Ежедневно врачи скорой помощи Шымкента принимают до 1500 вызовов

0
457

«Срочно приезжайте, нужна ваша помощь!» Эту фразу диспетчеры станции скорой помощи слышат полторы тысячи раз в сутки. Именно около 1500 вызовов ежедневно, начиная с 1 января, принимают врачи неотложки. Каждая бригада, а их в городской «скорой» 74, выезжает к больным двадцать с лишним раз за дежурство. И так каждый день. О принципах работы врачей скорой помощи и тонкостях оказания неотложной помощи мы побеседовали с заместителем главного врача шымкентской городской станции скорой медицинской помощи Разией Калбаевной Абытовой.

В первую очередь Разия Калбаевна ответила на вопросы наших читателей и разъяснила некоторые спорные ситуации. Итак, история от первого лица.

АВТОБУС. ПРИСТУП. ОСТАНОВКА

…Еду сегодня в двадцать шестом автобусе. Тихо, тепло, музыка негромкая играет, автобус, можно сказать, пустой, но все сидячие места заняты. Почти идиллия. И вдруг неподалеку сидящий мужчина начинает медленно заваливаться на бок и резко падает, прямо головой в проход между сиденьями! В это время автобус подъезжает к остановке, люди, конечно, кидаются к мужчине: охают, ахают, причитают. Женщины громко обсуждают его состояние: «А может, пьяный?» Затем раздаются комментарии о том, что надо бы вызвать «скорую»… И тут практически весь автобус выходит на остановке! Как будто ни у кого нет сотового телефона! Просто выходят – и все, не оборачиваются.

Я хватаю телефон, звоню в «скорую», объясняю ситуацию, диспетчер говорит: ждите…
Я оборачиваюсь, в салоне – мужчина на полу автобуса, водитель и кондуктор. И больше ни души! Никто связываться не захотел!

Водитель пытался вытащить мужчину на остановку, и тут я раскричалась. Прямо орать начала: «Вы что, меня хотите один на один с больным человеком оставить?!! Там же холодно, на остановке!» А он мне: «Скорая» же сейчас приедет! А у меня график, мне работать надо…»

Ну ладно, отстояла я место в салоне автобуса, вытащить на улицу не дала. А мужчина уже потихоньку начал в себя приходить, а тут и «скорая» подъехала. Я поняла уже, что это был эпилептический припадок, но одно дело слышать, читать, другое – когда все это наглядно перед тобой разворачивается.

Врачи вокруг мужчины собрались, подняли его и из салона вывели. Я – за ними. А у него вид, как у пьяного: ноги подкашиваются, голова, видимо, кружится… Я врачам говорю: «Вы его домой отвезите, он же в ужасном состоянии!» А они отвечают, что им не положено, и у мужчины этого спрашивают, есть ли у него деньги на дорогу. Он им кивает, есть, мол, а видно же, что понять их не может…

Знаете, кричать хотелось! От безысходности: умирать на улице будешь – и не подойдет никто, а если и подойдет, то связываться не захочет».

История нашей читательницы закончилась благополучно для мужчины. Та самая женщина, что вызвала «скорую», вызвала и такси, отправив мужчину по названному им адресу.

ОБОШЛОСЬ…

Ежедневно врачи скорой помощи Шымкента принимают до 1500 вызовов
Операторы скорой помощи.

