Герчио В.Г.

За полмесяца до 72-летия Победы в Шымкенте осталось всего 120 участников Великой Отечественной войны. «Их у нас было бы еще меньше, просто из аулов в Шымкент своих престарелых родителей перевозят дети, давно ставшие горожанами», – пояснил председатель совета ветеранов города Шымкента Исамудин Рысбай.

Время, действительно, неумолимо… Успеть бы вдоволь пообщаться с оставшимися ветеранами войны. Они сегодня большей частью не выходят за порог своих домов, а потому принимают гостей у себя. На днях я побывала в доме одного из фронтовиков Шымкента – Василия Георгиевича Герчио.

Под надзором дочери

Не струсил, не предал, защитил...
В.Г. Герчио.

Пока искала дом ветерана – улица Жаркинбекова (бывшая Парковая), 16а, слегка заблудилась. Но благодаря этому сделала свое маленькое открытие – на расстоянии буквально пары сотен метров в соседних домах живут три ветерана войны! А еще говорят, поселок свинцевиков экологически неблагополучен. Судя по ветеранам-долгожителям, вовсе нет… И слава богу!

Еще два года назад Василий Герчио принимал участие в праздновании 70-летия Победы. В сопровождении дочери Ольги и зятя Бориса был на Мемориале Славы, вместе с другими ветеранами принимал поздравления у обелиска. А вот теперь фронтовик заметно сдал – ранения в позвоночник дали-таки о себе знать. Ну и возраст тоже берет свое – шутка ли, в июне Василию Георгиевичу «стукнет» 97 годков.

Спрашиваю у дочери ветерана, как складывается его день?

«Примерно в десять утра подъем, водные процедуры, завтрак. Он с удовольствием сам делает гимнастику, – рассказывает Ольга. – Но, увы, слышать стал плохо, приходится по несколько раз громко повторять ему сказанное. Самостоятельно, с помощью одного костыля, передвигается по квартире, какие-то контуры все-таки еще видит. Но все равно, когда ненадолго выхожу из дома, очень прошу отца просто сидеть в кресле или лечь в кровать. Не всегда слушается, вставал без меня и уже несколько раз падал. К счастью, без вывихов-переломов. Я так боюсь этого… Он же высоченный и тяжелый, я его с трудом поднимаю».

В.Г. Герчио.

Смотрит ли телевизор? Нет, уже нет. Просто молча сидит. В обеденное время кормлю его. В еде абсолютно не привередлив, без капризов. Готовлю еду диетическую, все тертое да на пару. Кефир, творог, фрукты – все это подаю ему, ест с удовольствием. После обеда он также просто сидит в кресле. В погожие дни усаживаю его в кресло в палисадничке, греется на солнышке. Сидит, дремлет, может, думает о чем, вспоминает. Нет-нет, да иногда вскрикивает. Спрашиваю, что беспокоит, отвечает, то табун лошадей, якобы, рядом проскакал, а то в атаку однополчан зовет…

После ужина, часов в девять укладываю его спать. Чтобы не замерз, отопление-то отключили, включаю в его комнате обогреватель. А на протяжении всего дня выполняю назначения врача, даю отцу по часам лекарства. Не знаю, может некоторые из них дают эффект галлюцинаций… Вот так и живем».

Ольга всю свою нынешнюю жизнь наполнила заботами об отце, благо сама на пенсию вышла. Отец побрит-пострижен. Постельное белье и сама комната ветерана в идеальном состоянии. С учетом возрастных урологических проблем фронтовика – это сродни подвигу дочери. А у самой великое горе – полгода назад умер любимый супруг Борис. Он очень был дружен с тестем, возился с ним, купал, вывозил на природу, был идеальным собеседником для него, почти что сын. Но, такова судьба…

В.Г.ГерчиоДля Ольги самая непривычная немощь отца – потеря зрения.

«Он ведь стрелок! У него с войны на всю жизнь остался особый прищур глаз, – поясняет Ольга. – Его меткость и бесстрашие удивляли однополчан».

Да, толковые стрелки на войне на вес золота. Про Василия Герчио говорили, что он на фронте был незримым, как воздух, и беззвучным, как тень. Подкрадывался к врагу незаметно, уничтожал фашистов наверняка. Осечек не было. После умения толково стрелять главное на войне – наличие боеприпасов, пуль. Без них ты сам – просто мишень для врага.

Награды В.Г.ГерчиоСвои самые значимые боевые награды Василий Георгиевич получил именно за боеобеспечение части. Вот выписки только из двух наградных листов.

Лист первый, датирован 28 июля 1941 года. Обратите внимание, шел только второй месяц войны… «Герчио Василий Георгиевич. Звание: старший сержант. В РККА с 15.09.1940 года. Место призыва: Чимкентский РВК, Казахская ССР, Южно-Казахстанская обл. Представлен к медали «За отвагу».

Подвиг: старший сержант Герчио В. Г., работая командиром отделения боепитания батальона с 1942 года, участвуя в неоднократных боях, показал себя смелым, мужественным и инициативным командиром. В трудные минуты боя, под ураганным артиллеристско-минометным и пулеметным огнем противника, Герчио лично доставлял боеприпасы непосредственно в боевые порядки. Во время боя у деревни Жайвари-Кирики Нарвского района с 21 по 26 июля 1944 года, Герчио на себе, по болотам, под огнем противника поднес к огневым позициям минометной роты 50 ящиков мин, чем обеспечил интенсивность огня во время артподготовки.

За период этих же боев Герчио лично вынес с нейтральной зоны под ураганным пулеметным огнем противника: винтовок – 40, автоматов – 26, ручных пулеметов – 4 и станковых пулеметов 4 штуки. За проявленную в боях храбрость, мужество и отвагу, Герчио представлен к награде».

