Бихромат калия, в простонародье "хуна", химикат повышенного класса опасности
Бихромат калия, в простонародье «хуна», — химикат повышенного класса опасности.

Все чаще в токсикологическое отделение Шымкента стали поступать дети со странными диагнозами: токсические гепатиты, острая почечная недостаточность, гемолиз крови. И все это на фоне обычного стоматита.

Врачи детских инфекционных отделений больниц области отправляют малышей в токсикологию, разводя руками, — поставить точный диагноз не представляется возможным. О таком супернародном средстве, как хуна, врачи узнали совершенно случайно. Коллега-токсиколог по семейным обстоятельствам перевелся в одну из районных больниц, где к нему и обратилась мама ребенка: помогите вы, а то моему ребенку что-то после хуны плохо стало…

Гульжан Блялова, врач-токсиколог: «В последние годы в нашей области случаи отравления хуной – довольно частое явление. В народе бытует мнение, что хуна – отличное эффективное средство для обработки детям ротовой полости при офтозных стоматитах. Такие стоматиты лечить сложно и долго, малыш очень страдает, родителям жалко. И тут под руку попадается какая-нибудь «знающая целительница», которая и рекомендует хуну. Эффект обещает стопроцентный. Могу сказать, что эффект действительно есть, язвочки подсыхают на глазах. Хуна на самом деле обладает прижигающим и ощелачивающим действием, не давая размножаться микрофлоре. Но эти свойства хуны никак не предназначены для человеческого организма, хуна – страшный яд, использующийся в химической промышленности».

Южноказахстанские мамы умудряются давать бихромат калия детям по собственной воле – народное средство, видите ли…

Хуна – бихромат калия, представляет из себя кристаллический порошок ядовито-оранжевого цвета. Бихромат калия, как и все хроматы, – вещество с высокой степенью токсичности. Выраженные окисляющие свойства позволяют отнести его к группе отравляющих веществ прижигающего действия. Токсические явления наступают после приема 0,05-0,08 г двухромокислого калия. Минимальная смертельная доза бихромата — 0,25 г. Повреждающий эффект может быть местным (при контакте с кожей, слизистыми оболочками, желудочно-кишечным трактом, легкими), так и общим, то есть в целом на организм при хронической интоксикации, за счет повреждения крови и ЦНС. При контакте с кожей может вызывать химический ожог, дерматит. При вдыхании аэрозоля происходят изъязвление и перфорация носовой перегородки, возможен химический ожог легких. При попадании в желудок, а он так или иначе попадает даже при вдыхании аэрозоля, – тяжелый гастроэнтерит вследствие химического ожога слизистой. Общетоксические эффекты: исхудание, головные боли, головокружение вплоть до шока и комы.

Как выяснилось, бихромат калия можно беспрепятственно купить на любом городском рынке. Первый же продавец нехитрого товара вроде глины в пакетиках, сушеных травок, оберегов и домашней мелочи тут же извлек из недр своей сумки пакетик с приметным ярко-оранжевым порошком. Цена приемлемая – 100 тенге. О свободной продаже смертельно ядовитого вещества говорили и токсикологи.

Гульжан Блялова, врач-токсиколог: «До того дошло, что наш главный врач лично обходил всех продавцов, объяснял им, что хуна – это яд, пытался припугнуть уголовной ответственностью, толку никакого. Мы к полицейским обращались, но нам ответили, что вещество не запрещенное, поэтому ни изъять, ни запретить продажу бихромата калия невозможно. И как аргумент: ведь уксусная эссенция тоже везде продается, а отравиться ею проще простого».

Гульжан Блялова всерьез опасается за жизнь многих малышей.

С 2010 года южноказахстанские токсикологи зарегистрировали несколько десятков отравлений хуной. В нескольких случаях дело закончилось гибелью ребенка. И это только официально зарегистрированные случаи. Тяжелых последствий и летальных исходов на самом деле намного больше. Сами токсикологи утверждают, что у врачей не возникает даже мысли узнать, чем родители травили своего ребенка – у нормального человека такой способ лечения не укладывается в голове. Работать с бихроматом калия можно только в респираторе и перчатках химзащиты.

Инфекционисты привели ужасающий пример: мама четверых детей из Сайрамского района возмущалась тем, что врачи не смогли помочь ее отравившемуся малышу. «Мазала, мажу и буду мазать, – говорила женщина, – других своих детей тоже лечила так, и живы все!» Да живы, но только благодаря высокому иммунитету. И неизвестно еще, что ждет ребенка впереди.

Гульжан Блялова, врач-токсиколог: «Из организма хуна не выводится, этот химикат накапливается в крови, в печени и почках. В дальнейшем развивается гемолиз крови, разлагается печень, повреждаются клубочки почек и слизистая мочевыводящих путей. Можно сказать, что родители сами делают ребенка инвалидом».

Врачи-токсикологи убедительно просят родителей не заниматься самолечением. Нет страшнее греха, чем убить собственного ребенка.