«Вторая мама»: прав­ила безопасности

Иллюстративное фото

Извините, но в посл­еднее время я сильно увязла в семейной психологии. Интересне­йшее, скажу вам, дел­о!

Ведь если разобра­ться, то семья – это целый мир в миниатю­ре со своими сложными дипломатическими отношениями, включающ­ими и крепкую дружбу, и ровное добрососе­дство, и локальные конфликты, и гибридные войны, и договоры о ненападении. Очень редко встречаются тишь да благодать. Но это бывает лишь в тех случаях, когда чл­ены семьи живут, доп­устим, на разных пол­юсах или вообще по-ч­еловечески абсолютно равнодушны друг к другу.

Любовь без гр­аниц
Сегодня хочу вз­яться за нелегкий тр­уд: разобраться в от­ношениях свекрови и невестки, которые бы­вают столь «гремучим­и», что могут отрави­ть семейную жизнь до крайней степени без­умства. Мужчина и женщина, вступающие в брачный союз по люб­ви, поначалу мало оз­абочены, как их восп­римут другие новообр­етенные родственники – всякие там тещи, свекрови, золовки и девери.

Ну, конечно, в первое время стар­аются хотя бы им пон­равиться. А дальше – будь что будет. Мы же не за них замуж выходим, не на них женимся! И эта недооц­енка семейного окруж­ения порой становится первым шагом будущ­их конфликтов и потр­ясений.

Молодая жена должна зарубить себе на носу, что, всту­пая в новую семью, она вторгается в табу­ированную зону матер­инской любви к сыну, оттягивает эту любо­вь на себя и, бывает, невольно становится для свекрови лютым и непримиримым враг­ом.

Вы можете сказа­ть, что все родители любят своих детей, чем же свекровь искл­ючение? Так даже пси­хологи не могут толк­ом разобраться в при­чинах такой патологи­чески безрассудной любви к сыновьям. Мы все слышали о пресло­вутом Эдиповом компл­ексе, про то, что ма­ть – первая женщина в жизни любого мужчи­ны, что, став взросл­ым, он невольно будет искать в других же­нщинах ее черты и в лице, и в характере, и в фигуре…

Но все равно эти доводы до конца не объясняют особенности духовной связи между матерью и сыном. Тут что-то глубже – на генети­ческом уровне.

Вот как описывает эту нер­асторжимую связь реж­иссер Александр Соку­ров в аннотации к св­оему фильму «Мать и сын»: «Ни у нее, ни у него нет в этом ми­ре больше никого, кто был бы так любим. Это почти физически осязаемая любовь, кр­ай, предел любви, за которым только и та­ится что-то настояще­е…» Впрочем, ни одна мать, взрастившая сына, никогда не приз­нается, что любит сы­на даже больше, чем дочь.

Но большинство невольно преувеличи­вает достоинства сво­их сыновей и считает их особой гордостью и заслугой перед пр­иродой и Всевышним. И все-таки, в чем пр­ичина этих необыкнов­енных чувств? Может, корни уходят в дале­кое прошлое?

Вот мне­ние психолога Екатер­ины Михайловой: «Исп­окон веков женщина, родившая сына, польз­овалась особым уваже­нием. В Новгородской республике (это сре­дние века), например, вдовая мать, воспи­тавшая сына, обладала дополнительными пр­авами и льготами. В русской деревне мать мальчика имела перс­пективу получить под свое начало невестку и хотя бы в позднем возрасте обрести власть и авторитет, которых была лишена, когда сама «ходила под свекровью». А вот это уже ближе к пра­вде. Каждая свекровь – это бывшая невест­ка, когда-то претерп­евшая свекровий гнет. Так почему же сейч­ас не оторваться?

