаляют. Повсеместно в больнице применяют и ангиографы, аппараты с помощью которых можно удалить тромбы в сосудах.

«Фишкой нашей больницы является трансплантация органов. Мы уже успешно провели 150 операций по трансплантации почек. В этом году мы сделали 20 подобных операций, а это 20 спасенных человеческих жизней. Если пересадка почек для нас стала рутинной работой, то пересаживать печень невероятно сложно. Это живой донор и живой реципиент, операция на открытом кровотоке. Нужно забрать половину печени у одного человека, удалить нефункционирующую у другого, и пересадить орган. Для такой операции нужны обученные специалисты хирурги, реаниматологи. У нас они имеются. Поэтому за всю историю больницы мы провели 25 трансплантаций печени. В этом году новую печень мы пересадили четверым людям», подвел итог при встрече Абылай Донбай.

— Это для наших граждан или иностранцев?

— Все для казахстанцев в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи»…

Это интервью главным, точнее уже бывшим главным врачом городской клинической больницы №1, Абылаем Донбаем состоялось две недели назад. Наш разговор про трансплантологию в другое время звучало бы совсем по-другому. Но 18 ноября Донбая задержали по подозрению в незаконной трансплантации человеческих органов. Если информация подтвердится, главный хирург города станет «черным хирургом», такое клеймо, не отмыть, пожалуй, никогда. В МВД Казахстана сообщили, что трансплантолога подозревают в купле-продаже, а также в проведении операций по изъятию и пересадке почек за крупное денежное вознаграждение. По данным ведомства, в 2017-2018 годах в Казахстане действовала устойчивая преступная группа в сфере трансплантации человеческих органов. В качестве доноров привлекались граждане Узбекистана, Кыргызстана и Украины. В силу своего тяжелого материального положения они вынужденно продавали свои почки, а реципиентами выступали обеспеченные граждане дальнего зарубежья. В настоящее время Донбай находится в изоляторе временного содержания. Пост временно исполняющего главного врача стал Шынгыз Байменов, ранее работавший заместителем руководителя по хирургической части. Он врач-уролог высшей категории.

Надолго ли растянется следствие, сейчас неизвестно. Сможет ли исполняющий обязанности заменить главврача, непонятно. Но работа в больнице продолжается. С виду все как всегда: пациенты поступают со своими «болячками», врачи пытаются их вылечить, кто-то куда то спешит, где-то ругаются, где-то друг друга благодарят. Ведь если самая большая в городе «лечебная машина» встанет, куда тогда шымкентцам обращаться за помощью?

История «Больницы на роще» — вековая. В эту больницу везут самых «экстренных пациентов». Первую клиническую больницу давно перестали называть официальным названием. Если аппендицит — везут на «рощу», инсульт – туда же, пострадавших в ДТП, которых в городе миллионнике становится все больше, опять же, доставляют на «рощу». Горожане, наверное, с самого основания больницы, разделились на два лагеря: те, кто «если лечиться-то только на роще», и те, кто «к этим «рощинским» врачам больше не поеду!». Как оказалось, у людей, которые побывали в этой больнице, больше отрицательных эмоций от медучреждения.

«Ночью на «роще» большой поток людей, хотелось бы больше специалистов, которые бы принимали пациентов. Кроме того, специалисты не ответственно подходят к своей работе, видимо, много народа и врачи не успевают ставить правильные диагнозы. В каждый кабинет очереди, в коридорах на тех, кому плохо не обращают внимания. Также медикам не хватает пунктуальности, они опаздывают с обедов, и их часто нет в кабинетах. Старое оборудование, много неопытных интернов», — говорит жительница Шымкенте Алиса Дуваева.

«Хочется, чтобы в приемном отделении люди реагировали, а не сидели с видом что им все равно, чтобы для пациента, которого привезли на скорой был сопровождающий сотрудник больницы, потому что когда привозят тебя, заводят в кабинет, в котором одна кушетка, места почти нет и все пациенты стоят в маленькой тесной комнате, учитывая, что их привезли на скорой и помощь им нужна экстренная. И при них всех в шуме и гаме тебе проводят первичный осмотр. После, тебе дают список кабинетов которые надо пройти, но никто опять-таки не сопровождает. То есть люди, которые приехали на скорой без родственников сами в больном состоянии блуждают в поисках кабинета. Поведение персонала просто ужасное: 80% даже на элементарные вопросы касательно того, где находится кабинет, отвечают грубо, все швыряют, бросают, хамят. Почти прямым текстом говорят всем: госпитализировать мы вас не будем, а если и положим, то смотреть за вами никто не будет. Хочется, чтобы врачи квалифицированно проводили осмотр, я поступила со швами на голове и после нескольких часов нахождения в больнице, на мой вопрос когда снимать швы, меня спросили: какие швы? Они даже не заметили!!! Сделав снимки перелома, они сомневались перелом или небольшая трещина у меня, но пройдя обследование в другой больнице выяснилось, что у меня 3 перелома, тогда как они сомневались в одном», — недоумевает, как такое может быть, жительница Шымкента Зинаида Чужинова.

«Медицинские сестры очень грубые. Это очень неприятно, когда ты болеешь, а к тебе такое отношение. Еда очень невкусная. Каша просто ужасная. Я лежала с аппендицитом и это были просто ужасные дни», — рассказывает Жамиля Абдиева.

Наверное, медикам следует напомнить о том, что «врач – это не что иное, как утешитель для души». И в первую очередь нужно быть именно врачом, а не холодной машиной, пусть и хорошо выполняющей свою работу.

Анастасия Новикова