Жители Шымкента жалуются на то, что таксисты ломят цену за проезд в часы пик.

Воспользоваться услугами такси в Шымкенте становится всё дороже, говорят горожане. Особенно в час пик. Одно и тоже расстояние таксисты оценивают по-разному. Чем выше спрос, тем дороже поездка. Цены, жалуются шымкентцы, взвинтили не только таксисты с ярким фонарем на крыше, но и частные извозчики.

В официально работающих таксопарках признаются, что тариф у них действительно «плавающий». В часы затишья — такса за посадку 350 тенге, в пиковое время — цены выше.

В Шымкенте, как выяснилось, никто не контролирует цены на такси. Тариф регулируется востребованностью. Это на совести владельцев таксопарка, которая есть у единиц.

Ерлан Молдакасов, директор таксопарка «Если востребованность авто большая, тогда цены поднимаются, эту сферу никто не контролирует. Но мы контролируем и делаем так, чтобы удобно было клиенту. Но, мы в отличии от других таксопарков, которые работают по приложению, гарантируем безопасность и качество наших услуг, а у многих такого нет.

В акимате разводят руками, регулировать таксу нет прав, местные власти могут следить только за соблюдением правил перевозки пассажиров. Шымкент тем временем заполонили частные бомбилы, они работают без контроля и разрешений.

Наурыз Сугралиев, начальник отдела ПТ и АД г. Шымкента: «Мы можем контролировать только качество оказываемых услуг, а вмешиваться в цены не можем. Регулярно проводятся рейды, которые контролируют качество перевозки и права».

В Шымкенте планируется открыть единую службу такси, тогда, можно будет контролировать не только правила перевозки, но и регулировать цены.

Багдат Демеу, Президент ассоциации по контролю перевозок пассажиров и служб такси: «Если будет единая служба такси в Шымкенте, за каждое нарушение будет отвечать определенный руководитель компании, будет контроль цен, качества и пассажир будет знать, что единая служба такси несет ответственность за своего пассажира. Важно понимать, что какой водитель тебя везет, проходил ли он медосмотр и так далее. Надеемся, что власти нас услышат».