«А могло и не обойтись, – комментирует произошедшее Разия Калбаевна. – Приступ эпилепсии может быть единичным, а может быть и статусным, когда эпилептические припадки повторяются через очень короткий промежуток времени. Бригада «скорой помощи» обязана забрать больного, если он находится в общественном месте, отвезти в стационар и передать под наблюдение врачей. Это касается любых причин вызова. Если человек на улице, его не имеют права оставить. Не транспортировать пациента в больницу можно только на основании его письменного отказа! Наши врачи не забирают больных эпилепсией только из дома при условии, что пациент постоянно принимает препараты и следит за своим состоянием. В общественном транспорте случаи эпилептических приступов нередки, обострению болезни способствуют эмоциональные перегрузки, скученность народа, жара, духота или, наоборот, резкий холод. Сам приступ длится всего несколько минут, как правило, бригада приезжает уже к его завершению. Но после приступа больной чувствует себя очень плохо, наблюдается заторможенность сознания, и в таком состоянии врач не имеет права оставить больного на улице. Если кто-то из горожан столкнулся с отказом в транспортировке пациента из общественного места в стационар, нужно немедленно перезвонить диспетчеру по телефону 103. Нелишним будет озвучить свою жалобу и по телефону доверия 53-97-98. Мы разбираемся с каждым конкретным случаем. Вот и по этому звонку, если ваша читательница вспомнит дату и примерное время вызова, руководство станции примет меры по недопущению подобных случаев…»

КОГДА ЗАШКАЛИВАЕТ ГРАДУСНИК

«… Я вызвала ребенку «скорую помощь», у малыша высокая температура. По крайней мере, я была уверена, что 38 – это много. Но по «103» мне сказали, что бригада не приедет, а мой вызов переадресуют участковому врачу. Правда, наш педиатр пришла очень быстро, но кто дал право врачам «скорой помощи» не ехать по вызовам? И при какой температуре у ребенка мне ожидать приезда «скорой помощи»? Надо, чтобы сорок было?!»

«Вопрос о высоте температуры, при которой нужно вызывать «скорую помощь», говорит о плохой работе участковых педиатров, – поясняет заместитель главного врача станции. – Во многих случаях повышение температуры не главный повод для экстренной помощи. Мы работаем по системе ИВБДВ (интегрированное ведение болезней детского возраста), педиатры, соответственно, тоже. И в этой системе есть перечень общих признаков опасности, при которых, даже не дожидаясь повышения температуры у ребенка, «скорую» нужно вызывать незамедлительно! И каждый педиатр обязан донести до мамочек, имеющих малышей от ноля до пяти лет, этот перечень, хоть на стену в комнате наклеить, но донести!»

Ежедневно врачи скорой помощи Шымкента принимают до 1500 вызовов
Скорая помощь.

Общие признаки опасности – это тяжелые неспецифические признаки, которые не указывают на конкретное заболевание, но угрожают жизни ребенка. Общие признаки опасности прописаны четко и ясно. И первый касается младенцев. «Скорая помощь» приедет незамедлительно, если ребенок не может пить, сосать грудь или бутылочку без явных на то причин. Если у малыша заложен носик, нужно просто его прочистить, а не вызывать бригаду «скорой» подтереть сопли. В этом случае нужно вызвать на дом участкового педиатра.

Если у ребенка рвота после любой пищи или питья – еще один повод вызвать «скорую», неотложка приедет также, если у малыша были судороги, причем не обязательно ярко выраженные, детскую бригаду «скорой» вызвать нужно даже если вы заметили непривычные подергивания ручек-ножек, странную тряску, периодические подрагивания тельца. И не важно, повышена ли температура.

Если малыш летаргичен – еще один повод для экстренного вызова. Летаргичный ребенок сонлив и не активен даже в то время, когда он бодрствует. Он вялый и не проявляет интереса к происходящему вокруг. Часто ребенок не смотрит на свою мать или не смотрит на ваше лицо, когда вы говорите. Ребенок может уставиться в одну точку и не замечать происходящего вокруг него.

Поводом для оказания нетложной помощи будут затрудненное дыхание и хрипы.

Вызывать «скорую помощь» необходимо также при любых физических травмах.

Во всех остальных случаях, уважаемые родители, обращайтесь в поликлинику.

