Я думаю, многие читали сатирическую повесть Михаила Булгакова «Собачье сердце». Или хотя бы смотрели одноименный фильм.

Помните, там профессор Преображенский за столом дает доктору Борменталю такой совет: «Никогда не читайте до обеда советских газет». Так вот, и я позволю себе предостережение: «Никогда не начинайте утро с чтения новостей из интернета: они могут растревожить и повергнуть вас в тяжелые судьбоносные раздумья». А это не очень способствует оптимистическому настрою на грядущий трудовой день.

Призрак голода

К чему это я? А к тому, что буквально недавно утром прочла в интернете неутешительную новость: мол, уже через 500 лет на нашей планете может возникнуть угроза тотального голода. Многие сельскохозяйственные районы планеты выпадут из производственной и технологической сферы, на них уже нельзя будет выращивать ничего съедобного. Земля перестанет плодоносить из-за сильного «теплового стресса», который присущ ныне только выжженным солнцем пустыням. Такую панику посеяла группа ученых из Великобритании и Канады.

Конечно, это будет не скоро, и на наш век еды хватит. И на внуков с праправнуками тоже… А что будет дальше? Не даром же еще в 1979 году на конференции Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН была установлена памятная дата, отмечаемая ежегодно 16 октября и называемая «Всемирным днем продовольствия». И цель этого дня была названа конкретно – «повышение уровня осведомленности населения в отношении мировой продовольственной проблемы и укрепление солидарности в борьбе с голодом, недоеданием и нищетой». Значит, уже загодя человечество готовится к отражению голодной катастрофы. Говорят же: «Кто предупрежден, тот вооружен».

Многим может показаться, что такая повышенная всемирная озабоченность проблемой голода, мягко говоря, преждевременна и неактуальна. Магазины завалены продуктами. Молодое поколение даже не знает, что такое пустые прилавки. Это мы еще помним советские времена дефицита, когда из всех доступных яств в магазинах без давки в очередях можно было купить разве что невразумительный «Завтрак туриста», плавленый сырок «Дружба» и отвратительного вида кабачковую икру… Но и тогда никто не голодал. В стране была странная, почти анекдотическая ситуация, когда в магазинах не было ничего, а в холодильниках было все! В советском лексиконе бытовало словечко «достать». То есть все тогда говорили, допустим, «не купила», а «достала банку шпрот» (сервелата, ветчину, печень трески… перечень бесконечен). «Достать» – это значит получить дефицит через знакомых, «по блату» или в обмен на ответную услугу. Впрочем, об этом уже много говорено, но факт остается фактом: все были сыты, напоены и накормлены.

Об истинных и страшных масштабах голода сейчас могут знать лишь свидетели блокады Ленинграда, которых остались единицы, или близкие потомки того поколения, кому выпала беда жить в эпоху послереволюционных перемен. Вот тогда был настоящий Голод, косивший людей миллионами, не щадящий ни детей, ни взрослых. Он оставил свой черный демографический след, не стертый до конца и по наше время…

«Голодная» трагедия Казахстана

Надо сразу сказать: тема эта не простая и не однозначная, и трактовать ее можно по-разному. Поэтому постараюсь изложить ее как можно беспристрастнее, избегая каких-либо политико-исторических оценок. В различных источниках больше принято говорить о голоде 30-х годов. Но этот период можно назвать «второй волной» народного бедствия. Начало пришлось на первые годы установления большевистской власти, которой, кстати, поначалу сочувствовала значительная часть казахской бедноты. Согласитесь, такие лозунги, как «Власть – народу!», «Земля – крестьянам!», не могли не смутить и не ввести в заблуждение бесправную и малоимущую часть населения.

Кто бы знал, что за этим последует…

А дальше последовала так называемая продразверстка, введенная Советской властью в 1919 году, и она была только частью политики «военного коммунизма». По этой продовольственной разверстке у крестьян сначала отнимали только «излишки» пшеницы, а у скотоводов лишь часть скота. Но уже к концу года при проведении заготовительной кампании продразверстка стала распространяться на картофель, а потом и вообще на все сельскохозяйственные продукты. Учитывая, что в Казахстане хлеба было мало, упор был сделан на грабительский «отъем» скота у населения. Слово «излишки» перестало иметь конкретно осязаемый смысл. Выгребали порой все подчистую…

Не надо забывать и о том, что, как и во все лихие времена безвластия, помимо официальных поборов существовали и стихийные. В степи орудовали никому не подчиняющиеся банды, которые под видом «законных представителей» выбивали продовольствие до последней корки хлеба… Подчеркну, что так происходило не только в Казахстане, а почти на всей территории бывшей Российской империи. От ужасающих последствий голода тогда пострадали 35 губерний, включая Самарскую, Саратовскую, да и все «голодающее Поволжье» в целом. То же самое случилось в южной Украине, Крыму, Башкирии и частично в Приуралье и Западной Сибири. Ко всем этим преступлениям власти прибавился и страшный неурожай 1919-1922 годов. Природа тоже словно взбунтовалась против человека. В результате резко выросшей смертности и массового бегства людей из голодающих районов население Казахстана сократилось почти на один миллион человек.

