Трасса

Погибли, сгорели, перевернулись, пострадали – страшные сообщения об авариях из Актюбинской области приходят регулярно. В том числе и к нам на юг. Об этом участке автодороги М-32 несколько десятков лет ходят самые ужасные слухи. Правда, слухами их назвать трудно – опасный участок еще в советское время дальнобойщики называли не иначе как «Долина смерти».

Дорога на Иргиз всегда считалась опасной для передвижения – ямы, канавы, нет ни СТО, ни гостиницы. Собственно, и не дорога это вовсе – сеть тропинок по пустыне.

Прошел Иргиз, значит, получил боевое крещение, рассказывают дальнобои. Даже опытные водители никогда не ездили здесь в одиночку – застряв летом, можно расплавиться от неимоверной жары в +45, заглохнув зимой в -45 – замерзнуть в считанные часы.

На Иргизе рыскали бандиты – если фура идет в одиночку, шансов, что она пропадет без вести, было очень много. Недобрая слава об Иргизе гуляла по всей тогда огромной стране.

Иргиз «Трасса: Чимкент — Туркестан — Кызылорда — Аральск — Иргиз — Актюбинск — Уральск — Куйбышев. Участок дороги от Аральска до Иргиза тогда назывался «Долина смерти». Отрезок этот был не маленький 220 километров сплошного бездорожья, да и другие участки дороги не очень сладкие были.

Возвращались мы оттуда обмороженные, обгоревшие, но счастливые, что преодолели этот суровый путь. Некоторым не повезло. Некоторые ребята там остались навсегда. Некоторые оставили там свои поломанные машины, спасая себя – таких я никогда не винил, но никогда и не уважал.

В те годы, узнав, что дальнобойщик прошел на своем автопоезде через Иргиз, особенно зимой, и благополучно вернулся в свой родной гараж, бывалые коллеги, вполне заслуженно, смотрели на него с большим уважением», – отрывок из книги «Профессия дальнобойщик» Николая Нагих.

«Да, есть что вспомнить… Собираюсь как-нибудь об этом написать повесть, ведь мне довелось преодолевать эту трассу не один раз и знойным летом, и зимой в лютые морозы…» – рассказывает украинский (сегодня) водитель Николай Нагих.

Книга «Профессия дальнобойщик» была написана еще в 2006 году. Все события реальны. А трассе в Актюбинской области посвящена целая глава.

Кстати, в 2008 году начался ремонт участка в Актюбинской области, на котором никогда раньше не было асфальта. Дорога на Иргиз вошла в транзитный коридор международного значения «Западная Европа – Западный Китай».

Сегодня это асфальтированная трасса с магазинами, кафе и кемпингами… Которая продолжает забирать своих жертв.

Автобус18 января на автодороге Самара-Шымкент в Актюбинской области сгорел автобус, погибли 52 гражданина Узбекистана. Возгорание автобуса произошло на трассе Самара-Шымкент в 10 километрах от поселка Калыбай в 320 километрах от Актобе.
Автобус застрял на трассе неподалеку от того самого Иргиза из-за поломки. По информации министра внутренних дел Калмуханбета Касымова, установлено, что автобус прекратил движение из-за технической неисправности на 1068-м километре автотрассы Шымкент – Самара.

«Не сообщив об этом в экстренные службы, не приняв меры по обеспечению безопасности пассажиров, водители автобуса с помощью зажженной паяльной лампы стали обогревать салон транспортного средства, где из-за разлитого по неосторожности бензина в открытой емкости произошел пожар», – рассказал министр.

21 января в 21.20 часов в дежурную часть поступило сообщение о том, что в 21.05 часов на 1052-м километре автодороги Самара – Шымкент вблизи поселка Калыбай Иргизского района Актюбинской области из-за замерзшей тормозной системы сломался автобус марки MAN, следовавший из Шымкента в Уфу. Из сломанного автобуса эвакуировали 56 пассажиров, шесть из которых граждане Республики Казахстан, два гражданина Российской Федерации, остальные 48 – граждане Республики Узбекистан. Среди них женщины и дети. Эвакуированных временно разместили в пункте обогрева.

