Книжный храм накануне открытия

201

Под храмом я имею в виду наше старейшее культурное учреждение – библиотеку имени Пушкина, которая сейчас словно Феникс как бы «возродилась из пепла».

А ведь прогнозы были очень неблагоприятные. Еще года три назад, в самый разгул пандемии, библиотеку закрыли. Поговаривали разное: мол, закрыли-то под карантинным предлогом, а вот откроют ли, это весьма сомнительно…

И действительно, библиотека с некоторых пор пребывала во взвешенном состоянии, если не в состоянии паралича. Образно говоря, «удар» хватил ее во время потери областного статуса, когда большую часть ее сотрудников и фондов перевезли в новый областной центр, то есть в Туркестан. Легко ли было пережить такие чувствительные потрясения? И как удалось «больному» не только выжить, но и выйти из коллапса возрожденным, полным небывалых дерзновенных надежд? Вот об этом и пойдет речь.

Ретроспектива в глубь времен

Говоря об этой библиотеке, как о самом древнейшем культучреждении Шымкента, я ничуть не преувеличиваю. Это истинная правда. Даже наш русский драматический театр, который тоже «преклонного» возраста, и то не дотягивает до ста лет. А нашей Пушкинской библиотеке в этом году стукнуло уже 123 года!

И это тоже не выдумка. Сведения, которые сейчас приведу, я взяла из архивной публикации статьи Н. С. Лыкошина – ученого, краеведа, этнографа – в газете «Русский Туркестан» за 1899 год (№61). Статья, понятно, написана старым дореволюционным шрифтом, с «ижицами» и «ятями», поэтому, уж простите, я ее самовольно адаптировала к привычному нам современному прочтению. Но сначала заглянем в те далекие времена в контексте историко-культурных и бытовых реалий.

В уездном городе Чимкенте к началу ХХ века сложилось уже вполне приличное городское сообщество, имеющее несколько учебных заведений, санитарно-ветеринарную службу, пожарную часть, уездную почтовую контору. Не были забыты и религиозно-культовые учреждения: в городе имелись три православных храма, десять соборных мечетей и еврейский молитвенный дом. А вот светских заведений культурно-просветительского назначения не существовало: местная интеллигенция вкушала духовную пищу кулуарно, по частной инициативе и жилых домах.

И, наконец, назрело: на собственные средства, собранные подпиской, горожане выстроили достаточно вместительное здание общественного собрания, в котором чуть позже открыли первую в городе библиотеку имени Пушкина. Свершилось это событие 27 мая 1899 года – в 100-летнюю годовщину со дня рождения поэтического гения. (Здание в свое время было снесено, а находилось оно неподалеку от филармонии, в общем, почти рядом с нынешнем местоположением библиотеки).

Вот теперь предоставляем слово самому Нилу Сергеевичу Лыкошину, который был в то время помощником начальника Чимкентского уезда и одним из инициаторов открытия первой городской библиотеки: «Столетнюю годовщину великого поэта город ознаменовал отпуском из своей кассы необходимых средств на первоначальное обзаведение библиотеки и продолжает поддерживать свое юбилейное книгохранилище ежегодными денежными пособиями.

Благодаря такой постановке дела библиотека растет с каждым годом и пополняется всеми лучшими произведениями отечественной литературы. Устройство в городе публичной библиотеки, как всегда это бывает, пробудило потребность к чтению, и число подписчиков библиотеки увеличивается с каждым годом, тем более что плата 20 копеек в месяц никого затруднить не может.

Библиотека не выписывает газет и журналов, на это потребовалось бы ежегодно затрачивать значительную сумму и приостановить пополнение библиотеки капитальными сочинениями, поэтому нужда в чтении повременных изданий удовлетворяется иначе. По окончании года принято жертвовать в библиотеку прочитанные журналы, и библиотекарь, тщательно ознакомившись с содержанием вышедшего за год литературного материала, решает вопрос, что из полученных произведений следует уничтожить, а что заслуживает чести быть переплетенными и занять место в книгохранилище.

Беспристрастный суд библиотекаря в тиши его кабинета охраняет таким образом библиотеку от никому не нужной завали и макулатуры, которая, к сожалению, встречается и в лучших журналах».

Открывалась библиотека для читателей три раза в неделю. С 1910 года она начинает самостоятельно создавать фонд периодики и выписывает около 30 экземпляров газет, среди которых «Биржевые ведомости», «Русское русло», «Туркестанские ведомости», «Туркестанский курьер» и др.

Я не случайно так подробно остановилась на истоках становления библиотечного дела в нашем городе. Нетрудно заметить, как трепетно и заинтересованно относились к нему раньше и местная администрация, и местная интеллигенция. Городское общественное управление, например, «исходатайствовало разрешение на ассигнование из сумм города 300 рублей одновременно на устройство библиотеки и по 100 рублей ежегодно на ее содержание». Нам сейчас такие суммы кажутся смешными, но по тем временам они были очень даже впечатляющими. Я где-то вычитала, что в начале прошлого века за три-четыре рубля можно было и хорошую корову купить…

Бег с препятствиями

Но двигаюсь дальше. Жизнь библиотеки имени Пушкина никогда не была безоблачной. Несмотря на то, что она всегда была средоточием интеллектуально-культурных устремлений общества, ее не обошли глобальные политические катаклизмы.
Первый шквал неприятностей накрыл библиотеку в конце 30-х годов прошлого века, то есть в годы сталинских чисток и репрессий. Тогда чекистам удалось изъять и уничтожить из фондов библиотеки все, что так или иначе отражало события предыдущего периода. В топку шло все неугодное, а неугодно было все, что противоречило диктаторской линии партии.

