Тимур Бекмамбетов на презентации
фото с сайта theopenasia.net

Давно ставший голливудским режиссёр и продюсер Тимур Бекмамбетов приехал в Алматы, чтобы презентовать казахстанцам свой новый фильм, в котором у Казахстана особое место. «Время первых» — это подлинная история о том, как советский космонавт Алексей Леонов впервые в истории человечества вышел в открытый космос, пишет портал «Открытая Азия онлайн«

При этом во время полета аппарата «Восход-2» не по плану пошло буквально все, что только могло пойти не по плану. Леонову и его командиру и напарнику, Павлу Беляеву, пришлось преодолеть семь внештатных ситуаций, по крайней мере пять из которых могли стоить им жизни. 6 апреля картина «Время первых» вышла в прокат. И это 140 минут подлинной драмы, великолепной актерской игры, напряжения нервов, безупречно выполненных спецэффектов и гордости за возможности человеческого разума и тела.

Премьерный показ в Казахстане был особенно важным для съемочной группы, ведь «Восход-2» стартовал именно с казахстанской земли, с космодрома «Байконур». Поэтому неудивительно, что первая демонстрация фильма прошла на казахском языке — в дубляже. Корреспондент «Открытой Азии» побывал на премьере, а партнер проекта — медапортал informburo.kz — опубликовал самые любопытные моменты пресс-конференции, на которой команда Бекмамбетова рассказала всю кухню производства новой космодрамы.

Тимур Мекмамбетов на презентации фильма
фото с сайта theopenasia.net

Одна минута подлинной истории космонавта Алексея Леонова обошлась в 71 428 долларов, а общий бюджет ленты «Время первых» «встал» продюсеру в 10 млн долларов – ничтожно по меркам Голливуда. Закрытый показ для алматинской прессы кончился публичным «спасибо» от режиссёра всем казахстанцам за посильный вклад в его новую картину. Оказывается, все, кто последние три года делал Бекмамбетову кассу с новогодних «Ёлок», автоматически финансировали съёмки космического триллера. Не стал тратиться продюсер и на Джорджа Клуни с Сандрой Буллок, снявшихся в «Гравитации», а значит уже знакомых с невесомостью и навыкам обращения со скафандром. Вместо них Бекмамбетов пригласил в компаньоны актёра Евгения Миронова, который сыграл заодно и главную роль, а ещё Константина Хабенского – актёра, без которого успешный бекмамбетовский проект обходится редко.

Байопик снимали почти 2,5 года. Продюсер Тимур Бекмамбетов и режиссёр-постановщик ленты Дмитрий Киселёв на закрытый показ в Алматы приехали специально. Каждый фильм о космосе – это фильм о Казахстане, — доходчиво объяснил Бекмамбетов. А посему дубляж фильма на казахский язык символичен даже для самого Тимура Бекмамбетова.

– Тимур, в интернете есть информация, что съёмки фильма «Время первых» дважды прерывались… Почему?

– Фильм делался три года и был сделан с третьей попытки. Изначально Сергей Бодров-старший готовился снимать этот фильм, потом у него возникли другие планы. Юра Быков тоже снимал некоторые сцены, но потом мы остановились, потому что поняли, что у нас не очень получается. В итоге за картину взялся Дима Киселёв, и слава богу. Ещё одно важное обстоятельство вынуждало меня и моего компаньона Женю Миронова откладывать съёмки. Это обстоятельство – степень ответственности перед зрителем. Мы не хотели переврать историю. К тому же, у нас был один требовательный зритель – это герой фильма Алексей Леонов. Могу смело сказать, что если бы ему фильм не понравился, то вы бы его точно не увидели.

– Тимур, где вы находите деньги под свои дорогостоящие проекты?

– У нас есть замечательный российский Фонд кино, который поддерживает нас. Часть средств мы получили от него и часть средств от фильма «Ёлки» – спасибо, что каждый год на него ходите. К тому же, в 90-х годах я снимал рекламные ролики для «Альфа банка». И когда у нас наступила тяжёлая финансовая ситуация, мы обратились к ним, и они нам помогли, таким образом мы смогли завершить фильм. Все ставки были сделаны на этот фильм, в бюджете есть и много заёмных средств, которые после проката нужно вернуть. Так что это не такой простой для нас проект. Бюджет картины составил 10 миллионов долларов.

