Я так благодарна соцсетям: столько мудрой информации получаю оттуда.

Да, этот информационный поток огромен и большей частью – шелуха, мусор, но изредка попадаются ТАКИЕ жемчужины, что грех ими не поделиться.
Вот прочтите одну из них: «В древние времена арабы на свадьбе раздавали мясо, завернутое в лепешки. Если гостей было больше, чем мяса, они давали своим близким и друзьям, тем, которых считают своей семьей, пустые завернутые лепешки. И те ели их, не подавая виду, что они пустые.

Однажды один из них, увидев свой кусок без мяса, начал при всех кричать: «О такой-то, моя лепешка без мяса». И хозяин ответил ему: «Я виноват перед тобой, посчитал тебя своим».

Сколько же в наши дни таких, кем мы обольстились, полагали, что они «свои», заступятся за нас, будут для нас крепкой спиной и будут преданы нам… Однако мы ошибались.

Тщательно выбирайте тех, кому будете раздавать пустые лепешки».
…А действительно, много ли у нас, у вас «своих»? Не задумывались?

Расскажу случай, когда один человек обратился к коллеге, вроде бы «своему» человеку, с просьбой посодействовать в том, чтобы положить его сына в очень хорошую клинику к опытному хирургу на операцию. Коллега просьбу выполнил, но потом всякий раз настойчиво напоминал ему об этом одолжении, и иногда прилюдно. И как минимум раз пять тот, «проситель», отработал свое давнее прошение, выполняя те или иные просьбы своего благодетеля. «Ладно, – выполню, если надо еще раз его какую-нибудь просьбу. Главное – сын выздоровел. За это ничего не жалко», – сказал он в беседе со мной.

Да, странно. Совсем как у Фазиля Искандера: «Ничто так не раздражает человека, как затянувшаяся благодарность». Или, помните: «Долг человека, получившего добро, помнить о нем. А долг человека, совершившего добро, забыть об этом». В нашем случае этот совет как-то не сходится.

Как распознать «своего»? Здесь нет критериев. Наверное, свой – это тот, кто придет на помощь бескорыстно, кто не навязывает своего присутствия, общения, кто не будет вспоминать всуе твое имя в разговоре с другими, кто честен с тобою. Возможно, так.
У меня был и есть небольшой тест на определение «своего» человека. Часто приходится искать номера телефонов, контакты нужных мне на тот момент людей. Однажды, уж сколько лет прошло, обратилась к одной даме-коллеге: «Поделись, пожалуйста, номером телефона такого-то». В ответ: «Да» – плюс явно демонстративные поиски в записных (это еще в эпоху до вацапа). А я – торопыга, не могу долго ждать – по другим каналам быстро нашла нужный мне номер телефона и сообщила той даме, чтоб перестала перелистывать записные.

А еще есть стряпухи-рукодельницы, которые ни за что не дадут правильный рецепт удавшегося им бисквита, торта или салата. «А сколько надо яиц, муки?» – спрашивает начинающая хозяйка. В ответ бодренькое: «Не знаю, я всегда на глаз!» Ах, ты ж молодец какая, «глазастая»…

«Свой» – это тот, кто в трудную минуту приободрит, найдет слова утешения или как минимум просто будет рядом.

Сегодня в топе новостей – ситуация с ковидной инфекцией. Случись беда, на помощь придут только «свои», другие побоятся соприкоснуться с этой заразой. Так вот, «своим» нелишне будет знать про это, которое мне по сетям прислали «свои»: «Ученый медик Йозеф Менгеле хотел проверить свою теорию. Для этого ему нужен был волонтер, который умрет в последнюю минуту. Наконец он нашел его. Это был осужденный мужчина, которого должны казнить на электрическом стуле.

Ученый предложил осужденному: он будет участвовать в научном эксперименте, который состоит из сокращения сердечного ритма до минимума, пока кровь медленно вытекает до последней капли. Он пояснил, что у осужденного есть лишь минимальная вероятность выживания, но его смерть точно пройдет без страданий и боли.
Осужденный согласился, потому что так умереть было лучше, чем на электрическом стуле. Его положили на носилки и привязали тело так, чтобы он не мог двигаться.
Затем врач сделал небольшой разрез на его запястье и положил ему под руку маленькую алюминиевую миску.

Срез был плоский, только первые слои кожи, но осужденный поверил, что его вены были разрезаны. Под носилки положили сосуд с небольшим клапаном, регулирующим ход жидкости в виде капель, что попали в сосуд.
Осужденный мог слышать капельницу и считать каждую каплю того, что считал своей кровью.

Пока испытуемый не видит, ученый прикрыл клапан, чтобы капли капали медленнее, с намерением заставить поверить, что у него заканчивается кровь.
Через несколько минут лицо осужденного побледнело, а сердцебиение ускорилось. Когда отчаяние достигло пика, ученый закрыл клапан полностью, и у осужденного вскоре остановилось сердце – он умер.

Этот ученый смог доказать, что все, что мы воспринимаем, будь то положительное или отрицательное, влияет на нас, на весь наш психологический и соматический аппарат.
Когда людям говорят, что у них смертельный вирус, люди умирают от чистого страха перед ним.

Впитывая информацию через СМИ, день и ночь мы полны страха, и иммунитет все более ослабляется этим страхом.

Сегодня известно, что опасность смерти от вируса на самом деле невелика, но ваш разум делает другое. На самом деле осложнения могут быть, только если иммунитет очень слабый.

Ни один вирус не имеет силы, если здоровье хорошее, а у вас нет страха перед заболеванием.

Может быть, это та же причина, по которой многие дети выживают в очень серьезных ситуациях, потому что их ум не знает страха смерти.
Так что будьте осторожны с тем, чем поддерживаете свой дух и во что вкладываете свои убеждения и веру».

Оставайтесь «своими» для своих. Возможно, это самое главное в жизни.

Фарида ШАРАФУТДИНОВА