Казалось бы, что может быть естественнее для человека, чем делать добро. И каждый из нас это внутренне понимает. Но зачастую уж как-то очень внутренне. За круговертью повседневной жизни у нас едва хватает времени делать добро своим близким, но это не большая заслуга – тут уж не отвертишься. А что касается «ближнего твоего»…

По заповедям всех религий делать добро – это означает «накормить голодного, напоить жаждущего, приютить странника, одеть нагого, навестить больного». То есть, любого человека без исключения, оказавшегося в беде или нужде. Но многие ли из нас ставят дело милосердия во главу своей жизни?

Два года назад в Шымкенте заработал благотворительный «Клуб добряков». Его можно назвать филиалом, потому как аналогичные объединения под тем же названием существуют в Астане, Алматы, Караганде, Актобе и Костанае. Автором и учредителем этой альтруистической идеи выступила Гульмира Абдрашева, известная всей стране своими добрыми делами и поступками. Жизнеспособность этого союза добрых людей обеспечивается абсолютной прозрачностью всех звеньев их работы. Ведь что «напрягает» граждан в первую очередь? Конечно же, крайнее опасение в том, что их помощь не достигнет адресата. К сожалению, периодические скандалы вокруг разных благотворительных фондов дают этому основание. Поэтому «добряки» сразу же отмели саму мысль связываться с какой-либо денежной «массой» – они берут на себя лишь функцию координаторов для распределения вещественной помощи – от пожертвователей к нуждающимся.

ТЫ ЗАПИСАЛСЯ ДОБРОВОЛЬЦЕМ?

О том, как строится работа «Клуба добряков», рассказала волонтер Гулнарай Салменова: «Я и раньше оказывала помощь. В интернете, бывало, размещали призыв, что, мол, надо собрать деньги на операцию такому-то больному ребенку – я сразу откликалась, пересылала деньги… Потом случайно наткнулась на информацию о «Клубе добряков» и мне сразу понравилось, что они не собирают деньги, а просят поделиться лишним – уже ненужными вещами, продуктами, старой мебелью… У меня как раз скопились вещи от дочери, какие-то корпешки, половички. Женщина, которая должна была их забрать, по каким-то причинам не смогла приехать… Что делать, я позвонила руководителю этой организации Наргизе Рашитовой – она попросила меня привезти эти вещи к себе домой. Так мы и познакомились. Только при личном общении я поняла, какое большое дело они делают, причем, не от случая к случаю, а целенаправленно, осмысленно и бескорыстно. Знаете, я тоже раньше думала, что люди на этом «навариваются», а тут мне объяснили весь расклад их работы – все честно! Это оказалось так близко моей душе, и я попросилась в волонтеры. Как раз в это время я ушла с работы, высвободилось время, хотелось куда-то выплеснуть энергию… Все сошлось воедино, и вот уже больше года я в этих рядах».

Сейчас в числе волонтеров клуба 36 человек. Каждый из них отвечает за свой участок работы – кто-то за малообеспеченные и многодетные семьи, кто-то за лекарства и медицинскую помощь, есть ответственные за продукты, за содержание склада, за проведение детских праздников, за работу с ЦОНом и полицией… В этом объединении нет строгой иерархии – все волонтеры равны – потому что у них нет разделения на работу важную и неважную, главную или второстепенную… Как и невозможно определить степень несчастья и нужды для их подопечных.

Что, например, делает волонтер, работающий с ЦОНом? «В поле нашего зрения иногда попадают люди, у которых вообще нет никаких документов, – говорит Гулнарай, – у них, бывает, нет своей крыши над головой, нет работы из-за инвалидности, то есть нет никакого социального статуса. Как им помочь? А по четкой схеме нашей деятельности мы обязаны убедиться, что этот человек действительно нуждается в помощи, не притворяется несчастным, ведь мы потом должны отчитаться перед благотворителями-спонсорами. Вот и приходится порой восстанавливать им документы «с нуля», ведь где-то когда-то эти люди были «зафиксированы» – в поликлинике, в адресном бюро, паспортном столе… Тут без ЦОНа не обойтись».

ОТ ДОБРА ДОБРА НЕ ИЩУТ

Клуб добряков помогает всем, но приоритетная категория для них – все-таки дети. Это и дети с ограниченными возможностями, и дети-сироты, и дети с туберкулезом, с онкологическими и неврологическими заболеваниями. Им бы хотелось опекать и одиноких стариков, но не тут-то было. Сунулись они как-то с предложением помощи в забадамский Дом престарелых – их вежливо оттуда выпроводили. И даже невежливо. Причина неизвестна. Ну ладно, может у них и так все прекрасно, все в полном изобилии. Но разве старикам помешает лишнее, хотя бы и моральное участие? Волонтеры могли бы просто навещать, может, давать какие-то развлекательные концерты… В больницах тоже, бывает, относятся к ним как-то не радостно. Как будто они ревизоры-инспекторы, втайне вынюхивающие недостатки в освоении бюджетных средств.

И вообще, случаются в жизни благотворителей такие казусные ситуации, которые ничем и объяснить нельзя. Вот пример прямо-таки вопиющий. Еще недавно всех казахстанцев буквально потрясла трагическая смерть фигуриста Дениса Тена. По своей личной инициативе Клуб добряков решил как-то откликнуться на случившееся горе. Кинули клич по интернету. Просто удивительно, сколько людей захотело принять участие в этой акции! Уже на девять поминальных дней был сделал проект мемориальной доски, которая должна была быть установлена рядом с тополиным деревом. (У Дениса песня была такая, где тополь упоминался). Тут же кто-то подарил тополиный саженец, кто-то достал подходящий камень, на доске выгравировали строки из песни. Все сделали на едином порыве, все работали исключительно безвозмездно… И что же? До сих пор им не могут на всем огромном городском пространстве выделить место для установки памятной доски – маленькой такой, 60 на 60. Захотели благотворители определить место рядом с Ледовым дворцом, что логично – хозяева отказали. Заручились они было разрешением городского акимата – теперь не добиться, кажется, разрешения городской архитектуры. Со дня гибели всенародного кумира уже как два месяца, а бюрократической волоките нет конца. Нечего и говорить, все эти негативные моменты обидно и ощутимо бьют по добрым рукам.