«У нас в Шымкенте сложилось несколько потребительское отношение к врачам «скорой помощи», – рассказывает Разия Калбаевна, – целый день ребенок кашляет и сопливит, мама не обращает внимания: ну, подпростыл, ну и ладно. Мер никаких не принимает, врача, как правило, на дом не вызывает. А к ночи у ребенка, понятное дело, поднимается температура. И наши мамочки считают, что, вызвав «скорую», они свой родительский долг выполнили! Такие вызовы в большинстве своем и перегружают работу станции. В соответствии с приказом Минздрава № 269 диспетчер имеет право переадресовать подобный вызов детской поликлинике. Наши диспетчеры об этом предупреждают, и люди вроде соглашаются с доводами, но потом жалуются…»

Из 74 бригад станции скорой помощи одиннадцать – детские. И почему-то именно от них родители ждут точной диагностики и назначений. Но детская «скорая» не обязана делать ни того, ни другого. Задача неотложных педиатров – оказать действенную скорую помощь и доставить ребенка в стационар, если это необходимо. «Скорая» – это не лечащий врач. Ни детский, ни взрослый.

Только за время нашей беседы, а прошло менее часа, диспетчеры станции приняли 54 вызова. И это был час затишья. Основная масса вызовов – признаки ОРЗ…

РЕЖИМ ОЖИДАНИЯ

Звонила в «скорую», но долго не брали трубку – так и не смогла дозвониться, а надо было срочно. Вызвали такси и поехали сами в больницу. А потом в газетах пишут, что в «скорой помощи» режим ожидания! Какой там режим! Просто идут гудки – и все. Нет, не занято, а как будто трубку не поднимают!

«Обязательно нужно дождаться ответа оператора! – поясняет Разия Калбаевна. – Некоторое время назад мы подключили услугу «Режим ожидания», о которой говорит ваша читательница. Но практически сразу на наших диспетчеров обрушился шквал жалоб. И звонящих можно понять с психологической точки зрения: вы набираете номер «скорой помощи», у вас все внутри дрожит от страха и тревоги за близкого человека, а вам в ответ: «пожалуйста, ждите, пожалуйста, ждите…», а потом еще и музычка оптимистичная начинает пиликать! Когда режим ожидания звонка установлен у вашего сотового оператора, например, все проходит спокойно, но на номере «скорой помощи» это очень раздражает – это, во-первых. Во-вторых, полноценный режим ожидания создает технические помехи в работе диспетчерской станции. Поэтому музыкальное и голосовое сопровождение вызова мы были вынуждены отключить. Но сама услуга осталась. И при таком количестве вызовов, как сейчас, просто нужно подождать – первый же освободившийся оператор обязательно возьмет трубку и примет вызов».

В случае вызова бригады «скорой помощи» необходимо учитывать и время разговора. Чем быстрее вы закончите – тем быстрее диспетчер «скорой» примет следующий звонок. А ведь мы зачастую в личной экстренной ситуации забываем даже свой собственный адрес. Что должен четко и кратко сказать вызывающий бригаду неотложки, прописано даже в постановлении правительства РК №1463 от 5 декабря 2011 года.

Гражданин, вызывающий скорую медицинскую помощь, сообщает следующие данные:

— фамилию, имя, отчество, возраст и пол пациента;

— краткие данные о состоянии пациента и обстоятельствах несчастного случая или заболевания;

— точный адрес, телефон, код двери подъезда, а также ориентировочные данные по проезду к месту нахождения пациента.

Вот на этом пункте чаще всего звонящие в «скорую» впадают в ступор. «Человек может всю жизнь жить по одному и тому же адресу, но указать точные координаты для него проблематично, – рассказывает заместитель главного врача. – Он визуально представляет, как пройти домой, но, будучи невнимательным, не обращает внимания на ориентиры. Особенно сложно в новостройках: часто пациенты даже улицы своей не знают, начинают нервничать, сердиться… В итоге не могут вспомнить элементарных вещей. И если в самом городе бригада в большинстве случаев найдет адрес по навигатору, то в новых районах сделать это довольно сложно. Удивительно, но раньше просьба встретить машину воспринималась совершенно спокойно, сегодня же подобная просьба вызывает массу негатива…»

ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ

Моя дочь получила направление в больницу. Врач сказала, что ей необходимо лечь на сохранение. Она на шестом месяце беременности и очень плохо себя чувствует. Мы позвонили в «скорую», чтобы ее отвезли в больницу, а то мало ли что по дороге может случиться, но получили отказ. А если у нее в дороге начнутся преждевременные роды? Кто будет нести ответственность? И куда пожаловаться?

