Село Сайрам

В прошлом выпуске РАБАТа я с восторженным придыханием рассказывала о древнем Отыраре.

Что, мол, и история у него богатейшая, и миру он дал выдающегося мыслителя Аль-Фараби… Все так. Но, если совсем уже быть объективными, то у нас рядышком, буквально «в шаговой доступности», скромненько существует поселение, которое может дать фору многим городам страны – и по степени древности, и по историко-культурной значимости… И это, конечно же, Сайрам!

Раньше мы смотрели на него несколько высокомерно. Ну, как относится всякий мегаполис к своим районным вассалам… Ну да, мы всегда знали, что Сайрам зеленый и плодородный, там прекрасно родятся овощи и фрукты, а предприимчивые сайрамцы являют собой образец рачительности и трудолюбия… Однако, с 2014 года Сайрам скинул свой районный заштатный статус и стал полноправным жилым массивом Шымкента. Так что, надо оставить городскую спесь и присмотреться к Сайраму попристальней. И, может, даже позавидовать…

БЫЛО ЗА ЧТО БОРОТЬСЯ
Сайрам всегда был лакомым кусочком для всякого рода завоевателей. Знакомясь с его историей, я просто диву давалась: под кем он только не был?! Был под саманидами, караханидами, каракитаями, монголами, тимуридами, шибанидами, аштарханидами… Был и под Казахским, Кокадским, Джунгарским ханствами… пока его не прибрали к рукам имперские акулы – Китай и Россия… И называли этот долготерпеливый город тоже всяк по своему – побывал он и Орукентом, и Саремом, и Мадинат ал Байза… Но устойчивое исторические название город приобрел как Исфиджаб (по-согдийски, буквально – белая река), и только с 13 века его стали именовать Сайрамом…

И все-таки, за что все боролись? Конечно, Сайрам был крупным торговым городом на Великом Шелковом пути. Ну и что? На этом историческим пути стояло множество городов – Яссы, Отрар, Тараз, Суяб, Джимукат… В общем, это не объяснение. Стоял на животворной реке Сайрам-су? К водам которой припадали караванные верблюды – после многомесячных переходов по пустынным землям Средней Азии? Но и другие подобные города были отнюдь не безводны… И все-таки, наверное, дело в том, что Сайрам долгое время был религиозным и идеологическим центром феодального Казахстана – вплоть до 15-16 веков, когда эта роль перешла к Туркестану. Ведь именно Сайрам – место рождения суфия Ходжи Ахмеда Ясави! Но если сам святой захоронен в Туркестанском мавзолее, то в Сайраме лежит прах его родителей – отца Ибрагим-ата и матери Карашаш-ана. О месте Сайрама в иерархии городов, «благословенных святынями», говорили так: «Святых в Туркестане тысячи, а в Сайраме бессчетно»… Но кроме Ходжи Ахмеда Ясави здесь родились и другие почитаемые деятели исламского мира – Сареми, Ахмет Камалиддин Исфиджами, Байзауи и многие другие. Так что, битвы за Сайрам по смыслу очень похожи на Крестовые походы – когда толпы воинствующих фанатиков шли на Иерусалим, чтобы отвоевать Гроб Господень и навязать «туземцам» свою веру…

В эпоху развитого средневековья (10-13 вв) Испиджаб становится не только крупным, экономически развитым центром, но и опорной базой ислама, откуда новая мусульманская религия распространялась в степные районы. В 766 году по нашему летоисчислению, такие мусульманские проповедники как Искак баб, Абдижалель баб, Абдирахим баб и их добровольные помощники несли идею ислама в окрестные пределы. Таким образом, покорение Сайрама несло завоевателям двойную выгоду – они занимались своим чисто стяжательским делом, запуская жадные руки в копилку чужих богатств, и в то же время «брали под контроль» духовно-идеологическое бытие огромного региона…

САЙРАМ – ГОРОД-КРЕПОСТЬ И ГОРОД-САД

При таком напряженно-оборонительном режиме существования Сайрам, естественно, постоянно был озабочен своей безопасностью. Вот что писал о нем шибанидский историк Хафиз-и Таныш Бухари: «Сайрам, который в исторических сочинениях пишется Испитжаб, был крепостью, укрепленной до такой степени, что мысль была бессильной представить себе (возможность) завоевать ее и сила воображения была приведена в смущение, и (нельзя было) даже мечтать об овладении ею». Но, как видно из исторической хронологии – все и вся постоянно ей овладевали… Город постоянно подвергался разрушениям и разграблениям. Причем, бесчинствовали не только монголы, которых исторически принято обвинять во всех смертных грехах. После очередной стычки между караханидами и каракитаями город выглядел так, что буквально потряс воображение чувствительного историка и путешественника Якут ал-Хамави: «И остались те сады опустевшими на своих опорах, заставляя плакать глаза и скорбеть сердце… с разрушенными замками и пустыми жилищами и дворами. Заблудился проводник этих каналов, и они стали течь, блуждая во все стороны без воли»… Какая поэтичная эпитафия по городу, не правда ли?

