Нуржан Тергеубаев
Проходит предполетная подготовка – завтра штурмовики пойдут в очередной учебный полет
Проходит предполетная подготовка – завтра штурмовики пойдут в очередной учебный полет

Когда в небе раздается рев турбин, всегда хочется отыскать глазами стремительных стальных птиц. Штурмовики идут красиво – парой, синхронно делают маневр и, блеснув плоскостями, уходят из поля зрения. Шум реактивных двигателей затихает вдали, а мне интересно, кто же сидит за бронестеклом «фонаря»? Уверенно держит штурвал, управляя сложной боевой машиной…

БАЗА «ШЫМКЕНТ»
Контрольно-пропускной пункт военно-воздушной базы «Шымкент» охраняют бойцы в касках и бронежилетах. Перед воротами установлены специальные бетонные плиты – это на случай прорыва или попытки теракта. Колючая проволока, видеокамеры – просто так на территорию объекта не попадешь. Безопасности уделяется огромное внимание. Начкар вежливо просит сдать мобильные телефоны, затем выписывает пропуск и передает меня патрульному. Передвижение по базе гражданских лиц возможно только в сопровождении военных.
Встреча с военлетом состоялась накануне полетных дней. Мы идем в штаб, навстречу попадаются летчики и механики, их можно отличить от наземных коллег по синей форме. Из-за защитных земляных валов торчат хвосты, вернее, кили штурмовиков СУ-25. Машина неприхотливая – рабочая лошадка войны, она очень неплохо зарекомендовала себя в афаганском небе. Приземистые стремительные тела, окрашенные в зеленый камуфляж, распластались на площадках в ожидании. Такое ощущение, что еще немного – и самолет рванет с места, устремляясь ввысь. Пилоны на крыльях пока пусты, вокруг самолетов деловитая суета. «Фонари» двухместных самолетов открыты. Проходит предполетная подготовка – завтра штурмовики пойдут в очередной учебный полет.

В среднем подготовка одного вертолета к полету занимает полтора часа
В среднем подготовка одного вертолета к полету занимает полтора часа

А мы двигаемся дальше, наш путь лежит в вертолетную эскадрилью. Геликоптеры стоят отдельно от самолетов. «Крокодилы» – грозные и могучие МИ-24 и безоружные транспортники МИ-17 – трудяги неба. Близ взлетно-посадочной полосы – находящаяся на боевом дежурстве пара серо-голубых истребителей МиГ-29. Где-то неподалеку их экипажи, готовые в считанные минуты подняться в небо на перехват…

Во времена СССР Чимкент охраняли «старички» – истребители-бомбардировщики СУ-17. После развала Союза в шымкентском небе некоторое время было тихо. Старые изделия конструкторского бюро Сухого списали. Потом появились более современные штурмовики, а несколько лет назад южные рубежи Казахстана усилили эскадрильями грозных МиГов и вертолетным крылом. Теперь над нашим городом плотный военно-воздушный щит…

ВЕРТОЛЕТЧИКИ-САМОЛЕТЧИКИ

Нуржан Тергеубаев
Нуржан Тергеубаев

Мы беседуем о профессии военного летчика, сидя в кабине МИ-17. Вертолет только что заправили, в салоне густой запах топлива – специфический военный аромат. Дождь барабанит по стеклам кабины.
«Здесь место командира экипажа, – сидя в левом кресле, поясняет майор Нуржан Тергеубаев, – на вашем месте (правое кресло – авт.) располагается второй пилот. Позади, на откидном сидении – третий член экипажа – бортмеханик». Вокруг датчики и переключатели – это рабочее место пилота.

Романтика неба! У моего собеседника, он заместитель комэска по воспитательной работе, тысяча часов налета. Очень серьезный стаж.
«Все мы универсалы, можем летать на «двадцать четвертых» и на «семнадцатых», – делится майор, – на МИ-17 нет никакого вооружения, сейчас прорабатывается вопрос о его навесе. А вот МИ-24 очень грозная машина. Она может взять 80 неуправляемых ракет. Залпы регулируются, можно выпускать 5 или же 10 ракет за раз. Дополнительно на пилоны можно подвесить управляемые ракеты «воздух – земля». Плюс четырехствольный пулемет (калибр – 12,7 миллиметра) – один залп покрывает площадь примерно 30-40 метров. Экипаж «крокодила» – 2 человека: командир и оператор, последний отвечает за стрельбу».
Для того чтобы попасть в ВВС, нужно по-настоящему болеть небом. Обладать не только знаниями, но и отменным здоровьем – это один из самых главных для пилотов критериев. Ехать в далекую Россию для поступления в высшее военное летное училище не нужно. На истребителя, штурмовика, вертолетчика можно выучиться в Актюбинске, где находится профильный вуз.

«На вертолетчика нужно учиться 4 года, – рассказывает Нуржан Тергеубаев. – Два года – теория, потом курсантов начинают учить на практике. Ребята занимаются на аэродромах, пробуют себя в роли пилотов. Здесь все как в обычной жизни: есть шустрые пацаны, схватывающие все на лету, а есть тяжелые «медведи», которые всю жизнь будут только в кресле второго пилота».
Примечательно то, что мой собеседник учился на самолетчика. Но после распределения попал в вертолетную часть. Пришлось переучиваться, и вот сейчас, спустя 13 лет после выпуска, майор уже замкомэска, командир экипажа…
«Мы постоянно учимся, – продолжает свою мысль пилот, – пока у нас нет своего компьютерного тренажера, мы занимаемся вместе с пограничниками. В таких виртуальных полетах отрабатываются чрезвычайные ситуации – отказ двигателей, сложные метеоусловия, посадка в горной местности. Все это доводится на симуляторе до автоматизма, чтобы в случае беды пилот сработал на рефлексах. Кстати, за время существования нашего отряда никаких воздушных инцидентов у нас не было…».
Работа летчиков сведется на нет, если не будет хорошего наземного обслуживания. От «технарей» зависит очень много. Все регламентировано, все запротоколировано. В среднем подготовка одного вертолета к полету занимает полтора часа. Работа ответственная, если что не так – боевое задание может быть не выполнено. А работают инженеры и техники в любую погоду, как и их машины, – неприхотливые и всепогодные вертолеты МИ.

«Почему-то мне кажется, что сейчас молодые люди не рвутся в летчики, – высказывает свое мнение один из инженеров Асет. – Даже среди моих родственников ни братишки, ни племянники не хотят быть военными. Интересы у нынешней молодежи другие…».
Но все же романтиков хватает. Подавляющее большинство пилотов вертолетной эскадрильи – молодые люди, те, кто пришел защищать Родину уже во времена независимости Казахстана. «Люди должны быть уверенными в нас, – прощаясь, говорит военлет Тергеубаев. – Мы на своем посту, все отработано, и мы знаем, что нужно делать в случае беды…».

Ринат ХАМИДУЛИН