ДА НЕ ОСКУДЕЕТ РУКА ДАЮЩЕГО

Вся благотворительная деятельность клуба целиком держится на доброй воле и душевной щедрости наших сограждан, которых с некоторых пор обозначают сухим нездешним словом «спонсор». Вопреки брюзжанию пессимистов, что, мол, времена нынче для благотворительности не те – количество желающих помогать ближнему не иссякает. Помогают индивидуально и коллективно, «оптом и в розницу». Помощь может предоставляться в любой форме. К примеру, торговые гиганты вроде «Фиркан-сити» или ТД «Баян-Сулу» на своих просторах дают возможность «добрякам» устраивать ежемесячные благотворительные ярмарки. На ярмарку зачастую выносится продукция собственного волонтерского изготовления – кто-то умеет печь пирожные, кто-то делает баурсаки или варит компоты. Выручка идет на закуп продуктов и товаров для остронуждающихся наших земляков. В том же «Фиркане» прижилась такая форма помощи, как «корзина добра». Что сие из себя представляет? В обыкновенную магазинную тележку каждый желающий может положить, ну, скажем, пачку соли или лапши. В конце дня волонтеры урожай подбирают, «оформляют» и складывают в свою копилку взаимопомощи. Вроде бы мелочь, но вот так, «с миру по нитке» собирается солидный продуктовый запас – для дальнейшего благотворительного распределения.

Все эти запасы хранятся на собственном клубном складе, который представляет собой что-то вроде продуктового магазина совмещенного с «сэкон-хэндом». Из склада необходимые людям продукты, вещи или лекарства доставляются курьерским способом по нужным адресам. Еще один вид благотворительности – предоставление бесплатных услуг. Допустим, устроить детям яркий запоминающийся праздник не так просто, без привлечения бескорыстных добровольцев – артистов, аниматоров, оформителей, кулинаров. Летом в самую жару пошел навстречу волонтерам аквапарк «Океан» – подарил детям недоступное многим водное наслаждение. Всех спонсоров не перечесть, впрочем, многие и не хотят афишировать свои милосердные заслуги. Им не надо никакой благодарности или зримой отдачи. Может, потому, что верят – сделанное добро не пропадает даром, и обязательно вознаграждается по Высшему закону равновесия и справедливости.

НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО!

Мне было небезынтересно узнать, а как же все-таки волонтеры выходят на своих будущих подопечных? Допустим, с медицинскими и «соцзащитными» организациями все понятно – их легко найти. А если речь идет о конкретных людях, обиженных судьбой? Ведь они в интернет не заглядывают, а если и просят о помощи, то только лишь с шапкой для подаяния. Вот тут большое значение имеет наше коллективное гражданское неравнодушие. Мне поведали поистине эпическую историю о пожилом человеке, который 25 лет провел в трудовом рабстве на овечьих выгонах, а когда по старости стал работодателям не нужен – его просто выкинули на улицу за ненадобностью. Конец у истории «хэппиэндовый» – волонтеры не только его подобрали, отмыли и накормили, но и нашли его родственников, выправили документы, на самолете отправили на родину в Россию… Но с чего все началось? А с того, что вскинулись бдительные жители дома: с чего бы, мол, у нас какой-то оборванный дедушка в подъезде поселился…

Есть у благотворителей определенная трудность с определением степени социальной незащищенности отдельных «потерпевших» граждан. Так ли они потрепаны жизнью или просто работать лень? Хорошо, если у людей есть необходимые справки – о нетрудоспособности, фатальных жизненных обстоятельствах, потери жилья или кормильцев. Такие документы есть не у всех, тогда приходится подключать психологическую проницательность, которую, однако, «к делу не пришьешь». В любом случае, добряки взяли за правило: одежду могут предоставлять хоть годами, а вот продукты – только в течение трех месяцев. Этого срока вполне хватает, чтобы трудоспособному человеку, попавшему в сложную житейскую ситуацию, приподняться и как-то самому встать на ноги.

Усложняет поиск действительно нуждающихся и наш восточный менталитет. Собственно, он не плох, в основе его лежит «собственная гордость». Есть люди, которые будут молча страдать, рядом с ним будут страдать его дети, но от ложно понятой стыдливости он ни за что не попросит о помощи. Яркий пример: «подзащитный» Абай, инвалид, безработный, отец пятерых детей, отлученный от дома женой как бесполезный иждивенец. Сам бы он никогда не обратился за подмогой, но опять-таки нашлись добрые люди, которые и сообщили о семейной проблеме. Результат: волонтеры нашли ему посильную работу на автостоянке, уже больше года человек неплохо зарабатывает, семейная жизнь наладилась, все счастливы.
Мне не хотелось бы морализировать на тему «люди, будьте бдительны»! Если у человека есть внутренний посыл к сопереживанию и милосердию – он обойдется без всяких призывов. Только добавлю. «Возлюбить ближнего своего» совсем не трудно, если не мыслить глобальными категориями. Для этого не надо «любить человечество», хватит и одного человека, которому вы в трудную минуту протянете руку помощи.

Елена Летягина

P. S. Узнать о людских проблемах или рассказать о своем несчастье можно на странице в instagram: klub_dobryakov_shymkent или по телефону 8-708-675-74-20 (хорошо, если у вас есть WhatsApp).