«Если бы к нам на станцию позвонила участковый врач из гинекологии и сообщила о необходимости госпитализации и транспортировки до больницы под присмотром фельдшерской бригады, наши специалисты выехали бы незамедлительно. Такие случаи бывают, и часто. Мы забираем женщин даже из поликлиники, если ее состояние угрожает ее здоровью и здоровью и жизни будущего ребенка. Но, похоже, беременную направили на плановую госпитализацию, и она вполне могла добраться до стационара самостоятельно. А если родные переживают, то должны сопроводить ее до больницы», – ответила специалист.

Организация скорой медицинской помощи не обслуживает вызовы в случаях:

— не требующих экстренной и неотложной помощи;

— перевозки пострадавших, больных, беременных, не нуждающихся в экстренной организации;

— доставки больных домой из стационаров за исключением некоторых случаев;

— оказания консультативной помощи в медицинских организациях;

— освидетельствования и составления акта смерти.

«Скорая помощь» также не предоставляет письменные справки о вызове бригады СМП и заключения о диагнозе, выставленном бригадой неотложки. Но почему-то именно за этими документами на станцию скорой помощи часто обращаются пациенты. «Бригада «скорой помощи» всегда оставляет у пациента сигнальный листок для участкового терапевта, – поясняет врач, – так же мы передаем сведения о вызовах в поликлиники по месту жительства. Хотя после отъезда «скорой» можно и самостоятельно пригласить на дом участкового. Но в большинстве случаев врачи приходят навестить больного именно по нашим сведениям. В этом – вся ответственность пациента! А она должна быть. Без ответственности за себя и свое здоровье ни один врач не поможет, даже если он творит чудеса. И поразительно, что эта безответственность наблюдается у пациентов пожилого возраста. Бабушки и дедушки не принимают лекарства по назначению врача, причем делают это совершенно осознанно, говорят, что не помогает. Но отказ от препаратов не мешает им через день вызывать бригаду «скорой» – снизить давление…»

На курсах повышения квалификации, проходящих за рубежом, специалисты «скорой помощи» отмечают огромную пользу медицинских договоров и страховых полисов. В подобных договорах регламентируются обязанности не только врача, но и пациента. Тогда солидарная ответственность и приносит свои плоды. В Шымкенте, уверены медики «скорой», такие договоры пришлись бы очень кстати.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬСЯ

Мне нахамили, меня обидели, довели до сердечного приступа! Жалоб на врачей хоть отбавляй. Бывают случаи, когда пациент считает приехавшего на вызов доктора или фельдшера некомпетентным, о чем и спешит сообщить руководству станции скорой помощи…

«И правильно делают, – поддерживает желающих озвучить жалобы и предложения Разия Абытова. – Наша реакция на жалобы и критику – один из путей к совершенствованию нашей работы. Если наша служба не будет реагировать на недовольство больных, грош нам цена. Любая жалоба хоть в какой-то мере, но объективна: значит, на одном из этапов общения с пациентом его довели до жалобы. Даже когда начинаешь разбирать любой конкретный случай с больным, выясняется, что недовольство доктором не стопроцентное, как правило, так: «Нет, врач нормальный, все было хорошо, но вот в этом случае… вот он так сказал, вот он на это не обратил внимания… а в целом, нет, доктор хороший…» Мы предупреждаем наш персонал, наши бригады о необходимости быть предельно вежливыми – перед нами больной человек, ему сейчас плохо, и мы его единственная надежда. Он раздражителен, может, даже зол, но все поправимо. И опять же, небольшое обращение к жителям нашего города: мы работаем по принципу «пациент всегда прав», «хочешь вежливости – будь вежлив сам…»

Елена БОЯРШИНОВА

Обзор зарубежных публикаций

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять меня
avatar
2000
wpDiscuz