О чем попросили инвалиды ЮКО у прокурора области

Прокурор Южно-Казахстанской области Ибрагим Иманов пригласил 29 июля группу южноказахстанцев с ограниченными возможностями для обсуждения за «круглым столом» их насущных вопросов. Наверное, никогда ранее конференц-зал областной прокуратуры не вмещал одновременно столько инвалидов-колясочников. Присутствовали в зале и представители департаментов и управлений ЮКО, чья работа связана с оказанием государственных услуг этой категории граждан.

Прокуратура — главный надзорный орган страны, поэтому приглашение было обосновано 28 статьей Конституции РК, точнее тем, как эта статья выполняется в нашем регионе: «Гражданину Республики Казахстан гарантируется минимальный размер заработной платы и пенсии, социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и по иным законным основаниям».

Что попросили инвалиды Южного Казахстана у прокурора области

Статистика в целом печальная: в Южном Казахстане, число жителей которого составляет 2 миллиона 861 тысячу человек, насчитывается 117 тысяч инвалидов. Только за первые шесть месяцев 2016 года инвалидами в Южно-Казахстанской области признаны 5116 человек. И это только так называемые «первично признанные». В их числе инвалиды I-й группы — 443 человек, II-й группы — 2113, III-й группы — 1174 человек и 1386 ребенок-инвалид.

На что конкретно может рассчитывать инвалид от государства? В соответствии с постановлением правительства РК от 20 июля 2005 года № 754 «О некоторых вопросах реабилитации инвалидов», местными исполнительными органами согласно индивидуальной программе реабилитации (ИПР) инвалидам бесплатно, за счёт средств государственного заказа, предоставляются протезно-ортопедические изделия, сурдо- и тифло- средства, кресло-коляски, санаторно-курортное лечение и обеспечиваются обязательными гигиеническими средствами. Инвалидам первой группы предоставляются услуги индивидуального помощника, имеющим затруднение в передвижении. Более подробное разъяснение о том, что кому положено, каждый из инвалидов может получить в отделе занятости и социальных программ по месту жительства.

Только за четыре последних года финансирование, направленное на удовлетворение нужд инвалидов, в нашей области увеличилось в четыре раза: с 1,5 миллиардов тенге в 2012 году и до 6,2 миллиарда тенге в 2016 году.Деньги государственные, поэтому они требуют государственного контроля над их целевым использованием. В результате прокурорского надзора были выявлены те или иные нарушения, которые коснулись 4019 инвалидов (неоказание социальных услуг, недоступность объектов к посещению инвалидами и т. д.) и нарушение прав 467 детей-инвалидов (неполучение ими гигиенических средств и т.д.).

Есть пример, он типично наш, шымкентский. Трехлетнему мальчику-инвалиду 2-й группы Н. Алихану нужна была инвалидная коляска. Он получил коляску, только… взрослую. Заявление родителей ребенка с просьбой поменять взрослое инвалидное кресло на детское органами соцзащиты до сих пор не удовлетворено. А что возмущаться-то? Ничего вы не понимаете, может, это кресло на вырост?

По результатам проверок выявлены нарушения в расходовании 5 миллионов тенге, возбуждены 4 уголовных дела, еще по трем делам ведется расследование.
Слово было предоставлено и самим инвалидам. Поскольку выступали, или скажем так, наиболее активными в основном были инвалиды-колясочники, то и проблемы обозначенные ими были соответствующими — низкое качество инвалидных кресел, отсутствие запчастей к ним, отсутствие сервис-центров.

Наши чиновники, проводящие тендеры по госзакупкам, видимо из-за дефицита средств, почти всегда закупают такие инвалидные кресла, что их едва на год хватает. Куда нашим бедолагам до инвалидных кресел-трансформеров, которыми давно с комфортом пользуются их, скажем так, коллеги на Западе.

В числе вопросов — санаторно-курортное лечение. Порой из соцзащиты звонят и ставят перед фактом: «Собирайтесь, вам завтра (через день, три, в лучшем случае — через неделю) в санаторий!» Для работающего инвалида это проблема, ведь надо предупредить начальство, выполнить определенный объем работ и так далее.
Что меня по-хорошему поразило, так это просьбы молодых «колясочников» обеспечить их креслами, сидя в которых можно было бы… танцевать. Оказывается, наши молодые южане выезжают на встречи, соревнования в другие города Казахстана и там арендуют «танцевальные» кресла.

Что попросили инвалиды Южного Казахстана у прокурора области

Другого молодого человека интересовал вопрос: когда в Шымкенте начнут выделять деньги из бюджета на развитие паралимпийских видов спорта? Другая девушка заметила, что в органах соцзащиты даже не знают отличия в названиях «активное» и «полуактивное» кресло…

Очень настойчивый человек, приехавший из города Кентау, поставил перед прокурором четыре вопроса. К слову, он — инвалид третьей группы по зрению, зовут его Надир Арзуметов.

Первый вопрос. Для каждого инвалида разрабатывается индивидуальная программа реабилитации (ИПР). Напомню о том, что реабилитация инвалидов — это целая система медицинских, психологических, педагогических, социально-экономических мероприятий. Все они направлены на устранение или возможно более полную компенсацию ограничений жизнедеятельности, вызванных нарушением здоровья со стойким расстройством функций организма. Реабилитация инвалида включает в себя:
медицинскую реабилитацию, которая состоит из восстановительной терапии, реконструктивной хирургии, протезирования и ортезирования; профессиональную реабилитацию, состоящую из профессиональной ориентации, профобразования, профессионально-производственной адаптации, трудоустройства.
И, наконец, социальную реабилитацию, которая состоит из социально-средовой ориентации и социально-бытовой адаптации. То есть — это лечение, обучение и условия для реализации в обществе. Суть вопроса: кто должен нести ответственность за НЕВЫПОЛНЕНИЕ назначенной программы реабилитации?

Второй вопрос. Что можно требовать за невыполнение ИПР?

Третий вопрос. Кто должен контролировать выполнение ИПР?

Четвертый вопрос. Какая ответственность предусмотрена за невыполнение ИПР?

Вопросы, видимо, вызваны тем, что Надир Арзуметов — супруг инвалида 1-й группы. И он на деле знает, каково это, исполнение на практике индивидуальной программы реабилитации…

Подытоживая двухчасовое заседание за «круглым столом», прокурор ЮКО Ибрагим Иманов сказал,обращаясь к инвалидам: «Сегодняшняя наша встреча — первая. Уверяю вас, что в ходе следующей вы получите ответы на все поставленные сегодня вопросы. Пока нам необходимо некоторое время для их изучения. Главное — мы вас услышали!»

Обзор зарубежных публикаций

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять меня
avatar
2000
wpDiscuz