«Вон мой сынок, мой Джони, жаным меным…» — доносятся из толпы голоса родителей, которые приехали на присягу новобранцев в Шымкент. В в/ч 6506 более четырехсот парней готовы дать клятву Родине и отслужить один год.

«Что в этом особенного — снимать присягу военных?» — могут подумать многие журналисты. А вот для меня это одно из важных событий в жизни. Ты видишь переживания самых близких людей, видишь, как волнуются эти «дети»-солдаты. По сути, им по 19 лет, ну, разве не дети?

Протискиваешься через плотный строй бабушек, влюбленных девушек, мам и пап, и видишь, как начинают маршировать солдаты — в ногу, четко, ритмично и совершенно синхронно — парни провели на плацу два месяца. Прямой поворот головы у ведущего, отточенный ритм строевой песни.

А из толпы зрителей-родных уже плач — кто-то плачет от гордости за своего ребенка, а кто-то просто уже соскучился…

Солдаты, представ перед командованием, родителями и близкими, держатся уверенно. Командир объявляет начало присяги, звучит гимн РК, народ хором подпевает военному оркестру.

Военная присяга в Шымкенте
Солдаты в строю

После окончания гимна военнослужащие дают присягу, уверенно, четко и громко произносят «Служу Казахстану». Все стараются запечатлеть этот момент, вспышки фотокамер иногда мешают даже новобранцам.

Мое внимание привлекла женщина в черном пальто, она стояла в стороне и смотрела на этих ребят, ее лицо было непроницаемо.

— К сыну приехали?

— Да, он у меня один!

— А почему не подойти и не поддержать? Ваш сын где? Вы его наверное не можете в толпе найти?

— Нет нет, я его вижу! Он стоит в строю, я хочу, чтоб он сначала дал клятву Родине, а потом мы увидимся.

Я заметил как женщина крепко сжимает в руках сверток с шоколадом, она смотрела на своего сына с такой гордостью, казалось у нее сейчас вырастут крылья…

— Вы простите меня, не могли бы рассказать о своем сыне?

— Мой сын — это моя жизнь, когда он пришел ко мне и сказал: «Ана, мен армияга барам», у меня сердце чуть не оборвалось, я не подала виду и согласилась. Всю ночь не спала, плакала до утра, я так боялась, мне было больно… Я воспитала его одна, кроме моего сыночка у меня никого нет, и при мысли, что его не будет целый год, я сходила с ума, но ему не показывала этого. Он с раннего детства у меня самостоятельный, он настоящий мужчина… он мой, понимаете.

После этих слов моя собеседница начала плакать.

— Пожалуйста, не плачьте, все будет хорошо…

— Я не хочу, чтоб он видел мои слезы и переживал из-за этого. Я знаю, он сильно соскучился по мне и когда звонит, все время молчит, я знаю, что у него на душе…

Узнав, в каком строю парень, я пошел сделать для матери фото ее сына. Как раз в этот момент объявляют его фамилию, и я увидел, как вышел парень невысокого роста, уверенный в себе, посмотрев по сторонам, он начал зачитывать клятву. Что я увидел в его глазах, это уверенность и патриотизм. Закончив зачитывать присягу, парень вошел в строй и начал оглядываться по сторонам. Я сразу понял, что он ищет единственного человека, свою Маму. Я подошел к нему и дал понять, что мама ждет его, в глазах парня появилась жизнь, я наверное никогда этого не забуду.

— Ваш сын ни разу не запнулся…

— Я слышала, он моя гордость. Вы знаете, я сегодня увидела взрослого человека, мужчину и настоящего патриота. Пусть служит и станет защитой всего Казахстана. Я его всегда воспитывала примерным, он знает цену своему слову, друзьям, времени и Родине.

Присяга закончилась, родители ринулись к своим детям. Слезы, смех, радость, поцелуи.

В этот момент подходит ко мне мой знакомый военный и говорит с улыбкой: «Ради этого момента стоит жить».

В той толпе я чуть не потерял свою собеседницу. Пока я шел к ней, мимо меня пулей пролетел этот уверенный в себе парень. Я не стал им мешать, они долго стояли, обнимая друг друга. Не могу сказать, плакал ли он, но видел, как его спину крепко сжимала рука его мамы…

Шуддин Саидов