Водоохранная зона в ЮКО

Представьте наш Южный Казахстан лет этак… через 10. Солнечные выходные – и вы решили отправиться в горы на пикник. После непродолжительных сборов выезжаете в одно из ущелий, надеясь обосноваться под каким-нибудь деревцем на берегу реки. Но в последний момент понимаете, что отдохнуть у речки не получится – все берега, включая прибрежную или водоохранную зону, застроены.

Да нет, такое невозможно – хотите воскликнуть вы? Не торопитесь. Прецедент уже есть – в Сайрамсу предприимчивый шымкентец «прихватизировал» не только берег, но и целый участок реки Сайрамсу. А чтобы ни у кого не возникало желания бродить по его владениям, огородил их мини-китайской стеной из шлакоблока.

Меирхан Мерманкулов обратился в нашу редакцию с необычным вопросом – вам не хотелось бы сегодня сделать кое-что, чем вы будете гордиться завтра? Не хотите побороться за нашу природу, за то, какое наследие мы оставим нашим детям и внукам?

«Я сам живу в Астане и Алматы. По специальности юрист и уже много лет как живу на два города. Я сам работал в правоохранительных органах, и на территории ЮКО в том числе. Сейчас на пенсии, но продолжаю работать. А еще, я посадил сад в Толебийском районе, в ущелье Сайрамсу. Сам я выходец из этих мест. Вот и захотелось сделать что-то хорошее. Оставить после себя такую память», – рассказывает Меирхан Мерманкулов.

А чтобы в ущелье было как можно больше деревьев, в низине, поближе к реке, он высадил сосны и березы. Вот тут стоит отметить, что участок, на котором высадил деревья, площадью без малого гектар, Меирхан ага получил под озеленение еще в 2004 году. Саженцы привез из алматинского питомника. И так радовался, что молодые деревца не просто прижились, а акклиматизировались и пошли в рост.

«Я хотел, чтобы здесь появился хвойный лес. Согласитесь, как было бы и красиво, и для здоровья полезно. Да и здесь, в ущелье, хвойным было бы очень хорошо. А так как мне очень нравятся березы – такие нежные деревья, я высадил 44 березы», – вспоминает аксакал.

Меирхан ага часто навещал своих подрастающих подопечных, любил разговаривать с деревцами. Говорит, каждое из них, как живое, словно радовалось его приезду, а березки приветствовали его нежным шелестом молодой листвы. Но в один из приездов в Сайрамсу Меирхан ага был ошарашен – там, где еще вчера росли молоденькие сосны и березы, кто-то начал огораживать землю длинным забором из шлакоблока.

«Я как увидел эти деревья с корнем вырванные, не представляете, что со мной было. Я бросился к строителям, говорю: да что же вы делаете! Здесь же деревья росли! А они мне – земля, мол, частная, а мы строим зону отдыха», – продолжает Меирхан ага.

По его словам первое, что он сделал, связался с акиматом района. Но в ответ услышал – да, земля продана в частную собственность.

«Я выяснил. Земля на тот момент принадлежала далеко не последнему работнику правоохранительных органов – он занимал серьезный пост в структуре ДВД ЮКО. И выдана была под пастбище. Понятно, что зона отдыха с пастбищем ну никак не соотносится. Я обратился с заявлениями и в правоохранительные, и в надзорные органы, есть решение суда от 2007 года, по которому владелец обязан снести строение и перенести свой забор и дом за водоохранную зону.

Что меня возмутило больше всего, такое наглое попрание закона, ведь и в земельном и в водном кодексах говорится, что любое строительство на территории водоохранных зон запрещено. А у нас в Сайрамсу эта территория составляет по 35 метров с обоих берегов. И все это продолжается до сих пор. Я одного понять не могу – с каких это пор у нас можно отдельным лицам плевать на решение суда?» – говорит Меирхан ага.

А теперь самое интересное. Хотите знать, сколько в 2006 году стоил участок земли площадью в 1 га в Сайрамсу?

Нам в руки попался любопытнейший документ «Решение о продаже земельного участка ТОО «Женис». Согласно документу, земельный участок в Сайрамсу сельского округа Коксаек Толебийского района площадью 1 га был продан за 132 тысячи тенге (!). Решение подписано Мухитом Алиевым, который с февраля по октябрь 2006 года возглавлял акимат Толебийского района.

Акимат Толебийского района, продавая землю в водоохранной полосе, грубо нарушил закон, так как согласно статьи 125 Водного кодекса Республики Казахстан в пределах водоохранных полос не допускается:

1) хозяйственная и иная деятельность, ухудшающая качественное и гидрологическое состояние (загрязнение, засорение, истощение) водных объектов;

2) строительство и эксплуатация зданий и сооружений, за исключением водохозяйственных и водозаборных сооружений и их коммуникаций, мостов, мостовых сооружений, причалов, портов, пирсов и иных объектов транспортной инфраструктуры, связанных с деятельностью водного транспорта, объектов по использованию возобновляемых источников энергии (гидродинамической энергии воды), а также рекреационных зон на водном объекте;

3) предоставление земельных участков под садоводство и дачное строительство;

4) проведение работ, нарушающих почвенный и травяной покров (в том числе распашка земель, выпас скота, добыча полезных ископаемых), за исключением обработки земель для залужения отдельных участков, посева и посадки леса. Иными словами не имел никакого права акимат продавать в частную собственность земли водоохранной зоны.