– Дмитрий, у меня вопрос к вам. Актёр Владимир Ильин великолепно сыграл основоположника космонавтики Сергея Королёва. Кто ещё рассматривался на эту роль, и почему выбрали именно его?

– Когда я пришёл на проект, то все роли были уже распределены. Я, даже не встречаясь с этими актёрами, не стал их менять. Что касается Жени и Кости – тут вопроса вообще не было, но они удивительным образом оказались ещё и похожи на своих персонажей. Что касается Ильина – у него нет портретного сходства со своим героем Королёвым, но он умеет виртуозно перерождаться в необходимого персонажа. Фильм посмотрели люди из «Роскосмоса», эти люди лично знали Королёва, и они удивились таланту Владимира.

– Тимур, как актёр Евгений Миронов стал вашим компаньоном и сопродюсером фильма?

– Изначально Женя пришёл ко мне с идеей этого фильма. Весь проект начался с его желания сыграть роль Леонова и стать в кино космонавтом. В партнёры ему назначили Костю Хабенского, это актёр, которому я очень доверяю. К тому же он очень похож на Беляева – и внешне, и характером.

– Тимур, расскажите про сценарий фильма. Как долго его писали, и какие сложности возникали?

– Сценарий этой картины уникальный, у меня такого никогда в жизни не было. Первый раз мне пришлось делать фильм, когда сам герой рассказывает тебе свою историю. 52 года все данные полёта были засекречены, это тоже уникально для кино. Алексей Леонов долгих 52 года рассказывал эту историю своим друзьям и родным, и за это время он её отшлифовал. Качество литературы в сценарии очень высокое, потому что всё лишнее с его воспоминаний отпало, и произошёл монтаж. После первой встречи мы записали его рассказ на диктофон, и дальше была длинная работа по написанию сценария.

– Дмитрий, герой вашего фильма жив, и с ним происходили реальные события. Выдумывали ли вы что-то от себя на протяжении съёмок?

– Расскажу, как это было. Мы взяли девятичасовую беседу с Леоновым и прочитали его биографию. На основе этого нам предстояло снять кино. В фильме показана небольшая часть того, что с ним произошло. Мы взяли только подготовку и сам полёт, но в его жизни происходило много разных событий, которые не вошли в фильм. Это был болезненный и долгий процесс, мы отсекали все вещи, которые мешали рассказать историю правдоподобно. Не вошла сцена, где рассказывается, что Леонов по росту не подходит для полётов. Вроде три сантиметра – это формальность, но он мог вообще не полететь из-за этого. Он дождался того момента, когда эти три сантиметра стали не принципиальны, и в итоге вошёл в историю. Есть моменты, которые гиперболизированы, но никакого вымысла в фильме нет.

Тимур Мекмамбетов на презентации фильма

– Дмитрий, если у Леонова все события того времени «отшлифовались», то где вы взяли детали полёта?

– Совсем недавно рассекретили данные о полёте, и я мог ознакомиться с документами. Я прослушал 70 часов записи, чтобы подробно сделать детализацию. В фильме есть сцена, где герои приземлились в тайге, и их не могут найти. В реальной жизни их нашли через шесть часов, а у нас в фильме через девять – мы хотели подержать зрителя в напряжении. В реальности вертолёт не мог приземлиться из-за деревьев и скинул замёрзшим космонавтам верёвочную лестницу. На что, оказывается, Леонов покрутил пальцем у виска и сказал: «Как мы после суток полёта с замёрзшими конечностями к вам поднимемся?» Им скинули бутылку коньяка, которая разбилась, потом в трёх километрах от места посадки готовили площадку для приземления вертолёта. Всё это не вошло в фильм, потому что картину тогда нужно было сделать четырёхчасовой.

– Тимур, вы будете ещё снимать фильмы про героев? Есть ли уже какие-то конкретные задумки, разработки?

– Это вопрос риторический – конечно, мы будем снимать фильмы про супергероев. И очень хороший урок нам преподал космонавт Алексей Леонов, который запретил давать кадр, где Королёв падает на пол. Мы хотели его убедить, что нужно оставить эту сцену, но он ответил: «Королёв упасть не может». Эта формула осталась у меня в голове – герой падать не может. В качестве примера приведу: вы смотрите фильм «Миссия невыполнима» – Том Круз бежит спасать человечество, и тут ему становится плохо. Он прислоняется к стенке, достаёт таблетки, чтобы выпить. Всё, фильм на этом закончится! Это означает, что есть фильмы про людей, а есть фильмы про героев.

