пост

Как и многие наши граждане, созревшие в эпоху Советского Союза, я воспитывалась в сугубо атеистической семье.

Нам говорили: Бога нет! – и мы верили на слово. А как же было не верить? Никто из нас лично егоне видел, а молодости вообще свойственна вера в конкретный осязаемый мир. К тому же нам говорили, что и Гагарин, летая над Землей, тоже не видел ничего божественного. Разве что божественную красоту голубого светящегося шара, расцвеченного контурами лесов, полей и рек.

Но хотя мы были неверующими, зато любознательнымми. Слава Богу, в мое время издавалась так называемая «Библиотечка атеиста» – маленькие такие книжечки в жидком переплете. Оттуда я – с какой-то нездоровой жадностью – черпала полузапретные знания о религиях, истории их возникновения и распространения по миру. Мало того, меня интересовали не только крупные фундаментальные конфессии – иудаизм, христианство, буддизм, ислам, но и странные их ответвления. Вплоть до загадочных и жутких сект, вроде пятидесятников, молокан, скопцов, хлыстов и адвентистов Седьмого дня.

Голодать – так вместе!
Вы спросите: к чему это я? Ну не к тому, конечно, чтобы похвастаться своими великими познаниями. Просто уже в юности, будучи от церкви на отдаленном духовном расстоянии, я имела кое-какие понятия о религиозных постулатах, традициях, культовой символике и, разумеется, праздниках. И убедилась, что праздники во всех религиях хороши – на то они и праздники. Но, как ни крути, в моем окружении было больше православных христиан, поэтому закономерно, что больше всего мне полюбилась светлая весенняя Пасха Христова – с вкуснейшими куличами во главе изобильных праздничных столов.

Правда, тут меня смущал единственный вопрос: «Зачем в преддверии сытной Пасхи надо так долго и натужно голодать?» Целых 40 дней не есть ничего вкусного, кроме травы и постной каши?! Это ж можно с ума сойти! Мне объясняли, что, мол, эта голодовка называется Великим постом и каждый нормальный христианин должен его соблюдать – во имя последних мученических дней перед казнью Христовой. Но разве это звучит убедительно для бурлящей энергией молодости? Когда постоянно одолевает чувство здорового аппетита, не испорченного никакими болезнями желудочно-кишечного тракта.

Тут рассуждала вовсе не религиозными категориями. Конечно, думала я, Великий пост придуман не на ровном месте. Наверное, к весне у народа напрочь иссякают зимние запасы, так что строгое ограничение в пище вызвано целесообразностью и экономией семейного бюджета. И это логично. Но все же почему именно в православии голодание длится столь долго и беспощадно? Допустим, и у мусульман есть своя ораза, и они вынуждены воздерживаться от пищи ради спасения своей души. Но у них-то нет никаких запретов на мясо-молочные продукты питания? Ну придется потерпеть от рассвета до захода солнца, а дальше – ешь, что хочешь! К тому же мусульманский пост можно даже отложить, если, к примеру, верующий находится в пути или имеет другие уважительные причины. Аллах простит – надо только покаяться.

Да и в иудаизме пост не так изнурителен. Допустим, самый известный йом кипур длится по времени всего 25 часов – от захода солнца до появления звезд следующего дня. Хотя налагаются ограничения не только на еду, но и на питье, умывание, кожаную обувь, умащения маслами и супружескую близость. Все равно нестрашно, можно и потерпеть. В общем, захотела я узнать про Великий православный пост подробнее и вот что накопала.

Установка религиозной справедливости
Собственно, Великий пост у христиан длится даже не 40 дней, а все сорок восемь. Он раскладывается на две части: Святая Четыредесятница (40 дней) и Страстная Седмица (7 дней). Вторая – самая строгая, потому что установлена в честь воспоминаний о последних днях земной жизни Христа, когда он страдал и духовно, и физически. Был унижен предательством учеников и жестокостью толпы и побиваем камнями. Впрочем, не буду пересказывать библейские сюжеты.

Обратимся к истории первых веков христианства. Адепты новой религии тогда еще были под запретом и подвергались гонениям. Свои молитвы они вынуждены были совершать в пещерах и катакомбах, то есть находились в натуральном подполье. Так вот, язычники, изъявившие желание вступить на путь христианина, назывались «оглашенными». Вот они-то и должны были перед крещением, в основном совершаемым накануне Пасхи, выдерживать сорокадневный пост.

Детей в то время почти не крестили: таинство вступления в новую веру должно было проходить при полном сознании новообращаемого гражданина. Остальные, уже состоявшиеся христиане, назывались «верными», а им дозволялось поститься только семь дней, на Страстной Седмице. Ситуация складывалась неприемлемая – с точки зрения христианской этики. Тут и там накануне Пасхи «оглашенные» сталкивались с «верными». Но одни были жестоко изнурены 40-дневным голоданием, а другие только готовились к семидневному посту. Получается, что один христианин вводит в соблазн другого, заставляет завидовать и гневаться. Несправедливо, одним словом: а как же равенство братьев во Христе? Может, из тех времен и возникла поговорка: «Сытый голодного не разумеет»?
В общем, стали думать, как устранить сие противоречие и пришли к обоюдному согласию: «верные» христиане стали поститься вместе с «оглашенными» язычниками все 48 дней.

