Руслан Жанпеисов

В Аль-Фарабийском районном суде после месячного перерыва, вызванного карантином, возобновились слушания по делу Бибарса Раимбекова (получившего широкую известность, как «охотник за полицейскими» Руслан Жанпеисов), передает корреспондент NUR.KZ.

Раимбекову предъявлены обвинения в том, что 10 июня 2019 года во время движения по улице Байтурсынова в Шымкенте на почве спора о соблюдении ПДД, он вступил в конфликт с водителем Gelandewagen.

В ходе чего, по данным следствия, Раимбеков применил аэрозольное устройство марки «Премьер», пустив струю перцового раствора в лицо оппонента. В результате, потерпевший получил повреждение глаз. Ранее пострадавшему уже дважды проводилась медицинская экспертиза.

Первая медэкспертиза дала заключение, что мужчина получил легкий вред здоровью (поверхностные химические ожоги обоих глаз). Однако последующая медэкспертиза, проведенная спустя 18 дней, уже поставила диагноз: «вред здоровью средней тяжести» (посттравматическое снижение остроты зрения). При этом, в документах следствия и показаниях потерпевшего везде указывается, что Раимбеков стрелял из газового пистолета. В то же время, согласно Закона «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия», аэрозольное устройство «Премьер» не относится к огнестрельному оружию.

Устройство «Премьер» находится в свободной продаже. В связи с этим, подсудимый Раимбеков заявил ходатайство провести повторную медэкспертизу потерпевшему, чтобы окончательно выяснить, какой вред здоровью ему был причинен. Потерпевший и прокурор высказались против повторной экспертизы. Однако суд счел обоснованными аргументы подсудимого и его адвоката.

Была назначена повторная экспертиза. Проводиться она будет специалистами в Нур-Султане.

Среди вопросов, которые поставил суд перед экспертами, в частности, есть такой: возможно ли утратить зрение от попадании струи с аэрозольного устройства марки «Премьер, БАМ-ОС.000 18х55», а также заряде аэрозольным перцовым содержимым.

Ранее Руслан Жанпеисов озвучивал свою версию произошедших событий. Недавно, выйдя на свободу после ареста, активист заявил, что уходит из блогерства и больше не будет снимать на видео полицейских.