с начальником Управления ГАСКа по ЮКО Султанбеком Сугирбаевым

2
306
Султанбек Сугирбаев, начальник управления ГАСК по ЮКО
Султанбек Сугирбаев, начальник управления ГАСК по ЮКО

Таких людей называют неудобными. Неудобно, когда на каком-нибудь совещании начинаешь говорить о достижениях, а кто-нибудь попросит слова и подбросит не ложку, а целый ковш дегтя во всю бочку меда, собранную из достижений. Бывает, что ему не дают слова. А сколько предпринимателей таят на него обиду сказать сложно. Реформаторов не очень-то жаловали во все времена.

В интервью РАБАТу начальник управления ГАСК по ЮКО Султанбек Сугирбаев откровенно рассказал о коррупции, лицензиях и недобросовестных подрядчиках.
— Султанбек Шойынбаевич, ГАСК передают Агентству по делам строительства и ЖКХ, насколько, на ваш взгляд, изменятся функции управления?
— Это уже не в первый раз. Раньше мы уже были в подчинении республики, потом посчитали, что, если акимам доверена область, почему не доверить контрольные дела? Передали акимам потом снова сюда…Я не думаю, что наши функции как-то изменятся. В методическом плане, в плане аттестации квалификации кадров и так далее, можно было бы оставить там, а оперативное ведение этих дел… Конечно, исполнительная власть на местах все рычаги должна использовать. Тем более, если акиму доверена вся область, почему один контрольно-надзорный орган должен передаваться республике? Сейчас я не скажу, что будет плохо, но, тем не менее, издержки какие-то могут быть. По области работа останавливаться не будет, потому что этот орган, это управление создавалось для того, чтобы контролировать качество строительства в нашей области.

— Куда обращаться людям, которые не согласны с тем, что во дворе их многоэтажки разворачивается строительство магазина или очередной автостоянки?
— Мы всегда говорили, и я сейчас, пользуясь случаем, хочу сказать – любое строительство начинается с получения разрешительных документов в местных исполнительных органах. Имеется ввиду – акиматах или подразделениях архитектуры. Если человек без документов будет строить – это другой вопрос. Но если он задумал что-нибудь построить, он в первую очередь обращается к акиму района или города. Акимат города, принимая его заявление, поручает земельному комитету и архитектуре (это два отдела, которые непосредственно акиму подчиняются). Они готовят материалы и выносится решение. После его вынесения, архитектор делает АПЗ, все необходимые проекты и так далее. Поэтому в первую очередь надо обращаться в акимат, в архитектуру города или района и земельный комитет, если речь идет о захвате земли. А таких случаев немало. Поэтому, когда они приходят в наше управление за разрешением, мы проверяем – имеются ли документы, выданные местными властями — акимом города, района, его подразделениями. Если они уже все выдали, подписали, я не имею права перепроверять их. Это тоже государственный орган. Но иногда приходится.

— Султанбек Шойынбаевич, не могу не задать следующий вопрос. Периодически в СМИ появляется информация о том, что с начала года за коррупционные преступления задержаны несколько сотрудников ГАСК по ЮКО. Вас, как руководителя ведомства это не задевает? Не считаете ли вы, что правильным было бы подать в отставку?
— Я государственный служащий с почти сорокалетним стажем. И прошел службу от рядового сотрудника до руководителя.

Я согласен, сегодня вопрос коррупции стоит очень серьезно. И я знаю, почему задается этот вопрос. Да, в нашем управлении такие случаи были. Но у нас работа проводится очень жесткая в этом плане.

По выполнению закона мы проводим учебу, разъясняем его. Еженедельно на каждой планерке с начальниками и замами еще раз анализируются действия наших работников, инспекторов. Потому что наша работа действительно связана с выездом, с проверкой, с контролем. Понятное дело, что все хотят как-то быстро решить это дело. Я не исключаю этого. Но каждый из 34 работников управления собственноручно написал заявление, в котором говорит: «если я, такой-то где-то буду замешан или замечен и так далее в данном случае, по вопросам коррупции и так далее, считайте меня уволенным». По данному случаю, когда у нас были такие факты, эти сотрудники были уволены в тот же день, несмотря на решение суда, а начальник отдела, чей сотрудник был уличен в коррупционном преступлении, тоже уволен. Получается, что я, как руководитель управления выполняю свои обязанности. Но есть и другой момент. Некоторое время назад писали, что мой заместитель был задержан с крупной взяткой. Но что получилось? Человека довели до инфаркта. Его не посадили, ничего. А через год прокуратура генеральная, областная дает документ, что заместитель начальника Сугирбаева невиновен. Как в этом случае быть? Если бы он действительно был уличен, я естественно, должен был подать заявление об отставке, потому что он – мой заместитель. А как поступить в подобной ситуации? К сожалению, у нас так иногда бывает.

