Айгуль и Гульнара со смертью своего родственника смирились, а вот казахстанские чиновники не могут поверить
Айгуль и Гульнара со смертью своего родственника смирились, а вот казахстанские чиновники не могут поверить
Айгуль и Гульнара со смертью своего родственника смирились, а вот казахстанские чиновники не могут поверить.

Казахстанец умер в Китае, а его семья не может получить документы. В декабре 43-летний Манас Султанов отправился в привычный рейс — повез шерсть в Китай. 16 декабря в районе 12 дня он позвонил супруге. Справился о детях, родственниках, сказал, что скоро поедет домой. Спустя несколько часов он умер. 20 декабря его похоронили на родине. Но отечественные чиновники признавать факт смерти отказываются.

Айгуль Афбагарову душат слезы. 16 декабря во время командировки в китайском городе Кульджа умер ее супруг Манас Султанов.

«Он позвонил, мы с ним поговорили. Все было хорошо. Но потом около двух часов ему стало плохо. Он снова позвонил, сказал, что чувствует себя не очень хорошо. У него гипертония, и в тот день давление поднялось. Потом еще раз позвонил. Сказал, чтобы я о детях заботилась, и просил простить его, если что. Он как будто прощался с нами», — рассказывает женщина и вытирает набегающие слезы.

Сестра Манаса Гульнара рассказывает, что из-за праздников долгих 4 дня тело брата не могли привезти на родину и предать

Китайская сторона свой документ, свидетельствующий о смерти гражданина Казахстана Манаса Султанова выдала, но в нашей стороне его действительным не признают
Китайская сторона свой документ, свидетельствующий о смерти гражданина Казахстана Манаса Султанова выдала, но в нашей стране его действительным не признают.

земле. Но на этом трудности семьи не закончились. Султановы до сих пор не могут доказать, что Манаса больше нет в живых. Китайская сторона свой документ, свидетельствующий о смерти гражданина Казахстана Манаса Султанова выдала, но в нашей стране его действительным не признают.

«Так как свидетельство о смерти на китайском языке, мы наняли переводчика, он перевел его на русский язык. Но нам в в ЦОНе сказали, что это свидетельство недействительно», — рассказывает Гульнара.

Смерть Манаса удостоверил участковый полицейский, но в городском отделе регистрации актов гражданского состояния в смерть Манаса Султанова не верят. Ведь в китайской справке не достает печати консульства.

«В этом случае здесь я не вижу штампа легализации, то есть этот документ не имеет никакой юридической силы в нашем государстве. Не выезжая за пределы государства, они должны были легализовать этот документ и только после этого привозить его к нам», — комментирует ситуацию начальник отдела ЗАГСа управления юстиции Жанета Уалиханова.

Правда, ехать за этой печатью придется в китайский Урумчи. Мать, оставшаяся с 4 детьми на руках, младшему из которых едва исполнилось 5 лет, и рада бы отправиться в дорогу, но где взять средства безработная женщина не знает. Между тем в казахстанском МИДе Айгуль пообещали помочь.

«Мы готовы оказать им содействие, консультативную помощь такого плана, чтобы она в соответствии с существующим законодательством все документы у нас здесь оформила… В жизни бывает всякое», — говорит пресс-секретарь МИДа РК Ильяс Омаров.

Теперь Айгуль надеется, что ехать в чужую страну ей не придется и документы, необходимые для получения того самого штампа, она сможет отправить хотя бы по электронной почте. Ведь в случае оформления всех документов в Казахстане смерть Манаса Султанова официально признают. А значит, детям начислят пособие по утере кормильца.

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=HshUeIkp0lE[/youtube]