15 февраля 1989 года из Афганистана был выведен последний советский солдат

15 февраля 1989 года из Афганистана был выведен последний советский солдат. С тех пор прошло 28 лет. Воины-интернационалисты, принимавшие участие в локальном конфликте, за эти годы пережили многое. От неприятия и обидных фраз «Не мы вас туда посылали» до уважения и признания их заслуг. Правда, признание это ничего особенного «афганцам», как они сами себя называют, не дало – ни льгот, ни достойных пособий. О проблемах, с которыми сталкиваются те, кто мог бы стать достойным примером для подрастающего поколения, мы поговорили с Председателем Союза ветеранов Афганистана и локальных войн Республики Казахстан Шарипбаем Утегеновым.

15 февраля 1989 года из Афганистана был выведен последний советский солдат15 февраля, по словам Шарипбая Абдумаликовича, дата, которую все афганцы воспринимают как День победы, и на то есть серьезные основания. «Мы все ждали этого дня, он для нас знаковый: закончилась война, не будет больше отправляться на родину из Афганистана «груз 200» – тела наших погибших ребят, – говорит Шарипбай Утегенов. – Для всех воинов-афганцев это – День победы. Мы отмечаем его, как день воинской славы, потому что все те, кто участвовал в боевых действиях в Афганистане, с честью выполнили свой воинский, интернациональный, конституционный и гражданский долг. Судить нас, воинов-интернационалистов, по той политике, которая была тогда, спорить о правильности или неправильности введения ограниченного контингента советских войск в Афганистан, неправильно. Мы были простыми солдатами, которым было приказано защищать интересы Родины за рубежом. Мы, простые солдаты и офицеры, воинский приказ выполнили, поэтому этот день вспоминаем, отмечаем, встречаемся, поэтому для нас это очень знаменательный день».

Шарипбай Утегенов.

ПРОСТО ДОЛГ, БЕЗ ПАФОСА
«Ребята, присягавшие на верность своей стране, остались верными клятве, как бы пафосно это ни звучало», – продолжает Шарипбай Утегенов. – В 1982 году, когда в Чимкенте формировалась 17-я и 18-я команды, уже были слухи, что они, скорее всего, идут в Афганистан. Но мы-то в то время были еще детьми, нам было по 18-19 лет. Мы это воспринимали не так серьезно. Да, были и те, кто добровольно шел служить в Афганистан. А сейчас, по прошествии времени, начинаем говорить о высоких чувствах, патриотизме… Иногда это слишком пафосно бывает… Мы туда шли просто исполнять свой воинский интернациональный долг. Конечно, мы принимали присягу, мы клялись защищать интересы Родины, присягали на верность народу тогда еще нашей общей Родины, и мы, я считаю, до конца выполнили свой долг».

ВМЕШАЛАСЬ ПОЛИТИКА
Единственная структура, которая сохранила все интернациональные связи после распада Союза, это объединение Союза ветеранов-участников боевых действий в Афганистане. Правда, политические конфликты, разразившиеся между некоторыми бывшими братскими республиками и здесь внесли свои коррективы, и это очень плохо, говорит Шарипбай Абдималикович. «Мы до сих пор общаемся. И для меня большая честь бывать и в России, и в Украине, и в Молдавии, в общем во всех бывших союзных республиках, – признается он. – У нас сохранились братские чувства интернационализма. Мы всегда с волнением ожидаем встречи друг с другом. Конечно, есть сейчас республики, между которыми натянутые отношения, бывает, что их представители не приезжают друг к другу, когда мы проводим форумы. И в этом смысле Казахстан – единственная братская республика, которая устраивает всех. Когда мы проводим встречи или форумы, приезжают все. Я думаю, это благодаря мудрой политике нашего президента».