– Тимур, утверждали ли вы актёров дубляжа фильма на казахском языке?

– Я очень рад, что мы сделали этот фильм сразу на двух языках. Для меня это было символически важно, потому что я сам родился в Казахстане и жил тут до 17 лет. В то время фильмов на казахском языке вообще не было, их не переводили, и этому уделялось мало внимания. В результате я оказался таким ненормальным, неправильным человеком, который на родном языке говорить может, только очень плохо. Поэтому для меня очень важно было, чтобы фильм, в который мы вложили много сил, вышел на казахском языке. Что касается актёров, то я не утверждал их кандидатуры, полагаясь на профессионализм людей, которые здесь работают.

Тимур Мекмамбетов на презентации фильма

– Тимур, есть ли в ваших планах снять фильм о казахстанской космонавтике?

– Скажу честно, что таких мыслей у меня нет. Потому что в каком-то смысле каждый фильм о космосе связан с Казахстаном, ведь все корабли стартуют до сих пор с «Байконура». Присылайте сценарии – и я обещаю, что мы с Димой будем их читать и общаться с вами.

– Тимур, Леонов как-то сказал, что верит в существование инопланетных цивилизаций. Разделяете ли вы его точку зрения, и есть ли в планах снять фильм про НЛО?

– Всем инопланетянам мы разошлём пригласительные билеты в Кремлёвский дворец в преддверии Дня космонавтики. А что касается Леонова, то я думаю, что он имел в виду потенциальное наличие разума вне планеты Земля. Я уверен, что так оно и есть. А что касается наших фильмов про инопланетную жизнь, то мы, конечно, об этом думаем. Есть большие планы, они будут касаться, в том числе, историй про НЛО.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

  • Фильм «Время первых» был запущен в производство в марте 2015 года. В московских кинопавильонах были построены два полноразмерных макета «Восхода-2», оснащённых техническими атрибутами в полном соответствии с историческими реалиями.
  • Миронов и Хабенский больше года тренировались, чтобы быть готовыми к съемкам. Оба актера провели в спортзале в сумме около 4 000 часов. А перед съемками они дополнительно прошли трехмесячный курс интенсивных тренировок на физическую выносливость. По словам Миронова, одним из самых сложных испытаний на фильме стали две смены, когда он по несколько часов висел на тросах, изображая состояние невесомости.
  • Большое внимание было уделено деталям, отображавшим историческую эпоху. В частности, на руках у космонавтов можно заметить уникальные часы, выпущенные по случаю полета Гагарина. Художники смогли найти их у коллекционеров.
  • Для интерьерных съёмок собрали подвижный макет «Восхода-2», который мог наклоняться, вращаться и трансформироваться.
  • Особое внимание создатели фильма уделяли работе со светом. Поверхность корабля была покрыта светоотражающими пластинами. Для съёмок внутри корабля световые приборы закреплялись на стенках отодвигающихся сегментов: чтобы освещение оставалось равномерным, приборы можно было включать и выключать с внешнего пульта. В сценах с вращением корабля вокруг своей оси вращается ещё и огромный прожектор весом 50 кг, закреплённый на тросах и имитирующий солнечные лучи.
  • Создателям фильма разрешили скопировать внешний облик «Взора» – аппарата для ориентации, устройство которого до сих пор остаётся производственной тайной. Внутренний интерьер макета «Восхода-2» был оснащён и другими приборами, каждый из которых был точной копией своего исторического прототипа.
  • Зимой 2016 года группа кинематографистов прилетела в Пермский край, в окрестности того самого места, где 19 марта 1965 года в ручном, нештатном режиме приземлился на «Восходе-2» экипаж Беляева-Леонова. Съемки проходили в долине реки Усьвы при температуре минус 35 градусов. Добираться на место съемок приходилось с помощью оборудования для скалолазания. На этот путь уходило не менее полутора часов.
  • Создателям фильма дали доступ только к дизайну космических приборов. Внутреннее устройство космической техники до сих пор засекречено.
  • Чтобы сцены в невесомости смотрелись максимально эффектно, были созданы цифровые дублёры Миронова и Хабенского. Актёров «отсканировали» на круговой установке из 80 фотоаппаратов.