В этом году нашему земляку Шамшату Кадырбекову исполнилось бы 100 лет. Есть, кто доживает до этого возраста, но Шамшат-агай не из их числа – ранения, полученные на фронте, сократили его пребывание на этом свете. Судьбой ему было отпущено 72 года…

Дети Шамшата, а он со своей супругой Уржамал дал жизнь восьмерым дочерям и сыновьям, в эти дни все чаще вспоминают о своем родителе – ведь скоро юбилей Победы и юбилей отца. У них уже не только внуки, но и правнуки. Детям Шамшата очень хочется, чтобы они, его прямые потомки, знали, каким отважным, бесстрашным воином был их дед, их дорогой аташка. К великому сожалению, за эти годы в их семейном архиве не сохранились документы о боевом пути отца, а они были – и военный билет, и солдатская книжка, и удостоверения к медалям и двум орденам Славы… А теперь все это растерялось, сгинуло бог знает куда. Отчасти это поправимо – дочери Дарьяш и Марьяш готовят запрос в архив Министерства обороны Российской Федерации с просьбой получить сведения о боевом пути их папы. Осталось только узнать адрес архива в Подольске. А пока же они, созваниваясь друг с другом, собирают по крупицам обрывки из устных рассказов, воспоминаний отца о Великой Отечественной войне, солдатом которой ему довелось быть.

… На службу в Красную армию Шамшата Кадырбекова призвали в 1939 году. К тому времени он работал на свинцовом заводе – передовом промышленном предприятии страны тех лет. Тогда работники нашего ЧСЗ обратились с призывом ко всем свинцовым заводам СССР об организации Всесоюзного социалистического соревнования свинцевиков. Пошли стахановские вахты имени Серго Орджоникидзе (наркома тяжелой промышленности). То есть, вы представляете, какого парня и с какого завода призвали в армию.

Шамшат и во время службы был не на последнем счету – толковый, работящий паренек из Казахстана. К слову, тогда срок армейской службы составлял три года. За это время довелось Шамшату участвовать в советско-финской войне, а когда он готовился к демобилизации, фашистская Германия напала на Советский Союз. Их часть эшелоном направили к западным рубежам страны. Сказать, что эта новость ошеломила парня – нельзя. В воздухе давно пахло войной. А столь долгую разлуку с Родиной помогли пережить молодость и тот факт, что пока он был свободен – он осиротел в 10 лет, его отцу по большому счету было не до него – тот устраивал свою личную жизнь. В жизни Шамшата более деятельное участие принимал родной дядя – Улжабай Танаев.

… Шамшат Кадырбеков был участником Сталинградской битвы. Его дети прекрасно помнят рассказы отца о том, как он и его боевые товарищи держали осаду в катакомбах Сталинграда. Да, были такие… Вместе с бойцами с ними находилось немало гражданских – женщин, детей, подростков. Снаружи были фашисты, а внутри, под старой кладкой сводчатого тоннеля, в лабиринтах катакомб прятались люди.
Шамшат рассказывал, что из-за осадного положения очень скоро у них закончилась еда. Пришлось вспомнить голодное детство, когда в окрестностях Чимкента им, пацанам, доводилось охотиться на черепах и змей. Однажды, под покровом ночи он выбрался из катакомбы и ползком полез в ближайшие камыши за хоть какой-нибудь добычей. Шамшату повезло – он поймал змею. Вернувшись, они сварили из нее незамысловатый змеиный суп. В другой раз он нарвался на подстреленную фашистами лошадь. Еле-еле доволок ее до входа в катакомбу, а потом ее помогли донести до стоянки бойцы. Там Шамшат тщательно разделывал конину ножом на тонкие куски и, подсолив, подвешивал сушиться. Соль добывали так: соскабливали со стен катакомбы белый солевой налет, бережно собирали ее и несли к Шамшату. Соль помогала сохранить конину на некоторое время.

