Шпак – печальный пожиратель саранчи

Представьте, что однажды утром, проснувшись в теплой постели и прислушавшись к звукам там – за окном, вы не услышали птичьего щебетания? Уверен, что отсутствие привычного гомона вызвало бы непонятную тревогу, предчувствие чего-то нехорошего… Но, слава богу, пернатые радуют наш слух, чирикая и порхая у нас над головами…
Окунувшись в повседневную суету, человек не всегда поднимает глаза, чтобы увидеть, что там, наверху. Наши взгляды устремлены вниз, мы озабочены тем, чтобы найти копейку… Хотя посмотреть, чем занимаются наши пернатые соседи, очень даже интересно. Порой они напоминают нас самих: кто-то шумлив и скандален, кто-то верен «жене» и терпелив, а кто-то не может сидеть на одном месте и бывает у нас только в гостях. Но мало кто из горожан знает, как называются создания, которые ранним весенним утром распевают свои песни…
Как-то я пробовал найти в Шымкенте орнитолога, с которым можно было бы поговорить о пернатых «братьях». Увы, задача оказалась не из легких! Так что мой рассказ о птицах нашего города будет опираться на сведения, почерпнутые в справочниках, мои собственные знания, полученные в пионерском детстве благодаря журналу «Юный натуралист» и, каюсь, рогатке. Ведь только «охотник» может знать все повадки дичи, ценить и уважать ее.

Шпак – печальный пожиратель саранчи

Начнем, пожалуй, с самого многочисленного семейства – саранчовых скворцов, или «акридотер тристис». В переводе с латыни имя их звучит очень торжественно – печальный пожиратель саранчи. Это официальное название нахальной и дерзкой птицы, которую у нас зовут шпак, «афганец» или «майна». Средняя Азия не была исконным ареалом обитания этого скворца. Он пришелец, который появился у нас во второй половине 20 века. Поговаривают, что прибыл он из Китая, с территорий, на которых проводились ядерные испытания. Есть и другая версия, что он «ушел в бега» и таким образом избежал массового истребления птиц, которое началось в Китае тогда же. Птица эта отличается не только наглостью, но и сообразительностью. Держатся шпаки, как говорится, толпой. Своего в обиду ни за что не дадут, но меж собой грызутся только так. Причем, увлекшись схваткой, могут брякнуться прямо под ноги прохожим, не обращая на людей никакого внимания.
Гнездятся они под боком у человека: на балконах, под крышами и подоконниками. Соседство не всегда приятное: во-первых, запашок от них так себе, во-вторых, постоянный шум и гам. А когда появляется выводок (в кладке обычно 4-5 яиц, а за лето шпаки могут снести 2-3 кладки), совместное проживание с ними вообще становится невыносимым. Стоит «папаше» принести кормежку, как начинается шумный дележ. Птица всеядна, ее можно увидеть даже на помойке. Голодные шпачьи стаи регулярно обносят сады и виноградники. Истребляют они и насекомых. Подросшие птенцы не сразу становятся на крыло, прежде чем научиться летать, они частенько терпят катастрофы. Родители бдительно следят за потомком, упавшим на землю. Не дай бог, если рядом окажется кошка или собака – заклюют! Да и на человека они кидаются вполне уверенно. По моим наблюдениям, у этих птиц разработан свой собственный язык: есть в нем сигналы тревоги, общего сбора, хорошего настроения и прочего. Замечено, что они хорошо поддаются дрессировке и являются отличными имитаторами. В неволе живут 40-50 лет, это официальные данные.