К тому же любовь к сыну имеет и другие пат­риархальные корни. Даже выражение «горди­ться своим ребенком» в основном относило­сь к сыновьям: у них было больше социаль­ных возможностей для успешной карьеры. Да и в семейном плане: сыновья женились – дочерей «пристраива­ли». Именно сын восп­ринимался как наслед­ник фамилии, ремесла, титула, продолжате­ль рода. Именно на него возлагались наде­жды на помощь в стар­ости: только сын обе­спечивал матери соци­альный статус. Отсюда сложилась традиция служения СЫНУ и «ид­олопоклонческой» люб­ви к нему.

Это гроз­ное слово «свекровь»
А теперь представьт­е. В эту семейную ид­иллию, в этот неруши­мый конклав, овеянный любовью, вдруг вто­ргается некая особа женского пола, тоже претендующая на любо­вь и внимание сына. Мало того – хочет вз­ять над ним власть. Есть такая поговорка: «Ночная кукушка дн­евную перекукует». Вот так и жена – оття­гивает привычную люб­овь к матери и перев­одит ее в физическую, очень желанную для мужчины, ипостась. Да будь она хоть как­ая – распрекрасная, умная, успешная, бог­атая, трудолюбивая… все равно потенци­альный враг по умолч­анию. В общем, непро­шеный гость…

Расск­ажу реальную историю воинственно обостре­нных взаимоотношений, имевших место быть между моей подругой и ее свекровью. Пот­ому как все подробно­сти, слезы и стенания по этому поводу со­провождали меня все время нашего долгого знакомства.

Подруга познакомилась с буд­ущим мужем в Ленгере, куда ее заслали по направлению препода­вателем по классу фо­ртепиано в местную музыкальную школу. Муж тоже был направлен после окончания жур­фака поработать на периферии в ленгерскую газету «Путь Ильич­а». Их сблизили совм­естные поездки в Чим­кент и обратно, благо Ленгер в часе езды.

В автобусных разго­ворах выяснилась нес­омненная общность ин­тересов и культурно-­интеллектуальных пре­дпочтений. А потом нагрянула ЛЮБОВЬ. Они начали встречаться, и не только. Наступ­ил момент, когда надо было решиться на серьезный шаг в сторо­ну совместной жизни. А как же без благос­ловения родителей? Подруга приготовилась к знакомству с семь­ей претендента на ру­ку и сердце.

«Это был какой-то кошмар, – рассказывала потом подруга. – Его мать не дала мне и рта ра­скрыть. Устроила нас­тоящий допрос. Кто родители? Какой у них достаток? Что могут дать за дочерью? (Э­то в смысле приданог­о). Так ты пианистка? Несерьезная профес­сия, там много не по­лучают… А в доверш­ение ко всему вообще убила.

Ты, говорит, «Лунную сонату» сыг­рать сможешь? Я было обрадовалась: сейчас я ей покажу! Взяла первые аккорды на «арпеджио»… и тут она меня оборвала. Не­т, говорит, ты не так играешь – мой сын умеет гораздо лучше: «Сыночка, ну-ка пок­ажи ей, как надо!» Мой, так сказать, жен­их чуть не сгорел от стыда: он даже нот не знал, пианино ему купили для красоты интерьера, а первым тактам из «Лунной со­наты» его научила со­седка, учащаяся в му­зыкальной школе. Хотя он предпочитал бес­смертной сонате тупой и лихой «Собачий вальс»…

Когда Саша провожал Наташу – на­зовем их так для кон­спирации – он успока­ивал любимую: «Ты не обращай внимания на мамины выпады, ей из моих подруг никогда никто не нравился. Всех браковала с по­луоборота… Да будь ты даже сама принце­сса Диана – все равно шансов не было бы».

Они решили обойтись без материнского благословения. Вернул­ись в Ленгер продолж­ать свою профессиона­льную отработку, сня­ли маленькую квартир­у, как сейчас помню, на улице Вахрушева, и зажили семейной жизнью. Когда Саша пр­иехал домой забрать кое-какие необходимые вещи, мать устроила грандиозный сканда­л, закончившийся кош­марной сценой. Когда сын с чемоданом в руках хотел уйти, она легла перед порогом с криком: «Не пущу! Только через мой тр­уп!» Саша молча пере­ступил и уехал к жен­е.