Так водится и поныне.

И еще мне было интересно, откуда вообще в религиозном обиходе взялась цифра 40? Некоторые источники разъясняют, что, согласно Библии, сам Спаситель некогда был поведен Духом в пустыню, 40 дней там его искушал дьявол, и все эти дни страдалец ничего не ел. К этому доводу прибавляет свою версию архиепископ Симеон Фессалоникийский. Он говорит, что православные христиане следуют примеру Моисея, который после соблюдения сорокадневного поста «получил на каменных скрижалях начертание словес Божиих». К тому же из Ветхого завета известно, что тот же Моисей, выводя евреев из Египта, целых 40 дней блуждал по пустыне в поисках Земли обетованной. А как же объяснить поминовение усопших на те же 40 дней? Причем не только у христиан, но и у мусульман. Говорят, что именно после 40 дней душа навсегда покидает бренную плоть умершего человека. Но кто же все-таки установил эту сакральную цифру? «Тайна сия великая есть», – сказал мне на это один знакомый иерарх. Дескать, нельзя объяснить необъяснимое.

Не лечебное голодание, а духовное очищение
Кстати, по поводу Великого поста мне тот же священнослужитель попытался доходчиво донести одну важную мысль, которую изложу по-своему. Приступая к соблюдению великопостного марафона, не надо искать дополнительных мирских мотиваций: мол, не покушаю сорок дней ничего жирного, калорийного, холестеринного – и будет мне к лету стройная фигура, легкая походка и соблазнительный вид! С такими грешными побудительными причинами обращайся не к Богу, а к диетологу. Вступая на этот освященный путь, надо помнить только о страданиях Господних и в его честь очищать свою душу от коросты земных грехов: ненависти, зависти, гордыни, мщения, злословия и опустошающего равнодушия к жизни. Вот с этим и надо идти к Светлой Пасхе!..

Я даже не подозревала, что это церковное напутствие очень скоро найдет свое реальное жизненное подтверждение. А дело было так. Наступило время очередного Великого поста. Мои коллеги по редакции вдруг взялись обсуждать эту тему, хотя, по большому счету, среди нас не было ни одного верующего до такой степени, чтобы строго соблюдать все предписанные церковные обряды.

Одна из нас заметила: чтобы поститься такое долгое время, надо обладать могучим здоровьем, а у нее хронический гастрит и еще пара категорических противопоказаний к голоду. Другая тоже отвергла эту идею: «Я убеждена, что держать пост надо вместе всей семьей, чтобы один не соблазнял другого. Да и готовить пищу отдельно для каждого просто времени нет. А у меня муж такой любитель мяса, что, если на обед не будет мясного блюда, он вообще ни к чему не притронется. Принципиально. Да еще и выскажет мне претензии: «Опять в этом доме нечего есть»!

Третья участница этой беседы только сидела и посмеивалась, что совсем не соответствовало религиозной теме обсуждения. «А я вспоминаю один случай, когда мы всей семьей позорно провалили тест на вероустойчивость и наличие силы воли, – сказала она. – Тот Великий пост как раз пришелся на время капитального евроремонта нашей городской квартиры. Пока в ней орудовала бригада рабочих, мы с мужем решили временно пожить на даче. Я взяла отпуск, а муж на машине мотался на работу, благо от Кайнарбулака до города недалеко. Держать пост предложила я.

«Давай, – говорю я мужу, – хоть раз выполним свой христианский долг». К тому же я читала, что это полезно для здоровья: очищается организм от шлаков и прочей вредной ерунды. Если честно, у меня была еще одна заветная мысль: похудеть настолько, чтобы к лету влезть в свое шикарное миланское платье «от кутюр» – потрясающее по красоте и дороговизне. Короче, мы решительно исключили из рациона все запрещенные скоромные продукты, перешли на растительную пищу – в общем, все сделали, как положено.

Так продолжалось где-то с неделю, не больше. Всяких тем о еде мы тщательно старались избегать. А тут, как назло, то по телевизору передачу «Смак» покажут, то от соседей по даче жареными шашлыками запахнет. Мучение, да и только. Пост наш закончился внезапно и анекдотично. Однажды ночью я обнаружила, что мужа нет рядом. Ну, думаю, воды попить пошел или за другой надобностью. Десять минут его не было, двадцать, полчаса. Я запаниковала. Заглянула в другую комнату, прошла на веранду – нет его нигде! Меня охватил ужас, потом полезли смутные ревнивые мысли. И чтобы вы думали? Я обнаружила мужа в сарайчике для садового инвентаря – он прямо из банки жадно поедал тушенку. Наверное, чтобы предупредить мою, возможно, неадекватную реакцию, мой благоверный рассмеялся и сказал: «Ну раз пришла, проходи и присоединяйся». Да простит меня Бог – долго я не сопротивлялась».

Нынешний Великий пост начался 15 марта, а закончится 1 мая. Хвала тем, кто сейчас очищает свою душу от шлаков без суетных мыслей о платьях, размерах талии и другой преходящей шелухи бытия, которую не унесешь с собой в Вечность. Завидую вашей стойкости и крепости в вере. Да укрепит вас Бог!

Елена ЛЕТЯГИНА