Старый Чимкент

Шура родилась 12 апреля 1919 года. Родители крестили Александру в новеньком, еще пахнущем свежим деревом образов, Никольском соборе. Там же получили и свидетельство о крещении-рождении. В честь Шуры, как тут же прозвали новорожденную, ее отец Георгий и мама Шура-старшая посадили дубок в новом Соборном парке – отец Николай посоветовал. Дело было в городе Черняеве Сыр-Дарьинской области…

МетрикаК моменту рождения Шуры город назывался Черняевым всего семь лет, но понятно, что младенцу было все равно, всем миром для девочки был маленький дом с балконом и Соборный парк в нескольких минутах ходьбы от дома. О да… Дубы в то время еще не закрывали кронами небо, а шелестели светлой ажурной листвой и качались такими же «ребячьими» хрупкими ветками, напоминая городских детей, для которых молоденький парк был единственным развлечением.

Если спросить у Шуры про революцию и разные события начала двадцатого века, происходящие в городе, конечно, Шура ничего и не вспомнила бы. Для каждого ребенка детство – самое счастливое время и никакими, даже глобальными, переменами его не испортить. А вот момент, когда Черняев стал называться по-другому, Шура запомнила. Что такое Чимкент и почему дети стали чимкентцами, а не черняевцами, малышне рассказывали в маленьком детском саду. Было это в 1924 году…

А царскому генералу Черняеву в качестве памяти оставили Черняевку – небольшое село, бывший форпост почти на границе с Ташкентом.

Как утверждают казахстанские ученые, Шымкент возник еще в 11-м веке. Однако в дошедших до нашего времени письменных источниках впервые о Шымкенте упомянул среднеазиатский историк Шараф ад-дин Али Йа(е)зди (1425 год) в книге «Зафар Наме» («Книга побед») при описании военных походов Тимура.

В течение нескольких столетий Сайрамский оазис переходил из рук в руки разных завоевателей. Так, в начале 13-го века городом завладели войска Чингисхана. А в начале 16-го века после ряда междоусобиц город стал частью Казахского ханства. Далее в 17-м веке на город несколько раз нападали джунгарские завоеватели. И, несмотря на все эти войны и конфликты вокруг города, Сайрамский оазис находил в себе силы оставаться регионом развитого земледелия, садоводства и ремесла.
И вот, в конце 18-го века город был завоеван Кокандским ханством. Хотя не скрывало своих притязаний на него и Бухарское ханство.

В 1810-1864 годах город представлял собой военный лагерь-крепость под властью Коканда с многочисленным войском и резиденцией наместника хана. В 1821 году казахский султан Тентек-торе возглавил восстание против Кокандского ханства. Войска повстанцев взяли штурмом Сайрам и Чимкент, однако из Коканда прибыли крупные силы, которые после нескольких сражений подавили восстание.
В 1864 году войска Российской империи сначала захватили город Аулие-Ата, а затем Туркестан и сам Чимкент. Руководил операцией туркестанский генерал-губернатор Михаил Черняев.

Небольшой отряд Черняева проник в крепость по водопроводу, через сводчатое отверстие в стене крепости, и гарнизон был до того поражён внезапным появлением неприятеля внутри городской ограды, что не оказал почти никакого сопротивления. За взятие Чимкента Черняев был награжден Орденом Святого Георгия 3 степени.

Чимкентская школьница Шура Сощенко была отличницей. Училась она в русской женской школе всеобуча, а вот узбекский язык выучила самостоятельно – неподалеку от шуриного дома была узбекская школа, так что языковая среда девочке была обеспечена. К окончанию школы, к большому счастью Александры, в Чимкенте открылся учительский институт.

Это было весной тридцать седьмого года, и у Шурочки камень свалился с плеч: не придется отпрашиваться у родителей и отправляться в Алма-Ату. Ни за что бы не отпустили…

Сощенко АлександраВ том далеком тридцать седьмом учебные заведения для будущих педагогов открывались по всей молодой Казахской республике. Помимо Чимкента возможность стать учителем, не уезжая далеко от дома, получили павлодарцы, уральцы и семипалатинцы. Чимкентский учительский был основан Указом №263 Совета народных комиссаров Казахской ССР от 19 марта 1937 года. Учиться предлагалось на пяти факультетах и всего два года. И только в 1955 году учительский институт был преобразован в педагогический, а срок учебы увеличился до пяти лет.

Первый раз вопрос с переименованием города встал ребром в жизни Шуры перед самым ее поступлением. Глянув в ее паспорт, женщина-секретарь из приемной комиссии (явно из другого города) поинтересовалась: «Александра, вы приезжая? У нас нет общежития…»

Вопрос решился очень быстро – та самая паспортистка, которая выдавала документ (а паспортный стол в небольшом Чимкенте тоже был единственным, как и многое другое), своим красивым почерком дописала в графе «место рождения» – (г. Чимкент) вот так в скобочках, после «г. Черняев».

И много-много лет в большой трудовой биографии Александры Сощенко все заполненные на нее характеристики, начинающиеся с биографии, гласили, что А.Г. Сощенко родилась в Черняевке Чимкентской области (Южно-Казхстанской области).

Александра Георгиевна рассказывала, что по первости очень возмущалась и заставляла документ переписывать, а потом махнула рукой… А чуть позже просто сама стала писать, что родилась в Чимкенте, и ни у кого больше не возникало вопросов.

Удивительно, но Чимкент стал Шымкентом также ровно за семь лет до окончания земного пути Александры Сощенко. Александра Георгиевна, коренная жительница города, в отличие от многих теперешних наших современников, новость об изменении транскрипции на «Шымкент» восприняла совершенно спокойно.

ТрудоваяЭто было постановление президиума Верховного Совета Республики Казахстан «О переименовании и упорядочении транскрибирования на русском языке наименований отдельных административных единиц Республики Казахстан» от 8 сентября 1992 года за № 1613.

Один из пунктов Постановления гласит: «Город Чимкент Южно-Казахстанской области переименован в город Шымкент». Согласно документу, изменена и транскрипция его написания на русском языке. Сделано это, как написано в начале документа, «в целях возрождения национальной топономики, восстановления исторических наименований…» Постановление подписано Серикболсыном Абдильдиным, на то время председателем Верховного Совета РК.

Сощенко АлександраАлександра Георгиевна даже посмеивалась: «Всю жизнь прожила в одном городе, а по документам – в трех… А вы говорите: прогресс шагает семимильными шагами. Да, это наше поколение увидело первое электричество, это мы смотрели первый в мире телевизор, в наше поколение впервые пришли холодильники и пылесосы… Но история шагает значительно быстрее. Ведь кто еще, кроме нас, может похвастаться тремя переименованиями за одну жизнь? Не за век, не за эпоху, а за одну человеческую жизнь… А ведь мне всего 80. Пожить бы еще, что там впереди…»

А впереди латиница. Вот чему Александра Георгиевна уж точно не удивилась бы, так это латинице. Документы Шуры, аккуратно подшитые в старой папке, начинаются со старославянского, есть много бланков на русском, большая часть первых – на казахском языке с латинским алфавитом. И старый казахский алфавит на латинице – не чета тому, что предлагают нам сейчас в 21 веке.

«Проще простого!» – сказала бы Шура. И была бы сто раз права. Она на латинице училась. И азбука в Казахстане начала 20 века – это не просто 26 букв известного европейского алфавита, это еще и масса знаков кириллицы, сдобренной казахскими крючками, обозначающими твердость звука, апострофы и тильды над многими буквами…

Елена Бояршинова