Чтобы не быть голословным, Меирхан Мерманкулов отвез съемочную группу на место. Правда, к журналистам он обратился после того, как сам, опытный юрист, так и не сумел добиться правды.

В 2014 году на этом участке владелец возвел дом. В 2015, несмотря на решение суда о сносе строения, он, словно желая доказать, насколько ему плевать на закон, обнес свой участок глухим забором из шлакоблока.

Когда мы приехали, на участке, о котором говорил Меирхан ага, активно велось строительство. Самое удивительное, что прораб, представившийся Маратом, заявил – владелец объекта вовсе не сотрудник правоохранительных органов, а известный в городе бизнесмен. О том, что строительство на этой территории запрещено, прораб, конечно, не знает, он всего лишь наемный работник.

«Я не знаю. Мне сказали «строй», я и строю по проекту. Здесь будет зона отдыха. Странно, что все так интересуются. До вас, буквально за полчаса, приезжал замакима Толебийского района и тоже выяснял, что, мол, мы здесь строим. А что у меня спрашивать – пусть едут в город и с владельцем говорят», – ответил он на наши расспросы.

Самое удивительное, что пока мы беседовали и вели съемку на скрытую камеру, работяги продолжали заниматься своим делом. Но когда мы решили заснять сам объект уже открыто, спешно побросали стройнвентарь в машину, что стояла неподалеку, и были таковы.

Еще раз мы удивились, когда заместитель акима Толебийского района заявил – никто к ним с заявлением относительно застройки берегов реки не обращался. Да и не ожидали в акимате, что участок с целевым назначением «сельское хозяйство» вдруг трансформируется в зону отдыха. Правда максимум, что могут чиновники районного акимата в этой ситуации – попросить владельца снести объект.

«По этому вопросу к нам не поступало никаких заявлений. Мы проехали на место, выяснили, что река застраивается. Сейчас поедем к владельцу, чтобы убедить его снести все строения. В предварительной беседе по телефону он пояснил, что не знал, что строительство на этой территории запрещено. Если не согласится, придется обращаться с письмом в соответствующие органы», – заявил заместитель акима Толебийского района Сержан Дуйсебаев.

К слову, если сейчас не остановить строительство, то берега будут капитально застроены. Настолько, что о наличии реки на этом участке можно будет лишь догадываться по шуму ее течения.

А пока чиновники районного акимата только ходят на поклон к предпринимателю и просят снести строения, Меирхан Мерманкулов решил привлечь к этой проблеме доступные ему административные ресурсы и обратился в генеральную прокуратуру.

«Я был на приеме у генерального прокурора. Он очень заинтересовался этим вопросом, я уверен, так дело не оставит. Я очень надеюсь, что помимо владельца участка – неважно, предприниматель он или сотрудник правоохранительных органов: землю уже несколько раз перепродавали – обязательно понесут наказание и чиновники. И это станет отличным уроком для всех», – говорит Меирхан Мерманкулов.

Он намерен дойти до конца и заставить снести строения. Сейчас они напрочь закрывают возможность пройти к реке. По закону любое капитальное строительство на территории водоохранных зон категорически запрещено.

Можно задаться вопросом – какие цели преследует Меирхан Мерманкулов, требуя снести строящуюся зону отдыха и где-то в глубине души ворочается мысль – наверное, есть какая-то корысть и у него. Представьте, что с нами происходит, если мы перестаем верить людям…

«Я хочу только одного – чтобы завтра, когда мои дети, внуки, может правнуки приедут в сад отведать яблок, они могли бы наслаждаться красотой гор, спуститься к этой красивейшей реке, которая берет начало где-то высоко, набрать воды, да что там, расстелить кошму и просто отдохнуть на берегу.

И если сейчас мы все не подключимся, где гарантия, что примеру этого прихватизатора не последуют другие? Ведь река и побережья – не его собственность, эта земля принадлежит всем нам. Вы уж простите, если я говорю высокопарные слова, но у меня и правда душа болит за то, какой мы оставим землю нашим потомкам», – говорит Меирхан ага.

Кстати, то, что мы увидели на месте, на зону отдыха походило слабо – небольшой дом и территория, обнесенная глухим забором. На территории – никаких дополнительных объектов. Это больше походит на частный дом с немаленьким таким участком.

Сомнительно, что отхожее место на участке спроектировано и построено так, что канализационные стоки не сливаются прямо в реку. И если продукты жизнедеятельности обитателей этого дома будут сливаться в Сайрамсу, значит, завтра она просто повторит судьбу Кошкараты – из нее тоже когда-то люди пили.

Мы надеемся, что точку в этом деле поставит Генеральный прокурор, г-н Кожамжаров, который сам выходец из ЮКО и территория, которая в далеком 2004 году выдавалась под озеленение, в 2006 – под пастбища, а позже была продана под ведение сельского хозяйства (заметьте – не ЛПХ), территория, которая находится в водоохранной зоне, будет очищена от всевозможных построек и на ней и вправду появится сад или лес, как когда-то задумывал Меирхан ага.

Саида Турсуметова