Фактически, тогда Шамшат спас жизни десятков людей. Командир, который был ранен и лежал, изнемогая от боли, не переставал повторять, что он им жизни спас. И, мол, как их освободят солдаты, он обязательно подаст документы на представление его, Шамшата, к боевой награде. Но пришли наши, освободили, и в суете военных будней то обещание командира таковым и осталось… Но это не обидно, главное – они выжили и снова встали в строй.

В 1943 году в одном из рукопашных боев с фашистами там же, в Сталинграде, рядового Кадырбекова так ранило, что он, очнувшись в госпитале, думал, что попал к праотцам, он был уверен, что уже умер. Штык от фашисткой винтовки проткнул ему голову. Как он остался жив, не понятно. Но такое ранение плюс полученная контузия и пробитая в предплечье рука напрочь выбили молодого бойца из строя. Еще вчера он был ловок, быстр и силен, а сегодня — это был израненный, вконец поседевший «молодой старик» 23-х лет от роду… После госпиталя его комиссовали.
Еще шла война, но ее исход уже был понятен – наша доблестная армия погнала врага на Запад, туда, откуда он и пришел.

Шамшат вернулся в Чимкент, с орденами-медалями на груди. Заслуженный фронтовик. Холостяк. Немного окрепнув, оглядевшись, он выбрал себе невесту – Уржамал Дюсембаеву. Женился. Первые полгода после возвращения с фронта он кричал по ночам истошным криком – видно представлял, что он опять в рукопашном бою…

 

Трудиться пошел на родной завод. С учетом боевого увечья, стал работать оператором в плавильном цеху. Шамшат был горд тем, что и на этом трудовом посту, отливая пули для врага, он приближает час Победы. В 1945 году в семье Кадырбековых родился первенец. Завод выделил семье квартиру в двухэтажке по улице Орджоникидзе.
Дочери фронтовика отмечают – к их отцу руководство завода всегда относилось с максимальным уважением. Путевки в санаторий, на курорт, квартира, машина – пожалуйста! За полвека, прошедшие после войны, ветеран трижды получал от завода квартиры – с учетом расширения семьи. А вот курортов их отец не любил. Об этом дочери фронтовика рассказывают с улыбкой. Не любил почему? А потому что там всегда было диетическое питание – биточки, супы овощные, тефтельки на пару, компоты – а их отец любил мясо, много мяса – жареного, вареного, кумыс, кымран…

Еще он не любил фильмы про войну. Посмотрит минут пять фильм какой-нибудь и скажет, махнув рукой: «Брехня!» Потому что знал, испытал на себе, что война – это ужас от встречи с врагом; это пули, пролетевшие в сантиметре от тебя; это лезвие фашистского штыка, пронзающего тебе череп; это страх идти в атаку; это гибель однополчан; это вонь гниющей плоти; это трупы детей и старух из освобожденных сел и деревень; это грязь под ногами, под гимнастеркой, в сапоге; это нескончаемое, неистребимое чувство голода; это пронзающий до костей холод… Вот что такое война! Исключением была только киноэпопея Юрия Озерова «Освобождение». Этот фильм его душа принимала…

А еще дети Шамшата помнят, как отец им рассказывал, что перед боем в их часть привозили фляги с 90-процентным спиртом. Пей – не хочу! Для чего? Чтоб приглушить страх атаки на немцев… Казахи-новобранцы не понимали – что это: «Не ол?». «Бывалый» Шамшат переводил: «Боза-гой!». Казахи тогда не знали, что такое водка и спирт. Пробовали. Новобранцы с Узбекистана даже не прикасались…

На пенсию Шамшат-ага вышел в 50 лет. Все-таки вредное производство. Ему, инвалиду войны, можно было и совсем не работать, но он так не мог.
На заслуженном отдыхе стал баловать семью, а тогда уже подрастали 16 внучат, исполнением мелодий на домбре, гитаре, мандолине. Был очень музыкален.
Вот таким запомнился близким рядовой пехотинец, металлург Шамшат Кадырбеков. Один из тех, кто защитил в 40-е мир от фашистской чумы.

Фарида ШАРАФУТДИНОВА