Еще один наградной лист. «Герчио Василий Георгиевич, 1920 г.р. Звание: ефрейтор.
В РККА с 15.09.1940 года. Место призыва: Чимкентский РВК, Казахская ССР, Южно-Казахстанская обл. Место службы: 328 сп 48 сд 2 уд. Ленинградский фронт. Дата подвига: 17.03.1944 года. № записи: 30739289.

Медали В.Г.ГерчиоМедаль «За боевые заслуги». Подвиг: тов. Герчио в период боев с 14 января 1944 года показал себя храбрым, находчивым и решительным командиром. Бесперебойно снабжал боеприпасами подразделения 1-го стрелкового батальона. В трудных условиях, когда противник вел непрерывный артиллерийский и минометный огонь по путям подхода, тов. Герчио, не считаясь с этим, находил пути подхода и непосредственно в боевые порядки доставил необходимое количество боеприпасов. Во время боя 17.03.1944 года тов. Герчио вынес с нейтральной полосы два станковых пулемета, 17 винтовок и 5 автоматов».

Всего же у Василия Герчио 8 наград, полученных в годы войны. Орден хоть и один, но какой – Отечественной войны II-й степени! Медали: «За оборону Ленинграда», «За отвагу», две медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией». Плюс значки – «отличный пулеметчик» и гвардейский. Очень дорога ветерану медаль маршала Советского Союза Георгия Жукова.

Насквозь казахстанский

Интересно узнать, откуда столь необычная для этих мест фамилия – Герчио? Ольга поясняет, доподлинно известно, что родители отца, то есть ее дед с бабкой, родом из села Новая Кобуска Бессарабского района Молдавии. В 1909 году они переехали в казахское село Кумай, теперь это Карагандинская область. Занимались крестьянством. Через пять лет семья переселилась в Байконурские каменно-угольные копи. Там в Байконуре, 15 июля 1920 года, и родился Василий.

Позднее семья переехала в Чимкент. Василий закончил четыре класса школы №5 в поселке свинцевиков. В 1938 году пошел работать в механический цех свинцового завода. Первое время работал разнорабочим, затем освоил токарное мастерство. В октябре 1940 года был призван в армию, служил в Московском военном округе. Когда демобилизовался, то в вагоне поезда по пути домой его настигло известие о начале войны, которую через десять дней назовут «Великой Отечественной». Развернувшись прямо с вокзала, демобилизованный солдат отправился в военкомат.

К слову, в семье Герчио воевали все братья и сестры. Брат Юрий был летчиком. Сестра Анна – снайпером, дошла до Берлина. Сестра Христиния (звала себя Ритой) – фельдшером в военном прифронтовом госпитале. Стрелку Герчио в военкомате были рады, его сразу направили на Ленинградский фронт, где он стал служить рядовым 328 стрелкового полка 48 стрелковой дивизии. С августа по май 1945 года воевал во втором Прибалтийском фронте, командиром отделения боепитания 528 стрелкового полка 43 стрелковой дивизии. Уже после объявления Победы – с мая 1945 по июль 1946 года – Василий Герчио разминировал новгородские степи. Закончил ратную карьеру в должности командира расчета 65-го Гвардейского стрелкового полка.

После возвращения домой в Чимкент в июле 1946 года фронтовик из-за ранений не работал, лишь в ноябре он вновь встал за токарный станок на родном заводе. Тогда же он и женился на Татьяне Власовой, девушке, тоже прошедшей дорогами войны.

Как невесту, Таню Василию рекомендовала его старшая сестра Рита, работавшая с ней в прифронтовых госпиталях. В войну бывало всякое, а Татьяна, по словам Риты, была «молодец». У пары родились две дочери, сначала в 1948 году Оля, спустя 12 лет – Лена. В 1951 году Герчио перешел в заводской отдел ОТК. Но спустя семь лет был выбит из строя – боли в позвоночнике усилились настолько, что он больше лежал в госпиталях, чем работал.

В марте 1962 года фронтовику присвоили первую группу инвалидности. Оля вспоминает, как она с родителями в 50-е годы ездила в Сталинабад (так до 1961 года назывался Душанбе), а затем в военный госпиталь, расположенный в горах Таджикистана, и видела там покалеченных в войну солдат.

«В госпитале были и такие люди, у которых «живыми» были только голова и корпус тела – без обеих рук и ног, – рассказывает Оля. – Но это были наши советские бойцы, герои, по которым война беспощадно «прошлась» и в прямом, и переносном смыслах. Помню, как одна из санитарок сказала нам, что у некоторых есть семьи, но они сами не дают им знать о себе. Не хотят быть им в обузу…»

Василий Георгиевич тоже не хотел быть обузой и содержать семью на пенсию инвалида. Десять лет он проработал контролером дворца металлургов свинцового завода, затем сапожником быткомбината ЧСЗ, упаковщиком рафинировочного цеха свинцового завода. На пенсию его провожали в марте 1981 года, тогда он работал на заводе каменщиком-печником.

А в сентябре 2001 года Василий Георгиевич овдовел. Сейчас он полностью находится на попечении старшей дочери, младшая поддерживает их из Израиля, куда вслед за мужем уехала в годы перестройки.

Если подытожить, то жизнь Василия Герчио удалась. Расплатился в этой жизни за все мыслимые и немыслимые долги – сыновний, ратный, трудовой, супружеский, отцовский, человеческий, какие там есть еще долги-обязательства. Не струсил, не предал, защитил. И за все это – низкий поклон ветерану…

Фарида ШАРАФУТДИНОВА