Николай Степанович и Нина Федоровна - за чаем можно обсудить все новости

Николай Степанович и Нина Федоровна - за чаем можно обсудить все новости

У этой по-настоящему счастливой пары – Николая Степановича и Нины Федоровны – не первый брак. Вместе они живут без малого 40 лет и давно поняли, что весь их предыдущий семейный опыт, по большому счету, был лишь подготовкой к этой их встрече, встрече с единственной любовью.
Того, как живут эти двое людей, какой искренней заботой и теплотой окружают друг друга, можно было бы пожелать многим из их поколения. Единственный минус их относительно поздней встречи – отсутствие совместных детей. Зато внуки, участие в их воспитании незаметно сделали младшее поколение общим, по-настоящему родным для обоих.
Разве не здорово, что сегодня, когда им уже под 80, они по-прежнему независимы от детей финансово, материально. Сами себе хозяева: планируют совместный отдых, поездки, покупки, словом – жизнь.
Еще одна редкая особенность этой пары – в ней работящи оба супруга. Обычно у нас как получается: мужчина работает сколько может, женщина – сколько надо. Здесь оба трудяги из трудяг, и идет это еще с детства, с военной поры. Тогда Николай Макогонов в селе Бурное, а Нина Шарамко (это ее девичья фамилия) в колхозе «Победа» Тюлькубасского района работали рядом со взрослыми, наравне с ними. После школы шли на огороды – копать, пропалывать, окучивать, поливать овощи. А летом и осенью с утра до позднего вечера собирали урожай в полях, огородах, садах и виноградниках. Сенокос, работа на ферме, в поле, на току – везде требовались руки, пускай почти детские. И никто не скулил, понимали, что и их труд приближает Победу, помогает отцам, сражающимся на фронте, добивать врага.
Это поколение было обречено вырасти трудоголиками. И пусть Николаю Степановичу довелось окончить только ГПТУ, курсы механизаторов, он все равно стал «профессором» рабочих специальностей. В его послужном списке работа в колхозе, служба в армии в Сибири, после чего трудился на ленгерской шахте. Когда ее закрыли, перешел работать в цех РФС фосфорного завода, оттуда и вышел на пенсию в 50 лет по «вредной сетке». Затем, уже в перестройку, работал в тепловых сетях, в котельной психдиспансера. Но потом грянул развал Союза, как следствие – задержки в выплате зарплат, сокращение рабочих мест. За свою жизнь он собственноручно построил два дома, которые служат до сих пор.

Самое дорогое - внимание и забота

…Нина Шарамко была более настойчива в получении образования – окончила ташкентский строительный институт. Когда она делилась воспоминаниями о годах этой учебы, у нее невольно задрожал голос. «У меня тогда была единственная пара обуви и тоненькое пальто. Родной дом далеко, так запросто и не съездишь. А, впрочем, дома денег тогда тоже не было, – признается Нина Федоровна. – За трудодни в колхозе расплачивались зерном. Чтобы добыть денег на дорогу или на что-нибудь еще, мы шли с ведрами и мешками фруктов и овощей на станцию «Тюлькубас». Там их продавали пассажирам останавливавшихся поездов». Во время учебы их каждый год на четыре месяца увозили на сбор хлопка – с сентября до Нового года. По возвращении в Ташкент усиленно догоняли учебную программу. Жили впроголодь, экономя на всем, что можно, всегда ходили пешком. А «мышечную массу» набирали дома, во время летних каникул. После учебы были пять лет целины.
Нина Федоровна стала хорошим специалистом. Профессионализм и ответственность – эти качества характера особо отличали ее по службе. Она сделала неплохую карьеру, дослужившись до начальника планового производственного отдела НИИ «Казгипрофосфор», а затем – начальника отдела в Чимкентском облкомхозе.
Выход на пенсию у этой пары совпал с начавшейся задержкой выплаты пенсии, которая перешла в хронику. Жить на что-то надо было, хотелось и детям помогать. Решили искать приработок. Начали с пошива домашних тапочек. Шили их из… старых советских школьных портфелей, чемоданов. На подклад пускали фетр, драп из распоротых старых же шляп и пальто. Тапочки получались удобными, прочными, мягкими. Но дохода не принесли – все ушли на подарки родным и друзьям. Заработок пришел чуть позже, когда Нина Федоровна и Николай Степанович стали шить-стегать одеяла из верблюжьей шерсти. За шерстью ездили аж в Сузак. Перебирали ее за городом, отделяя от колючек и навоза. Дома с помощью специальных приспособлений, чтобы не засорилась ванная, промывали ее. Затем обрабатывали дихлофосом, чтобы не заводилась моль. Сначала Нина Федоровна стегала на широком столе марлевое одеяло, затем – по желанию заказчика – «одевала» его в альпак (вид шелковой ткани), велюр или бархат. Одеяла получались легкими, теплыми и красивыми. Деньги, вырученные за них, помогли выстоять в тот трудный период, дальше стало чуть легче – и выплата пенсий нормализовалась.
Когда на рынке вижу, как пожилые люди прицениваются к продуктам, становится жаль их. Детство и юность – полуголодные, зрелость выпала на годы тотального дефицита, «блата», талонов, выход на пенсию – опять нужда. Им бы лучшей, более сытой доли… Но эта пара жалеть себя не дает. Они привыкли жить с запасом, заглядывая на месяц-другой вперед. С осени затариваются овощами, фруктами, чтоб не выходить на рынок в гололед, не прочь поставить домашнюю наливочку – вишневую, смородиновую, малиновую. Продукты покупают в основном на рынке, в супермаркетах бывают тоже, но редко, с удовольствием подмечая для себя, сколько ж они сэкономили.
Есть ли у этой пары секрет семейного счастья? «Терпение и труд – вот и весь секрет, – сказала Нина Федоровна. – Всегда в жизни гладко не бывает, да и идеальных людей нет. Надо уважать друг друга, а главное – уметь прощать. Вот и все».
Фарида ШАРАФУТДИНОВА, фото Тимура ДЖУМАБЕКОВА

Шымкент, газета «РАБАТ» №19 от 9.05.2012 г.