Вторая волна голода пришла на казахстанские земли спустя десятилетие. Он наступил в 1931 году и люто свирепствовал вплоть до 1933-го. Это голод назывался «голощекинским», по имени проклятого народом первого секретаря Казкрайкома Филлипа Голощекина. В эти годы у людей отбирали не только скот, но и почти все имущество, и под конвоем милиции отправляли в «точки оседания». К 1933 году из 40 миллионов голов скота у хозяев осталась примерно одна десятая часть. От такого бесчеловечного изъятия в первую очередь пострадали казахи, для которых скот был главным, а порой и единственным источником пропитания. Выжившие бежали от голода кто куда. Одни откочевывали в сопредельные земли России, Киргизии, Каракалпакии, Узбекистана и Таджикистана. Другие предпочли оказаться как можно дальше от беспощадной новой власти и очутились в Китае, Монголии, Иране и Афганистане. Думаете, откуда там оказались предки нынешних оралманов, точнее – кандасов? Именно оттуда, из голодного кошмара 30-х годов…

Из воспоминаний свидетелей

Тему голода в Казахстане – равно как и о голоде при новой советской власти вообще – долгое время тщательно избегали. Первая серьезная публикация, пожалуй, это вышедшая в мае 1990 года книга Валерия Михайлова «Хроника Великого джута», которая готовилась к печати в условиях строгой конспирации. А самая близкая нам по времени – книга американского историка Сары Камерон «Голодная степь: Голод, насилие и создание Советского Казахстана», в которой проводится анализ этой трагической страницы в истории нашей страны. Что стоит, например, глава «Выживание», где автор опирается на архивные записи свидетелей, переживших голодомор:

«Каждого занимало теперь только одно: как найти еды на сегодняшний или завтрашний день, или немедленно, чтобы заглушить приступ голода. Даже самые добросердечные люди и ближайшие друзья и родственники уже не могли помочь друг другу».
«По мере того, как города и аулы заполнялись мертвыми и умирающими, многие люди начали черстветь душой. Голодающие стали привычным зрелищем, а их смерти в убогих лачугах или прямо на улицах города уже никого не удивляли».
«В Шуском районе (так у автора – ред.), в месте, где выдавали еду, видели, как беженец взрезал живот другого умирающего беженца, достал оттуда печень и съел ее сырой».

«В феврале 1933 года сотрудники ОГПУ задержали в Аулие-Ата (Тараз) женщину, продающую человеческое мясо. Доктор, произведя осмотр, сделал вывод, что это мясо ребенка шести-семи лет. Халим Ахмедов, переживший голод, вспоминал свои встречи с людьми, варившими человеческое мясо».

«Многие, чтобы выжить, стали употреблять суррогатную пищу. Люди вспоминали, как они ели грызунов и дикие травы, как шли через поля в поисках остатков урожая… Другие доедали кожи из своих подстилок, сделанных из шкур животных. Подстилку держали над огнем, сжигая шерсть, а затем жевали кожу, но… такой пищи было мало и на всех не хватало».

«По городу ежедневно встречались десятками покинутые, замерзающие, истощенные, опухшие от голода дети всех возрастов. Обычный ответ их: «Отец умер, мать умерла, дома нет, хлеба нет».

Голод – современная реальность

Все это было, было. Но зачем же теперь ворошить прошлое столетней давности? Однако даже сейчас 20 стран мира нуждаются в срочной продовольственной помощи, в противном случае им грозит полномасштабный голод. С таким предупреждением выступили два учреждения ООН, занимающиеся вопросами продовольствия. Жители Йемена, Южного Судана и севера Нигерии уже оказались на пороге смерти, предупреждают авторы доклада. Хотя страны находятся в Африке, но эта проблема напрямую задевает и другие регионы мира. Афганистан в Азии, Сирия и Ливан на Ближнем Востоке, Гаити в Латинской Америке не смогут избежать голода без помощи мирового сообщества. 34 миллиона человек находятся сейчас в одном шаге от голодной катастрофы. «На наших глазах разворачивается трагедия, – сказал глава Всемирной продовольственной программы Дэвид Бисли, – конфликты, климатические катаклизмы и пандемия COVID-19 усугубляют угрозу голода, который уже стучит в двери миллионов семей».

К продовольствию, то есть к еде, в любые времена у людей всех религий всегда было отношение трепетное, даже возвышенное. Ни один верующий не садился за стол, не благословив его особой молитвой – с благодарностью Всевышнему за дары его… Например, верующему мусульманину каждый прием пищи следует начинать словами: «С именем Аллаха», по-арабски, конечно. А если верующий забыл произнести это «дуа» перед едой, то в конце трапезы он должен обязательно сказать: «С именем Аллаха в начале и конце»… А у христиан в самой главной молитве «Отче наш» есть такие слова: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь». Да будет так!

Елена ЛЕТЯГИНА