Малая горлица – очень самоотверженная мать

А теперь о тех, чьим именем мужчины называют своих любимых – голубка. Неяркая сизоватая птица имеет официальное название – малая горлица. А вот весной к нам из жарких краев прилетает ее более крупная родственница – кольчатая горлица. Эта птица с очень ярким золотистым оперением на крыльях издает специфический звук «тур-тур», благодаря чему ее и прозвали «туртушка». Повадки у родственниц одинаковы. Живут парами, парами же строят невзрачные гнезда. «Стройматериал» – мелкие прутики, «стройка» ведется в кронах деревьев или на карнизах домов. Но жилище получается слабым, сильный ветер запросто может опрокинуть «домик» и лишить пару потомства. Кладка состоит всего из двух яичек. Горлицы очень самоотверженные родители: для того чтобы увести врага – мальчишку с рогаткой или кошку, – они выделывают невероятные трюки. Самка имитирует ранение, она трепыхается на земле, привлекая все внимание к себе. Но стоит подойти – она чудесным образом оживает и отлетает дальше, снова падая на землю в «предсмертных» конвульсиях. И так до тех пор, пока она не почувствует, что увела опасность далеко от гнезда. Пример материнского самоотречения, достойный уважения…

Черный дрозд – золотой голос Шымкета

А знаете, кто поет так сладко ранним-ранним утром, когда на улице еще темно? Накрапывает дождь, а за окном звучат трели птичьей флейты. Эти сладостные звуки издает черный дрозд. Певец вполне может посоперничать с соловьем (они кстати, тоже заглядывают к нам на короткое время в мае). Любимое лакомство дрозда – земляные черви, поэтому чаще всего эту птицу можно заметить на земле, в густом кустарнике, когда он копается в перегное своим желтым клювом. В случае тревоги дрозд издает специфический звук, который также ни с чем не перепутаешь. Гнезда могут располагаться и на высоких деревьях, и на пнях и даже на земле, среди корней старых больших деревьев. Особи, которые живут в городах, иногда могут вить гнезда даже в цветочных горшках, на балконах и оконных корзинах. Самка откладывает яйца во второй половине мая, птенцы появляются к середине июня. Редко бывает вторая кладка. Птенцы из второй кладки обычно покидают гнездо в июле, иногда в начале августа. В кладке, как правило, 4-6 яиц голубовато-зеленой окраски.

Воробьи – очень беспокойные и шумные соседи

И еще об одном «горожанине» – воробье, беззаботном, чирикающем простаке, практически не боящемся человека. У воробьев тоже есть свой «язык», но он не столь богат, как, допустим, у саранчовых скворцов. Гнездятся воробьи отдельными парами, но иногда и колониями, селясь поближе к жилью человека. Орнитологи говорят, что воробьи образуют пары фактически на всю жизнь. А жизнь у них не очень длинная. Много молодых птиц гибнет еще в первую зиму, так что средняя продолжительность жизни воробьев составляет год-полтора, хотя при удачном стечении обстоятельств некоторые доживают до 9-11 лет.
И еще немного о тех, кто прилетает в наш город на сезон. Зимой у нас «пасутся» щеглы, они прибывают к нам из холодных предгорий. Кстати, в Шымкенте очень много тех, кто держит дома эту певчую птичку. На Крытом рынке ее продают за 500-1000 тенге. Летом на кронах деревьев можно увидеть ярко-желтую птицу размером со скворца – это иволга. Ее мелодичный свист, напоминающий звуки флейты – «фиу-лиу-ли», слышен издалека. Хотя в брачный период самцы иногда издают резкий и совсем немузыкальный крик, напоминающий мяуканье испуганной кошки, когда ей наступили на хвост. Иволга очень подвижная птица, на месте сидеть не любит, быстро и бесшумно перепрыгивая с ветки на ветку. Летает иволга волнообразно и на большой скорости – километров сорок пять в час, хотя самцы в погоне друг за другом могут разогнаться и до семидесяти.
Встречаются в городе симпатичные синицы, длиннохвостые сороки и суетящиеся скворцы. В то же время почти совсем исчезли сорокопуты и удоды, а на шымкентских речках теперь уже не увидеть ярко-синего рыболова – зимородка…
Ринат ХАМИДУЛИН

Шымкент, газета «РАБАТ», №14 от 4.04.2012 г.