Отдохнуть в санатории Сарыагаша бесплатно – такую возможность получили инвалиды и пенсионеры в рамках госзаказа, размещенного управлением соцзащиты населения Туркестанской области.

Мы побывали в том самом санатории, где в рамках госзаказа оздоравливаются более 300 человек и посмотрели, как отдыхается инвалидам и пенсионерам.

На нашу просьбу ознакомиться с жизнью отдыхающих в санатории нам сразу пошли навстречу и даже провели в комнату к одному из ветеранов. 89-летний аксакал Аппаз Доскараев отдыхает в санатории с удовольствием. Говорит, доволен всем – и питанием, и уходом, который ему здесь обеспечен:

«Здесь очень хорошо. И медсестры, и врачи очень приветливые. В столовой кормят хорошо. У меня проблемы с сердцем и здоровьем. Здесь мы не получаем лечение, в основном отдыхаем и ходим на процедуры. Я доволен».

Работники санатория решили показать нам другой корпус. Здесь, по их словам, в основном живут те, кто получил путевку в собесе. Только их отдых в санатории, по их же словам, разительно отличается от условий, которые созданы здесь для Аппаз ата.

«Вы посмотрите на это помещение – 6 человек в одной палате – это нормально?! Здесь воздух такой, что только в противогазе ходить. Люди разные, кто-то храпит ночью – так что не уснешь. Ни днем, ни ночью окна не откроешь – нет сеток, поэтому комната очень быстро набивается мухами и комарами – о каком отдыхе может идти речь? А шкаф? Вы посмотрите, разве в нем можно нормально вещи разложить?! (Справедливости ради отметим, в комнате есть еще один шкаф, но и его вместительность у женщины вызывает сомнения – авт.) Тумбочка одна на все это помещение. И стоит в углу. А я, например, ночью пью лекарства. Рядом должен стоять стакан с водой. Я среди ночи должна через всю комнату спотыкаясь идти? Или телефон я куда должна положить? На тумбочку, которая так далеко от кровати? — возмущается Азиза Ниязметова и добавляет – я сюда ни за какие деньги не приехала бы. Тут бесплатно-то отдыхать не хочется!»

Недовольна женщина и планировкой здания. По словам женщины, коридоры тоже создают отдыхающим немало проблем:

«Вы где-нибудь видели, чтобы окна из туалетов выводили в коридор. А после дюбажа вы знаете, какой в коридоре запах стоит… Это просто невыносимо. А как они разместили инвалидов на костылях? На втором и третьем этажах. При этом никакого лифта в здании нет. У нас девушка одна, когда спускается, я боюсь, что она упадет и шею себе свернет!»

Говорят отдыхающие и о процедурах, которые получают в стенах санатория.

«Хорошие процедуры. Я отдыхала в санатории Профсоюза, так там тоже мы все получали. Только плохо, что назначают их с опозданием на несколько дней. Я сюда поступила 12 числа. Но процедуры мне назначили только через три дня. Потому что сначала нас до вечера размещали. Потом невозможно было попасть к врачу – он здесь один на нас всех. Но в других санаториях обычно 1 врач на 3-4 палаты. Так что из 12 положенных дней, мы максимум процедуры будем получать 5-6 дней. Потому что в выходные их тоже не проводят», — рассказывает жительница села Т. Рыскулова, страдающая бронхиальной астмой.

«Я отдыхала в разных санаториях и в Бургулюке была, но платный массаж только здесь вижу», — говорит жительница Туркестана.

Озвучивают жители этого корпуса и свое мнение относительно еды.

«Я сама поступила сюда с диагнозом сахарный диабет. Отдыхала в разных санаториях, конечно, бывали условия и получше, но что тут скажешь. Мы же – бесплатники поэтому, наверное, к нам и отношение такое. Тесно, конечно, в таких палатах. А еда… невкусно здесь. В других санаториях нас лучше кормили», — говорит жительница Шымкента, страдающая сахарным диабетом.

«В рационе кроме курятины нет ничего. На завтрак – курица, на обед – курица, на ужин – курица. И так все 10-12 дней! Я пошла к повару. Говорю: разве так можно? Поменяйте рацион. А мне – мы так готовим. Не нравится – не ешьте!» — делится Азиза Ниязметова.

Следующая постоялица просит не показывать ее лица, говорит, очень влиятельные у нее родственники. Но даже эти связи не помогли – спать приходится в такой же тесной комнате на шесть человек. Еще и белье постельное, говорит, ей попалось некачественное.

«Посмотрите – оно порванное. Я сколько раз просила поменять. Или хотя бы дать мне нитки и иголки, чтобы зашить это безобразие, но бесполезно. Или отвечают, мол, другого нет, или  – не нравится – уходите. Они здесь на любые просьбы так отвечают. Поселили супружескую пару. Мужа на третий этаж. Жену на первый. Еле упросили их поселить их вместе. Я стала просить – переселите меня, я не могу жить в такой комнате, а мне говорят – не нравится – уходите!»

Мы надеялись получить комментарии у владельца санатория. Однако он категорически отказался что-либо комментировать. Не получилось ничего узнать и у заказчика – руководителя управления координации занятости и социальных программ Туркестанской области. А потому передали через пресс-секретаря управления запрос. Вопросы в нем несложные – любой руководитель, владеющий темой, ответит на них. Так, мы попросили подготовить ответы на следующие вопросы:

  1. На какую сумму размещен госзаказ?
  2. Сколько человек в рамках госзаказа будут отдыхать в санаториях?
  3. Какова сумма госзаказа по санаторию «Салма-Караван»?
  4. Сколько человек отдохнут в нем в рамках госзаказа в 2018 году?
  5. Какова стоимость отдыха и лечения 1 человека в санатории «Салма-Караван» в рамках госзаказа?
  6. Оговариваются ли в условиях правила размещения в санатории (количество людей в палатах, количество дней лечения, меню), согласно Технической спецификации услуг по санаторно-курортному лечению ветеранов войны и труда, инвалидов, пенсионеров. Отметим, в техспецификации в частности говорится: «Обеспечение отдыхающих номерами не более двух мест, оснащенные телевизором, холодильником, с туалетом, душевой кабиной, умывальником. Необходимо наличие пассажирского лифта» (выдержка из техспецификации).
  7. Проверял ли заказчик условия для размещения инвалидов в данном санатории (наличие лифта, палат не более 2-х мест и тд.)
  8. Как часто заказчик проверяет качество выполнения госзаказа подрядчиком?

Надеемся получить ответ на официальный запрос своевременно. Ведь по закону госорганы обязаны ответить на него в течение семи рабочих дней.

Саида Турсуметова