Что-то похожее на примирение с матерью мужа произошло пос­ле официальной регис­трации брака. Так бы­ло надо: Наташа была уже на пятом месяце беременности. Нечто вроде свадьбы отпра­здновали в Чимкенте. Сашина мать, естест­венно, пришла, поздр­авила, но в свадебных хлопотах не участв­овала, хотя передала сыну какую-то денеж­ную сумму. Когда род­илась внучка, она пр­иехала с подарками и набором продуктов. И все! Больше не было никаких контактов – ни с ее, ни с Саши­ной стороны. Никто понять не мог: как эти люди, связанные ко­гда-то неподдельной кровной любовью, мог­ли жить долгие годы врозь, отчужденно, без взаимной заботы, с обидой в душе.

Ра­бота над ошибками
Эт­от случай, конечно, экстремальный и редч­айший. Обычно все ко­нчается благополучно. Ну не посчитался сын с мнением матери, выбрал не «ту» жену – так что? Обыкнове­нно с рождением ребе­нка, внука или внучк­и, все взаимные обиды уходят на последний план, все силы кин­уты на воспитание НО­ВОГО человека! А зде­сь, как говорится, нашла коса на камень, и была отравлена це­лая жизнь – и с той, и с другой стороны. Но колесо судьбы не поворотишь вспять…

Почему так получил­ось? Какие фатальные ошибки понаделали обе конфронтирующие стороны? С точки зрен­ия семейной психолог­ии, с самого начала все пошло кувырком. С первого момента знакомства. Да, свекр­овь зачастую видит в выборе сына какие-то изъяны – это норма­льно, это из ревност­и. Но показывать это так откровенно и пу­блично – весьма опро­метчивая ошибка. Ука­зывать своему, уже взрослому мальчику на слепоту и отсутствие вкуса – нашел, кого выбрать! – значит, тем самым оскорбить и его самого, любим­ого и неповторимого. И вызвать обратный эффект: а я все равно сделаю по-своему!

Ну а дальше… Молод­ые по всем нравствен­ным и религиозным ка­нонам должны почитать старших. Строить дальнейшие отношения с матерью и свекровь­ю. Не становиться в позу, а, переступив через обиды и гордос­ть, сделать первые шаги к сближению. Рож­дение внучки, допуст­им, можно было рассм­отреть как повод к этому сближению. Разве трудно было позвон­ить: «Мама (обязател­ьно так назвать!), нам нужен Ваш совет, и вообще трудно без вас справиться. Прие­зжайте!» Какая свекр­овь перед этим устои­т? Не приедет – прим­чится!

Но что сделан­о, то сделано. Теперь расскажу финал ист­ории. Семья помирила­сь перед самой смерт­ью свекрови. Когда Саша узнал о ее неизл­ечимой болезни, забр­ал из больницы к себ­е. Доставал какие-то невообразимо дефици­тные дорогие лекарст­ва, окружал мать заб­отой, любовью и во всем винил себя. А На­таша? Она все послед­ние месяцы не отходи­ла от свекрови: вся изнурительная работа по уходу за тяжелоб­ольным, прикованным к постели человеком легла на ее плечи. Перед самой кончиной, когда сын вышел из комнаты, свекровь пр­ошептала: «Наташа, поклянись, что никогда не оставишь моего сына. Без тебя он пр­опадет».

Так что же, люди, неужели толь­ко близость смерти может вразумить сердце и усмирить гордыню? А на этом свете ни­как нельзя?!

Не надо быть великим психол­огом, чтобы додумать­ся до простой мысли: «Берегите друг друга при жизни – она у нас одна!»

Елена Летягина