ПРОБЛЕМЫ НЕ МЕНЯЮТСЯ
Жилье, уровень госпособий и реабилитация – вот главные проблемы, которые сегодня волнуют председателя ветеранской организации. По словам Шарипбая Утегенова, в ходе встреч с чиновниками разного уровня удается добиться взаимопонимания. Вот только в документах, увы, это никак не отражается, а потому ситуация остается без изменений. «Многие наши ребята не могут пройти полноценного лечения в центрах реабилитации. В Казахстане всего два госпиталя – в Астане и в Алматы, – рассказывает Шарипбай Абдумаликович. – В Астане был большой госпиталь, но в нем сократили половину койко-мест. В результате дефицит мест стал еще больше. Между тем, каждый афганец должен проходить ежегодное лечение, независимо от того, получил он во время войны ранение или нет. Это была зона повышенной эпидемической опасности, там было много заболеваний: и тиф, и малярия, и гепатитные заболевания. Поэтому каждый год они должны проходить и обследование, и лечение в госпиталях. Но в силу того, что эти госпитали не могут принять всех, приходится нашим ребятам по 5-10 лет ждать, когда же наступит их очередь, чтобы пройти полноценное лечение. Мы неоднократно поднимали эти вопросы в министерстве здравоохранения, и в правительство писали. Последняя наша встреча была с министром тогда еще здравоохранения и соцразвития Тамарой Дуйсеновной, когда мы в очередной раз подняли вопрос о строительстве еще одного госпиталя. Это было принято во внимание…

Вторая больная тема – спецгоспособия. И, хотя размеры госпособий с нового года повышаются, наших афганцев это, к сожалению, не коснулось никак. А тех спецгоспособий, которые они сейчас получают, никак не хватает на достойную жизнь. А ведь это заслуженные люди, которые имеют право жить нормально.
Многие наши ребята до сих пор без жилья, вынуждены снимать квартиры. Между тем, недавно я узнал, что в очереди на получение квартиры стоят двое участников Великой Отечественной войны. Я думаю, что это, даже может быть немного цинично. Мы ведь сейчас открыты миру и посредством интернета можно в любой момент узнать о нашем государстве, и иностранцы, которые пройдут по ссылке, наверное, удивятся. Война для них – это вторая мировая война, завершилась 70 с лишним лет назад, а в очереди стоят два человека, которые, оказывается, еще не получили жилья. И что они будут думать о нашем государстве? Вообще понятие «льготная очередь на получение жилья для ветеранов ВОВ» надо исключить из нормы, надо этот вопрос просто решить и все. Не объявляя, не афишируя, не принимая никаких законов. Просто решить надо и все. В этой очереди должны стоять ветераны войны в Афганистане и других локальных войн и конфликтов. Но то, что в этой очереди до сих пор стоят участники ВОВ – это уже, наверное, неправильно и неблагодарно по отношению к подвигу наших отцов и дедов.

Закон о жилищных отношениях был несовершенен, и это признали наши депутаты. Афганцев в льготную очередь не ставят – только тех, кто социально уязвим. То есть доход семьи не должен превышать 70000 тенге. Если у тебя зарплата 80000 тенге, в очередь на жилье тебя не поставят. Мы надеемся, что будут внесены изменения и дополнения в Закон о жилищных отношениях, и афганцев уберут из категории «социально уязвимые» и сделают для них отдельную категорию, например, «приравненные к участникам ВОВ», как это было когда-то. Мы не считаем себя социально уязвимыми, это обижает. Ветераны – это заслуженные люди. Почему герои, воины-казахстанцы, должны быть социально уязвимыми, а не заслуженными людьми?»

О ПАТРИОТИЗМЕ И МОЛОДОМ ПОКОЛЕНИИ

15 февраля 1989 года из Афганистана был выведен последний советский солдатО патриотическом воспитании молодежи Шарипбай Утегенов говорит, скорее, с горечью. Молодежь учится на реальных примерах, говорит воин-интернационалист, а сейчас примеры, увы, не вдохновляющие: «Как можно воспитывать патриотизм в наших ребятах, если кавалер орденов Красной Звезды и Боевого Красного Знамени стоит на базаре и продает какие-то вещи?! Какой это пример для молодежи? На чем мы ее должны воспитывать? Что она должна думать об отношении государства к воинам-интернационалистам?
Мы считаем себя патриотами. Я всегда говорил, что высшее проявление патриотизма – это защита Родины с оружием в руках, и наши афганцы это доказали, своей воинской службой, своей жизнью. И сейчас они ведут работу по воспитанию патриотизма среди молодежи, проводят встречи в школах, колледжах, вузах, воинских частях с призывниками и говорят о том, что такое мир, что такое война, что необходимо ценить то, что мы сейчас имеем в Казахстане. И афганцы прикладывают все свои усилия, чтобы сохранить этот мир, благополучие и стабильность в нашем государстве. А если вдруг придется вновь встать в строй, конечно, мы будем впереди, если надо с оружием пойдем защищать нашу страну, наших людей». Для любого солдата и патриота это нормально, считает Шарипбай Утегенов.

Саида ТУРСУМЕТОВА