1 марта тревожный звонок на номер службы спасения «112» поступил из Кобдинского района Актюбинской области. О помощи взывали пассажиры, следовавшие из российской Самары в Шымкент. Из-за технической поломки автобус «Сетра» на длительное время застрял на трассе «Самара-Шымкент». Пассажиры, граждане Узбекистана, оказались в бедственном положении и рисковали замерзнуть.

Сотрудники службы пожаротушения и аварийно-спасательных работ поспешили на автотрассу, чтобы помочь людям. В итоге 21 пассажир из Узбекистана был доставлен в пункт обогрева в районном центре. К счастью, медицинская помощь путешественникам не понадобилась.

Точно такая же история на трассе «Самара-Шымкент» случилась ровно за неделю до этого – 22 февраля. Тогда сотрудники службы пожаротушения и аварийно-спасательных работ доставили 8 граждан Узбекистана в пункт обогрева в Актобе.

Горят, замерзают, ломаются и… продолжают ехать. Почему?

«Напрочь исчезло чувство страха у людей, – продолжает мою мысль Николай Нагих. – Никогда в Актюбинской области, на этом проклятом Иргизе никто не ездил в одиночку! У нас в интернете есть сообщество дальнобоев, мы уже почти все пенсионеры. Отслеживаем происшествия, анализируем ситуацию. Читали, что сегодня у вас в Казахстане можно сразу позвонить на экстренный номер и помощь прибудет. Это хорошо. Только пока приедут спасатели… Чаще всего помощь нужна сию минуту – здесь и сейчас. Если бы автобус тот в январе шел не один, удалось бы избежать жертв. Они несколько часов стояли на трассе – ведь обогреваться стали не сразу…»

Николай Федорович рассказывает, что раньше у дальнобоев, неважно, фуру ты «тянешь» или автобус, были другие правила. Никто и никогда не оставался в салоне или в кабине.

«…Двигатель сожрал литра два масла и не перегревался лишь потому, что была зима. Ямы по колено заставляли водителей КамАЗов выруливать в сторону от «дороги», что приводило к еще худшим последствиям. Вдоль трассы стояли КамАЗы совсем без колес, всю резину водители уже сожгли и теперь спасались от холода в «домиках», построенных из ящиков с промерзшими насквозь помидорами. Такая вот была картина моего первого появления в Актюбинской области», – из книги Николая Нагих.

«Покрышки жги, но на улице. Сгореть можно, а можно и угореть, если будешь отапливать кабину подручными средствами, – говорит водитель с 40-летним стажем. – А сегодня поветрие какое-то массовое – полчаса за рулем и уже ас. Правилами пренебрегают, старших не слушают. Да и не учат у вас нигде… И у нас не учат, так и садятся за руль дилетанты. А ведь их не так много – междугородних перевозчиков, но как речь заходит о личной ответственности проверяющих – все отпрыгивают. Думаю, что и у вас в Казахстане также…»

По мнению водителя-профессионала, трасса не расстанется с именем «Долина смерти», пока у наших водителей низкая культура вождения и правовая недисциплинированность, пока в норме беспечность пассажирских и грузовых перевозчиков, больше заботящихся о прибыли, чем о безопасности.

«А вы спросите у ваших водителей, кто-нибудь из них знает слово «перемёт*»? А если знает, то почему везет людей в 200-метровые перемёты, которыми славится трасса в Актюбинской области? Это же смерть. После такого перемёта жизнь дальнобойщика делится на до и после. О чем думали ваши водители, когда туда, на верную смерть повезли людей. Обойдется?..» – спрашивает Николай Федорович.

…5 марта в восемь утра на трассе «Самара-Шымкент» в районе поселка Олке Актюбинской области Казахстана в результате столкновения автомобилей КамАЗ и Оpel Astra, следовавшего по маршруту Санкт-Петербург – Ташкент, погибли два человека – граждане Узбекистана, уроженцы Андижанской области.

Сколько еще жертв соберет эта Долина смерти…

Елена Бояршинова по материалам из открытых источников

*При достаточном разгоне, на открытых пространствах, особенно в степной зоне, обычная позёмка образует на дорогах снежные перемёты. Перемёт – снег, передвигаемый ветром и лежащий полосами поперек дороги. Блокирует движение транспорта.