Они защищали Родину, или Чего ждут «атомные» солдаты Шымкента

360
Ветераны Семипалатинского ядерного полигона

Немногие знают, что в Шымкенте живут двое непосредственных участников ядерных испытаний. Дуйсенбек Дарибаев и Жусип Алтынбеков  – герои невидимого фронта, «атомные» или «ядерные» солдаты, как повелось в простонародье называть ветеранов подразделений особого риска бывшего СССР, – выходят из тени и надеются на признание их заслуг.

Немного истории
Подразделения особого риска – это части и подразделения ВС СССР, органов МВД и КГБ, других формирований, личный состав и гражданский персонал которых непосредственно участвовал в испытаниях ядерного оружия и боевых радиоактивных веществ, ликвидации радиационных аварий на военных объектах во времена Союза. О деятельности и подвигах военнослужащих этой категории долгое время было почти ничего не известно из-за военной и государственной тайн.

В период холодной войны (1946-1991 годы) подразделения особого риска обеспечивали ядерный щит тогда еще единой страны в противостоянии с США за превосходство в области ядерного оружия. Начало многолетней гонке вооружений было положено американской бомбардировкой японских городов Хиросимы и Нагасаки в августе 1945-го и испытанием первой советской атомной бомбы РДС-1 29 августа 1949-го на Семипалатинском испытательном ядерном полигоне (СИЯП). СИЯП стал основной экспериментальной площадкой для испытания ядерного арсенала СССР, что нанесло невосполнимый ущерб здоровью людей и окружающей среде.

Одной из самых трагичных страниц советской ядерной истории стали первые войсковые учения с применением атомного оружия, прошедшие 14 сентября 1954 года на Тоцком полигоне, в которых были задействованы 45 тыс. военнослужащих. Мощность взрыва сброшенной бомбы была вдвое больше, чем в Хиросиме.

Разумеется, это привело к плачевным результатам: облучению участников учений, резкому повышению среди них случаев злокачественных опухолей и заболеваний крови, радиационному воздействию на  жителей близлежащих районов. Причем сколько военнослужащих погибло непосредственно во время испытаний и в первые месяцы после него, до сих пор не известно. Сама тема почти 30 лет была закрыта.

Советские ядерные испытания проводились и на других объектах – в воздухе, на земле, под землей, в воде. По данным Комитета ветеранов подразделений особого риска РФ, с 1949 по 1990 год в СССР провели 796 ядерных испытаний и взрывов в мирных целях, из них 457 – на Семипалатинском полигоне. Военными моряками на атомных субмаринах и надводных кораблях были устранены последствия 511 радиационных аварий, в ходе экспериментов было взорвано 969 ядерных устройств.

«Атомные» солдаты из Шымкента
Участниками ядерных мероприятий, проводимых в последние десятилетия существования СССР, были и наши земляки. По данным департамента по делам обороны г. Шымкента МО РК, у нас сейчас есть три непосредственных участника ядерных испытаний с подтверждающими документами: Дуйсенбек Дарибаев, Жусип Алтынбеков и Узакбай Алгашбаев. Последний прописан в нашем городе, но живет в Байконуре, поэтому фактически в Шымкенте два «атомных» солдата.

Дуйсенбек Дарибаев и Жусип Алтынбеков

Как неоднократно подчеркнули оба во время разговора, они являются непосредственными участниками ядерных испытаний. Если следовать четкой формулировке из определяющего их статус Закона РК «О ветеранах» от 6 мая 2020 года, это «лица, участвовавшие непосредственно в ядерных испытаниях».
Дуйсенбек Дарибаев, служивший оператором пусковых установок на полигоне Капустин Яр, отмечает, что к непосредственным участникам относится очень узкая категория: «Мы проходили специальное обучение, работали в обстоятельствах абсолютной секретности. Доступ к стратегическим объектам имели единицы. Остальные выполняли функции, не сравнимые с нашими, по большей части обслуживающие. Непосредственно в ядерных работах они не участвовали».

Между тем в госорганах и общественном мнении сложилось уравнительное восприятие. Особенно это проявляется в отношении семейских «атомных» солдат. «В военкомате нам сказали, что есть три категории, – рассказал служивший в СИЯП Жусип Алтынбеков. – Это пострадавшие от радиации проживавшие там жители, дислоцировавшиеся – те, кто проходил там службу, но не участвовал в ядерных испытаниях, и мы, непосредственные участники. Всех условно объединяют общим словом «семипалатинцы», хотя между нами есть разница. Мы не умаляем заслуг дислоцированных, но все же напрямую в штольни они не заходили, в совершаемых внутри опаснейших работах не были задействованы. Выполняли работу, к примеру, шофера, ракетчика и т.д.».

«Непосредственные участники испытаний действовали на основании приказа, – продолжил собеседник. – Человек должен был иметь допуск к радиоактивным работам, это отражалось в специальном журнале, составлялся специальный список.

Этот список и другие сведения находятся в архивах Министерства обороны России – правопреемника проводившего испытания Советского Союза. На их основании и выдаются подтверждающие справки участникам ядерных испытаний».

Трудности доказательства
Получить такие справки, как отмечает Жусип Алтынбеков, непросто. «Люди, запрашивающие документы, часто не могут ответить на уточняющие вопросы, – поясняет он. – Мы и сами нередко сталкивались с подобным, когда утверждающий свое «ядерное» прошлое человек теряется, начинает «вилять» и что-то придумывать. Возможно, такие люди служили там, находились рядом, но не являлись непосредственными участниками».