Впрочем, сами завоеватели к городу и ее жителям относились не без некоторого пиетета. Вот некто Молла Муса бин Молла Айса писал: «Люди Сайрама (делятся на) три племени, то есть на три рода: род ходжей, шахский род и эмирский род… Те, которые называются шахским родом, доводят свою родословную до древних государей-кейнанидов и до таджикских шахов. Что касается эмирского рода, то их родословная достигает прежде правивших эмиров и визирей. Но род ходжей доказывает свое высокое происхождение, гордится и возвеличивает себя, говоря: «Мы – алиды, то есть мы из сыновей и потомков рода Али – да почтит Аллах лик его»… Вот как мощно сказано. Одно непонятно – каким образом, при таком всеобщем аристократизме, была возделана каждая пядь земли, вырастали сады, строились культовые и жилые сооружения, по своим градостроительным параметрам не уступавшие самым благоустроенным городам той далекой эпохи? Не эмиры же с шахами трудились? Тайна сия великая есть…

А город действительно был прекрасен. Вот что пишет о нем арабский географ 10 века Ибн Хаукаль: «Исфиджаб содержит в себе шахристан, цитадель и рабад. Вокруг шахристана идет стена, равно и вокруг рабада, причем окружность стены равна одному фарсаху. В рабаде расположены сады и проведены оросительные каналы. В шахристане имеются четверо ворот. Одни из них известны под названием Нуджекетских, другие – Ферганские, Севакратские и Бухарские. Все базары расположены в шахристане и рабаде, а дворец правителя, тюрьма и соборная мечеть – в шахристане. Исфиджаб – город цветущий и обильный урожаями». То есть, по свидетельству современника, город имел классическую трехчастную форму, свойственную «передовым» средневековым городам Средней Азии, Южного Казахстана, Ирана и Афганистана. Состоял из укрепленной цитадели, где располагались военные силы; шахристана, находившегося внутри городских стен, но снаружи цитадели, и рабада – окраины, торгово-промышленного предместья. В общем, все там было продумано – для жизни, труда и обороны…

Во времена неустойчивого мира и благополучия в Сайраме практиковалась традиционная восточная торговля. В нем было много торговых построек и караван-сараев, которые, в основном, принадлежали купцам из Самарканда и Бухары. Международная торговля обслуживалась собственной монетной «валютой» – дирхамами, которые чеканились здесь же, «не отходя от кассы». Из Сайрама вывозились белые ткани и другая матуфактура, оружие, мечи и железо. Не случайно, что в 17 веке Сайрам стал важным пунктом на «Оружейном пути», по которому из Бухары шло снабжение вооружением Джунгарского ханства. Под пяту которого Сайрам в конце концов и попал – хотя и не надолго. В 1759 году Китай разгромил джунгаров и «Оружейный путь» прекратил свое существование.

УТРАТА БЫЛОГО ВЕЛИЧИЯ

К 17 веку городская культура Сайрама пришла в упадок, в первую очередь, в результате непрекращающихся междоусобных войн. А к концу 19 века он стал заурядным поселением в округе Чимкента. В 1864 году Сайрам был взят русскими войсками, предварительно изгнавших оттуда кокандскую «администрацию», и древний город в очередной раз стал приспосабливаться к новым хозяевам… Впрочем, своего привычного уклада он не изменил. В отчетной статье некого Н. Южакова под названием «Наши приобретения в Средней Азии. Чимкентский округ», опубликованной в 1867 году дается такое описание Сайрама: «Сайрам – древнее сартовское поселение. Стоит оно на реке Сайрам-су и славится как бойкий торговый пункт Чимкентского уезда. Здесь ведется оживленная торговля скотом и продуктами скотоводства; тут же закупается лес и сбывается достаточное количество хлеба. В центре кишлака расположена почтенных размеров площадь, которая в базарные дни кишмя-кишит народом. Трудно сказать, сколько насчитывается в Сайраме населения, но цифра эта весьма значительна».

Заметьте, что к этому времени Сайрам уже не имел городского статуса. Кишлак – да и только… Тем не менее, все последующие десятилетия, включая и советские времена, Сайрам был верным спутником разрастающегося Чимкента. И кормильцем. Конечно, он как центр одноименного района, обзавелся собственной инфраструктурой. Даже свой Государственный Узбекский театр сайрамцы у себя открыли, причем, настолько интересный, что и ташкентцы оценили по достоинству…

Я когда-то разговорилась с одним уроженцем Сайрама – он работал на местном плодоперерабатывающем предприятии. Конечно, поговорили про богатую историю города. Знают ли рядовые сайрамцы свои славные корни? И полушутя спросила: «Не грызет ли их сожаление об утраченном величии»? Мой собеседник был лаконичен: «Кому надо – тот знает. Но даже дети знают, что мы живем на святой земле». Прибавить нечего. У сайрамцев собственная гордость. Сила и мудрость их – в трудолюбии и любви к своей Земле. И к земле без какого-либо пафоса – к той, что кормит и дает жизнь, плодородит вокруг и у них во дворе…

 

Елена ЛЕТЯГИНА