— Увы, да. Неоднократно именно вы выступали против ввода того или иного объекта в эксплуатацию. Немало говорилось и о недобросовестных подрядчиках. Какие меры сейчас к ним применяются?
— К недобросовестным подрядчикам применяются меры административного плана. Если нарушение повторяется, то материалы передаются в правоохранительные органы. А если мы обнаруживаем, что он не соответствует требованиям и квалификации, приостанавливаем лицензии. За два года и 9 месяцев моей работы начальником управления мы достигли многого. Например, если за 9 месяцев 2009 года было возбуждено всего 314 административных дел, то за 10 месяцев 2010 года 536, за тот же период 2011 года 665. Это значит, мы больше наказываем этих подрядчиков. Проведено проверок если 275 за 10 месяцев 2009 года, 706 за 10 месяцев 2011 года. Это мы усилили проверку и контрольные дела…

— Получить лицензию сейчас тоже стало сложно. Гораздо проще ее лишиться.
— Если в 2009 году было выдано 248 лицензий, то мы в 2001 году выдали всего 137 лицензий. Мы ужесточили это дело. Уменьшили количество всех желающих. Сказали: если соответствуешь – получишь. Когда я приступил к должности, у нас было свыше 2500 лицензиатов. Сейчас мы оставили около 1700. Мы еженедельно рассматриваем их на комиссии. Комиссия у нас открытая. В ее работе принимают участие представители общественности, самые уважаемые строители Казахстана. Это Вячеслав Прокофьевич Хлебов – принципиальный, честнейший человек, Абумуталип ага Абуов – проектировщик, всю жизнь он возглавляет проектный институт, Когда мы ужесточили выдачу лицензий, начались ненужные разговоры. Чтобы их приостановить, я вышел с предложением к акиму области – давайте открыто будем эту работу вести. Прошу поддержать. Аскар Исабекович меня поддержал. Я издал приказ и этих людей включили в состав комиссии. Кроме того, на комиссии присутствуют два начальника отдела акимат. Поэтому у нас выдача и приостановление лицензий не единолично решаются, хотя по Закону эти функции возложены на меня, как на главного инспектора.

Все лицензии, выданные за время моей работы руководителем, выданы по решению этой комиссии. Там просто так разрешение не получишь. Пока человек не предоставит всех необходимых документов он не получит лицензию никогда. Конечно, многие обижаются. Но таково требование Закона. Я не хочу сегодня обижать руководителей, которые работали до меня, но они действительно «накосячили» будем так говорить. А в результате мы уже два года боремся с этим делом. И из-за этого я многих друзей потерял, близких, людей, с кем я тесно общаюсь. Потому что останавливая ему лицензию, я останавливаю ему всю программу… и меня как руководителя, наверное, недолюбливают.

 

— Как вас, интересно, за глаза называют?
— Ну, как называют, не знаю (улыбается), но, по крайней мере, мы действуем в рамках закона. Мы самоуправством не занимаемся. Да и нам никто не даст. Нас регулярно проверяет областная прокуратура, иногда генеральная прокуратура приезжает с проверками. Поэтому, если бы было какое-то самоуправство с моей стороны, они, давным-давно разобрались бы со мной.
— Я так понимаю, реформаторство дается нелегко…
— В нашей работе есть масса трудностей. Например, Закон. Принят, работает, но чуть позже издается другой, который противоречит принятому ранее. Так, по закону мы контролирующий надзорный орган. Но другой закон, принятый позднее, запрещает нам бывать на строительном объекте больше одного раза в год. И то, предпринимателя о предстоящей проверке мы должны уведомить за месяц. Поэтому мы вышли через акимат с предложением в Агентство, и нас услышали. Нам изменили эту статью. И я считаю, что мы очень хорошо поработали в этом направлении.

Теперь мы без предупреждения можем в нужный момент прийти на объект и отследить ход строительства.

Второй момент связан с главным человеком на объекте – представителем технадзора. От начала котлована до сдачи объекта он его должен контролировать. Он каждый день должен быть на объекте. Он за это деньги получает.

Технадзор, если там накосячил, будем так говорить, грубо, мы по имевшемуся у нас закону не имели права его наказывать. Расторгли договор и все. Мы с 2009 года требовали, писали и теперь принят Закон, согласно которому, у такого технадзора будет приостанавливаться лицензия.

Следующий момент. Чтобы построить социальный объект, получить разрешение на строительство, если он будет возведен на территории старой школы, подрядчик должен на время землю передать администратору программы. А по завершении строительства администратор программы возвращает землю обратно. Но это же вообще парадокс. Наконец, в этом году прошло наше предложение. Сейчас такой бюрократии уже нет. А сколько раньше теряли времени и денег! И еще одни момент, который мы поднимали параллельно с предыдущим, связан с лицензией подрядчика на строительно-монтажные работы. Для проведения капремонта он должен брать подвид лицензии. Но если он имеет право вести строительно-монтажные работы, почему он должен тратить время на получение лицензии на проведение капремонта? Тоже изменили. Сейчас компания, имеющая лицензию на строительно-монтажные работы, разрешение на капремонт не берет. На основании наших предложений и при поддержке акима области в Закон были внесены четыре поправки, и я могу сказать, что это намного облегчит нашу работу.
— Успехов вам и спасибо за интервью.

Реклама

Отправить ответ

2 Комментариев Включено "с начальником Управления ГАСКа по ЮКО Султанбеком Сугирбаевым"

Уведомлять меня
2000
Отображать сначала:   новые | старые | популярные

— Да а что же ответит господин Сугирбаев на строительство здания не соответствующего никаким нормам по адресу бульвар Кунаева угол улицы Ватутина рядом с АЗС Бейбарс на которое он уже в течении 2-х лет закрывает глаза.Разве это не факт коррупции.

— К сожаленью Кристина он уже ни за что не ответит, по той простой причине что он уже не начальник.

wpDiscuz