В общей сложности на сегодня по Казахстану, по имеющимся у шымкентских ветеранов данным, документы, подтверждающие участие в ядерных испытаниях, есть примерно у десятка человек. Они признают, что процесс получения таких справок из другого государства требует настойчивости, терпения, сил и большого времени. У Дуйсенбека Дарибаева, к примеру, это заняло около трех лет, при этом ему пришлось обращаться также в архивы Беларуси. Не все доходят этот путь до конца, у кого-то не хватает сил, многие попросту не доживают из-за подорванного здоровья и пожилого возраста.

О волоките и трудностях получения доказательств участия в ядерных испытаниях уже не раз заявляли казахстанские «ядерные» солдаты из других регионов.  Это главная проблема, доставшаяся военнослужащим этой категории после развала Союза, которая затрудняет порядок получения льгот и установления статуса.

Так, 17 апреля в Астане собрались ветераны Семипалатинского ядерного полигона. По оглашенной ими на встрече статистике, с 1949-го по 1991 год от ядерных испытаний в Казахстане пострадали более 10 000 солдат срочной службы. Из них непосредственных участников на СИЯП было около 4 000 человек, к 2024 году в живых осталось около 430-ти. Присутствовавший на этом мероприятии представитель Министерства обороны РК сообщил, что в ответ на отправленные в прошлом году их ведомством почти четыре тысячи заявок с просьбой признать казахстанских военных участниками испытаний, было получено только четыре подтверждения.

Ожидают признания
Как представители одной из категорий ветеранов, приравненных по льготам к ветеранам Великой Отечественной войны, непосредственные участники ядерных испытаний получают госпособие и лечение. Коммунальщики льгот шымкентским ветеранам пока не предоставляют. Как рассказал Дуйсенбек Дарибаев, в просьбе о ежемесячном предоставлении пяти кубов воды в ТОО «Водные ресурсы-Маркетинг» отказали, мотивируя тем, что их частная компания помогает только участникам войны. Тот факт, что «атомные» воины приравнены законом к ветеранам, они не воспринимают, возмущается собеседник.

«На самом деле дело не в деньгах, от оплаты пяти кубов никто не обеднеет, – говорит он. – Это показатель отношения к нам в обществе. Если в России ветераны подразделений особого риска были награждены орденами, почетными званиями, имеют всяческие льготы, то в Казахстане о нас практически не знают. Все знают, что есть ветераны ВОВ, воины-«афганцы», участники боевых действий на таджикско-афганской границе, чернобыльцы, пострадавшие от радиации семипалатинцы и т.д. Но о солдатах подразделений особого риска почти никто и ничего не слышал. Некоторые впервые узнают о существовании таких подразделений из наших уст».

Шымкентские участники ядерных испытаний хотят наравне со всеми фигурировать в общегородском списке ветеранов, чтобы их тоже знали в лицо и относились с почетом. «Ветеранов Великой Отечественной в Шымкенте осталось только двое. И нас тоже сейчас двое. В отличие от других категорий лиц, приравненных к ветеранам, мы ведь тоже фактически были участниками невидимой  холодной войны», – говорит Д. Дарибаев.

«Мы считаем наше нынешнее положение несправедливым, – убежден Жусип Алтынбеков. – Мы напрямую продолжили дело участников ВОВ. После Второй мировой войны советские победители перешли на другой, секретный, фронт, вновь встали на защиту Родины – теперь от ядерной войны. Они в полной мере испытали всю мощь ядерного оружия. Они подвергали себя смертельному риску. Они создавали ядерный щит Отечества. А мы из поколения в поколение под грифом «совершенно секретно» продолжали ковать его вплоть до начала 1990-х. Приняв эстафету от победителей фашизма, мы защищали Родину от ядерной войны. Фактически, можно сказать, что мы в разное время служили в одних и тех же «окопах».

Когда-то призванные для выполнения воинского долга солдаты действовали по приказу, исполняя его без обсуждений и какого-либо вознаграждения. Наоборот, они заплатили за это своими жизнями и здоровьем. Свою историческую миссию подразделения особого риска выполнили: ядерный щит позволял держать ядерный баланс с США. Не оценить его значение невозможно, так как угроза третьей мировой войны была предотвращена. Достаточно вспомнить Карибский кризис, который едва не привел к ядерной войне.

Шымкентские герои невидимой войны мирного времени, которым мы все за этот мир и обязаны, обеспечивавшие обороноспособность когда-то единой страны, надеются, что их вклад в историю будет признан, их подвиги будут отмечены. Молчавшие десятки лет из-за грифа секретности и только начинающие открываться «атомные» солдаты теперь говорят и за тех товарищей, которых уже нет в живых.

Услышать оставшихся (повторим, в Шымкенте их только двое), успеть выразить им уважение, воздать заслуженный почет, зафиксировать их подвиги и воспоминания, познакомить с ними молодежь и передать ей эстафету памяти о казахстанских бойцах советского ядерного фронта – это дело чести курирующих такие вопросы госорганов, департамента по делам обороны, общественных организаций, педагогов, историков и просто неравнодушных граждан. Как бы это ни прозвучало банально, они защищали Родину, поэтому страна должна знать своих героев!

На фоне возникающих в последнее время новостей о возможности и угрозах применения ядерного оружия, проведении ядерных учений в нынешней геополитической ситуации эта тема более чем актуальна.

Мария Лаврова

Новости партнеров