Будучи совсем мальчишкой младший сержант Тулендиев успел отличиться в боях

20 солдат из Казахстана числились пропавшими без вести во время боевых действий в Афганистане. Несколько дней назад останки одного из них, Алексея Зуева привезли и с почестями захоронили на родине.

Руководитель союза воинов-интернационалистов Казахстана Шарипбай Утегенов службу в учебке начинал вместе с Алексеем Зуевым. О том, что Алексей пропал во время нападения боевиков, узнал уже в Афганистане. Шарипбай, сам прошедший горнило Афгана, считает долгом чести искать пропавших земляков.

Шарипбай Утегенов, председатель союза афганцев Казахстана: «Поиски длятся годами. Мы ищем и на территории Афганистана, приходится встречаться с бывшими врагами. Хотя, в общем у горя уже нет ни правых, ни виноватых. Если находятся останки, отправляем их в московскую лабораторию для проведения ДНК-экспертизы. В случае с Алексеем Зуевым совпадение по анализу было стопроцентным. Перед началом поисков мы встретились с организатором нападения на колонну Алексея, которая двигалась из Кабула в Хайратон. Полевой командир и рассказал, в каком точно месте был бой, где захватили наших солдат. Он сказал, что Алексей Зуев до последнего был предан присяге и Родине».

Союз воинов-интернационалистов РК направил президенту нашей страны прошение о том, чтобы наградить Алексея Зуева орденом «Айбын» посмертно.

Шарип Утегенов: «В нашем списке осталось 19 интернационалистов. Трое ребят — южноказахстанцы. И мы найдем, сколько бы лет на это не ушло!»

Тело Алексея Зуева нашли через тридцать лет. Столько же ждет своего сына Сырга Тулендиева. Талгата Тулендиева призвали в армию осенью 1981 года, больше своего сына Сырга-апа не видела.

Сырга Тулендиева: «В декабре 1981 года мы получили от него последнее письмо. И все, тишина. Я ходила в военкомат, спрашивала. А ответ был один: нет писем. Уже потом зимой пришли люди из военкомата и рассказали, что был страшный бой, после которого моего сыночка не нашли ни среди живых, ни среди мертвых».

Отца Талгата не стало через полгода после страшного известия, не выдержало сердце. А Сырга-апа не сдавалась, она ходила по всем инстанциям, стучалась во все двери, просила искать сына. Из Афганистана военные переслали матери личные вещи Талгата, среди них оказался небольшой блокнот, в котором парень писал стихи для мамы. Сырга-апа бережно хранит каждое воспоминание и часто перечитывает добрые сыновьи строчки. После публикации в одной из местных газет, откликнулся однополчанин Талгата. Он и рассказал женщине подробности той мясорубки.

А на вопрос, почему же не нашли его, ответил: «Там, апай, была речка горная, возможно, Талгата течением унесло». Своими словами сослуживец только укрепил надежду матери на то, что ее сын выжил.

Сырга Тулендиева: «Что бы ни говорили, а я все равно жду. Родственники и кудаи по Талгату справили уже. А я не верю. На следующий год моему сыночку исполнится 50 лет. Он у меня средний. Я каждый день думаю, что вот сейчас откроется дверь и он войдет, живой и здоровый».

Сегодня Сырга-апа живет у дочери. Пока поднимала детей, на собственное жилье не заработала. Говорит, что обращалась в военкомат с просьбой помочь получить хотя бы однокомнатную квартиру, но там и слушать не захотели… Наверное, потому что без вести…

Война не окончена, пока не найден последний солдат. Союз воинов-афганцев готов продолжать поиски до того времени, пока последний из двадцати казахстанцев не будет предан земле на родине.

Шарипбай Утегенов: «Неважно, какой национальности воин-интернационалист, неважно, какого вероисповедания. Кто бы ни был пропавший без вести воин, над его могилой нужно прочитать молитву или коран. А этого родители сделать не могут. Поэтому мы будем искать, чего бы это не стоило!»

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=Wc5pPrrO1qQ[/youtube]