Вторая волна испытаний захлестнула библиотеку в период перестроечной разрухи 90-х годов. В те лихие времена библиотеки не только лишились целенаправленного бюджетного финансирования, они стали вовсе не нужны. Новоявленные нувориши отнимали у них лакомую землю, чиновники принуждали ужиматься, сокращаться, реструктуризироваться, оптимизироваться и что-то там еще, язык сломаешь… Все это неуклонно приводило к полному краху, умиранию, то есть к исчезновению. Нашей Пушкинке как-то удалось выстоять: все-таки трудновато было мигом «прихлопнуть» такое крупное и видное заведение, освященное традициями и народной любовью.

Со временем все стабилизировалось, культурная жизнь тоже вошла в привычное русло. Появилась возможность привести библиотечное дело в соответствие с новыми информационными веяниями. В 2000 году глобальным прорывом было установление электронного каталога РАБИС. Потихоньку восстановился и стал прирастать поредевший книжный фонд, возросло количество абонентов, за книгами стояла очередь…

И вдруг – третья волна невзгод захлестнула библиотеку на самом, казалось бы, ровном месте. Речь, как вы поняли, идет о последнем пандемийном закрытии.
После официального перевода библиотеки в Туркестан, теперь уже в областной «стольный» град, книжный фонд шымкентского книгохранилища получил сильную «травматическую» пробоину. Проще говоря, его обесточили и обескровили. Я не помню таких времен, когда библиотека вынуждена была бить в набат и взывать к помощи общественности.

О проблемах с «уплывшими» книжными богатствами я лично узнала посредством «Фейсбука» через группу «Чимкент – забытый город», которою администрирует наш известный историк и краевед Константин Подушкин. Чего я только не прочитала в комментариях к посту! У книголюбов просто слов не хватало от возмущения. Впрочем, они не только негодовали, но и сочувствовали. Они самым действенным образом стали нести в библиотеку свои книги. Одни приносили их в пакетах, другие подвозили на машинах: разве жалко для любимой-то библиотеки?! В общем, с миру по нитке, а к скорому открытию книжный храм подойдет уже с достойным читательским арсеналом.

Да, библиотека теперь своим обличьем действительно достойна высокого слога. Произведена поистине грандиозная реконструкция! И внутреннее убранство соответствует самым высоким современным стандартам. Продумано все: освещение, кондиционирование, специальные кабинеты с мобильным интернетом… В холле – зона отдыха, где можно расслабиться с книгой и чашечкой кофе. Есть сейчас и собственная художественная галерея, и концертный мини-зал с маленькой сценой. Чувствуете, какие там душевно-познавательные встречи можно проводить? Вот где отрада для творческого человека! Но что вам чужие восторги – скоро каждый сможет прийти сюда, чтобы лично убедиться и восторгнуться, ибо скоро грядет ОТКРЫТИЕ!
Но за каждым таким рукотворным чудом стоят живые конкретные люди.

Кого же все-таки благодарить за возрождение почившей было цитадели знаний?

Конечно же, в первую очередь, это заслуга городских властей во главе с акимом Шымкента Муратом Айтеновым, которые, как в былые времена, тоже взяли да и «ассигновали» немалую сумму на библиотечную реинкарнацию и тем самым словно подхватили эстафету преемственности в заботе о культуре города спустя сто с лишним лет.

Конечно, это и заслуга городского управления культуры, и нового директора библиотеки Натальи Сергеевны Романовой. Следуя ее пожеланиям, о ней скажу кратко. У руля полуразрушенного ведомства ее поставили лишь год назад. Думаю, не случайно.

В деловых кругах бытует такое понятие, как антикризисный менеджер. Вот она как раз из таких. В начале 2000-х ее пригласили на место директора такого же «севшего на мель» учреждения – Дворца школьников. И что же? В короткий срок она сделала, как говорят в народе, из… нуля конфетку. Тоже и сейчас. Пришла на пепелище, взяла в свои руки строительно-благоустроительные хлопоты – и вот опять блестящий результат!

Наталья Сергеевна Романова знала, за что берется, и знает, что делать дальше. В ее планах вывести эту поистине легендарную библиотеку на совершенно новый качественный уровень. Чтобы она стала не просто бездушным пунктом приема-передачи подержанной книгопродукции, а стала желанным местом общения и теплых дружеских встреч для всех жителей нашего славного города.

Удачного плавания тебе, библиотека, и пусть никакие рифы не остановят твоего поступательного движения к новым горизонтам…

Елена Летягина