Обнаружение древних печей для обжига кирпича из глины на берегу реки Карашык, возможно, позволит археологам разгадать загадку происхождения строительных материалов, использованных для возведения мавзолея Ходжи Ахмета Яссауи.

Строительство средневекового мавзолея окутано легендами. Одно из преданий, к примеру, гласит, что по приказу Тимура в одну линию выстраивались тысячи воинов его армии и передавали кирпичи из рук в руки от Саурана до Туркестана. И таким образом обеспечивали строительным материалом величественное здание. Если учесть, что стены ханаки имеют толщину 3 метра, то несложно представить, какое огромное количество кирпичей понадобилось, пишет kazpravda.kz.

Древний Сауран расположен почти в полусотне километров от Туркестана. И легенда о том, что кирпичами стройку снабжали, используя живую цепочку из воинов Тамерлана, только подчеркивала многочисленность и мощь армии Великого Хромого и беспрецедентность возводимого объекта.

Впрочем, после того, как был исследован химический состав кирпичей и было доказано, что он соответствует свойствам сауранских глин, отличающихся отменным качеством, предположение о происхождении строительного материала не выглядело таким уж мифом и в определенной степени походило на быль. Возможно, эта версия, замешанная на народных преданиях и результатах исследований, так и продолжала бы эксплуатироваться, если бы не Его Величество Случай.

В конце прошлого года левый берег реки Карашык обрушился и обнажил арочный профиль топочной камеры печи по обжигу кирпича. Это место расположено рядом с международной трассой Западная Европа – Западный Казах­стан, ведущей из Туркестана в Сауран и далее в Кызылорду, и очень хорошо просматривается с трассы.

– По этой дороге мы проезжали десятки раз, работая на городище Сауран, не обращая внимания на характерные насыщенные красные полосы в толще глины, – рассказывает руководитель Туркестанской археологической экспедиции Института археологии им. А. Маргулана МОН РК, кандидат исторических наук Ербулат Смагулов. – А потом как-то остановились на обочине дороги и чуть ли не в один голос воскликнули: «Вау! Да это же гончарная печь в разрезе!»

Северный угол печи обрушился по склону в реку. Но контур нижней части печи хорошо узнаваем по прокаленным докрасна окружающим глиняным массам, расплавившимся внутренним граням кирпичной кладки арочных конструкций. Подовая же часть печи, в которой зажигают огонь, целая на всю высоту. Естественно, без верхней купольной части, которую разбирают, доставая готовые кирпичи.

Сама по себе печь никакой уникальности для науки не представляет. Такие конструкции археологи обнаруживают достаточно часто. Есть они и в Отраре, и на Сауране. Их можно найти в любом городе, если задаться целью и хорошенько поискать. Наша же заинтересовала археологов исключительно потому, что она расположена на въезде в Туркестан и находится на прямой линии, связывающей мавзолей и Сауран.

Археологи тут же сменили маршрут следования, чтобы тщательно изучить местность. Оказалось, что печь в этом месте не одна, а похоже, когда-то здесь располагался целый завод! В ходе обследования установили как минимум шесть ям от печей, засыпанных грунтом. Печи следуют друг за другом через каждые полсотни метров. Площадь каждой из них составляет примерно четыре на четыре метра, высотой до полутора метров. Элементарные расчеты показывают, что каждая печь за один цикл обжига выдавала до тридцати кубов кирпича.

– Это немало, если учесть, что печей здесь могло быть с десяток, а то и больше, – считает Ербулат Смагулов. – Часть печей явно не сохранилась, оказавшись смытой в реку. Обычно печи располагались в местах, имеющих пологий склон. Удобно, не надо копать глу­бокую яму для обустройства подовой час­ти печи. Сырье для производства кирпича – глина, вода – рядом, как и обильная расти­тельность на берегу, которую использовали в качестве топлива.

Археологи не исключают, что именно в этих печах обжигали кирпич для строительства мавзолея Ходжи Ахмета Яссауи. Кирпичи, из которых выложена обнажившаяся водой печь, по своей форме, цвету и размеру полностью соответствуют тем, что использовались на возведении ханаки. Вот только утверждать, что именно отсюда поставляли строительный материал на объект Темирлана, археологи пока не могут. По меньшей мере, до тех пор, пока не будет точной датировки времени функционирования в этом месте гончарного производства. Ведь такой плоский квадратный кирпич, размером 26 на 26 сантиметров, изготовляли начиная с раннего средневековья и вплоть до XVI–XVII веков. То есть сам по себе кирпич не может служить основанием для того, чтобы установить дату появления найденных печей. Для этого нужны более «говорящие» артефакты.

В пользу версии о том, что гончарный завод мог быть построен специально для выпуска кирпичей для возведения мавзолея Ходжи Ахмета Яссауи, свидетельствует то, что он расположен в каких-то 7–8 километрах от средневекового памятника архитектуры. К тому же поблизости нет населенных пунктов, на нужды жителей которых могли бы поставлять стройматериалы. Да и жженный кирпич раньше использовали исключительно для строительства культовых сооружений и общественных зданий.

Небольшой раскоп, который экспедиция Ербулата Смагулова сделала в прошлом году, расчистил одну из печей. Но в ходе раскопок не удалось найти даже датирующих керамических черепков, не говоря уже о монетах, которые являются идеальным материалом для датировки времени функционирования кирпичного завода.

– Уверен, что если в ходе раскопок не попадется монета, то керамику уж точно найдем, – говорит Ербулат Смагулов. – Важно лишь, чтобы было финансирование для проведения археологических­ работ.

Пока же руководство государственного историко-культурного заповедника-музея «Азрет-Султан» пытается исследовать местность своими силами. Но этого явно недостаточно, чтобы квалифицированно изучить весь массив, протяженность которого вдоль реки не менее трехсот метров. И это только навскидку. Не исключено, что в ходе раскопок удастся расширить зону исследования, если еще найдутся остатки печей.

Археологи считают, что одним из вариантов финансирования экспедиции могла быть спонсорская помощь. Ведь после полного исследования печей, которые пока находятся под завалами, здесь можно создать музей под открытым небом. Место для этого вполне подходящее, ведь оно прилегает к трассе Туркестан – Кызылорда, отличающейся интенсивным потоком автотранспорта. Предприниматель же, выделивший средства на исследование, мог бы построить рядом центр обслуживания турис­тов, включающий кафе и лавки по продаже сувениров.

Наверняка сюда проложат тропу не только туристы. Среди тех, кто проезжает по трассе, найдется немало желающих сделать остановку, чтобы посмотреть обуст­ройство древней гончарной печи, посидеть на берегу реки Карашык, поразмышлять о вечности и послушать рассказ о карашыкском кладе, найденном в начале 90-х годов прошлого столетия по ту сторону реки. Ведь тогда местные жители совершенно случайно откопали древний хум, в котором хранилось почти 40 кг монет!

Этот факт также подтверждает необходимость организации серьезной археологической экс­педиции, которая бы тщательно исследовала кирпичный завод. И тем самым, возможно, дала бы ответы на многие вопросы, касаю­щиеся строительства мавзолея Ходжи Ахмета Яссауи, которое шло очень быстро (в течение 10 лет), но так и не было завершено.

Любовь Доброта