На днях…

На днях один из приятелей прислал мне на WhatsApp видеоклип «(Қанымда қазақ». Это песня на казахском языке в исполнении пары людей явно славянской национальности, как вариант — может это были немцы, эстонцы и так далее. Классное исполнение — поют так душевно, что любому видно, как они сами наслаждаются и словами песни, и мелодией. Клип сопровожден надписью «Люблю, когда не казахи поют казахские песни».

В «ответку» я написала ему, что у меня тоже есть русская подруга, которой ну просто по душе все казахское — и культура, и обычаи-традиции. А по использованию в своей речи поговорок и фразеологизмов на казахском она даст фору любой жительнице аула. Секрет этого прост — Света уроженка Шаульдера. Приятель тут же захотел познакомиться с ней. Почему бы и нет? Ему 70, ей 59. Оба свободны. Уже созвонились. Они еще успеют быть счастливы вместе. Вот не удивлюсь приглашению на… Впрочем, не будем торопить события.

На днях была на любимом Крытом рынке. Почему любимом? За последний год во мне произошла метаморфоза. На смену прежней брезгливости пришло открытие: Крытый — это не только ушлые, наглые продавцы рыбы, мяса, овощей и ягод, но это и мир коллекционеров — книг и журналов, фарфоровых статуэток, посуды, старых государственных наград, значков, гипсовых и медных бюстов исторических деятелей, музыкальных инструментов, да даже живописных полотен. Да, там море хлама, но коллекционеры, бродя по «блошиным рядам», выуживают из него свои бесценные жемчужины. Ассортимент предлагаемого пусть не часто, но все же меняется. Любопытно смотреть на образцы советского, а то и немецкого, чешского фарфора, стекла, хрусталя — большей частью разрозненные от сервизов супницы, креманки, молочники, селедочницы, блюда под всевозможную нарезку, чайники, бокалы, фужеры… Совсем недавно увидела три совершенно одинаковые миниатюрные стеклянные вазочки, возможно, под ландыши или фиалки. Ну, совершенно не утилитарная вещь. Такие хрупкие! Самое удивительное, с пожелтевшими ценниками на донышках! На них значилось: 1 рубль 40 копеек. За штуку. Рядом женщина торговала отрезами. Совершенно новыми, явно из запасов советской поры. Лен, ситец, штапель, сатин. Еще накрахмаленные на ощупь. Лен — на простыню, метр сорок шириной. 2500 тенге за отрез. Интересуюсь у женщины: «Это ваше?» «Нет, что вы. Это меня знакомая бабушка попросила продать. Запасы из ее сундука». А мне те три вазочки не дают покоя. Ведь они даже не из серванта. Были бы они оттуда, их бы хотя бы раз в пятилетку ополаскивали, потирали от пыли, ценники бы явно смылись. Нет, они, наверняка, из коробки, которая хранилась в дальнем углу антресолей… Ну почему ими не пользовались?!

На днях забрала из швейной мастерской вафельные полотенца. Сдала туда немаленький рулон симпатичной советской ткани с нежными полосками, а получила удобные, мягкие в применении кухонные полотенца. Ждут своей очереди отрезы хлопковых тканей, из которых скоро закажу наволочки. Это из запасов покойных мамы и свекрови. Только начала пользоваться ими, а моими будет пользоваться внучка…

На днях молодая коллега вернулась из дальнего района, в выходные навещала родителей. Чистюля редкостная. Перебелить все комнаты, устроить генеральную уборку для нее — не проблема, наоборот — в кайф. Обожает родителей и поэтому хочет, чтобы в доме папы и мамы царили уют и чистота. Одно плохо, по мнению Салтанат, родители с трудом расстаются со старыми, а порой явно ветхими вещами. «Пальто старое?! Да ты бы знала, по какому блату я его доставала в нашем сельпо! Ему сноса нет, оно же румынское! А батничек этот положи на место. Он из Болгарии. Я его еще могу осенью носить. Ну и что, что сапоги рассохлись. Хочешь, почисть их кремом. Натуральная кожа. Замок бегает, как тридцать лет назад…» А однажды родителей позвали в гости на другой конец села. Пока они гостевали, Салта на огороде устроила если и не костер инквизиции, то нечто чуть поскромнее. Зато теперь в доме нет старья-хлама. Нет груза времени, ненужных воспоминаний. Дышите свободно, дорогие. Правда, все-таки кое-что из старых вещей она пощадила — чемоданы и два сундука. Настолько они крепкие. И самой пригодятся.

На днях получила в подарок духи. Дорогие. Говорят, модные. Хотя не очень «въезжаю» в модные запахи. Есть одна фобия, связанная с этой темой — не хочу с годами пахнуть, как многие пожилые женщины. Короче, боюсь запаха старости, и очень дешевого парфюма.

На днях же в интернете попалась одна забавная история про Чехова, Куприна, Бунина и запах женщины. Писатели поспорили насчет того, кто лучше опишет сей чудесный аромат. Чехов предположил, что дамы пахнут сливочным мороженым. По мнению Бунина, запах женщины был похож на запах отцветающей липы. А Куприн унюхал, что юные девушки пахнут арбузом и парным молоком, а пожилые – смесью из полыни, ладана, васильков и цветов ромашки. Лучшим был признан Куприн. Автор «Гранатового браслета» и «Суламифи» оказался непревзойденным знатоком не только тонкостей человеческой души, но и запахов. Его друг — известный певец Федор Шаляпин — так представил на званом ужине писателя: «Друзья, знакомьтесь: Александр Куприн – самый чуткий нос России!»

К чему все эти мини-истории с рефреном «На днях»? К тому, что не надо откладывать жить. Надо пользоваться вещами самим и сейчас. Надо устраивать праздники. Себе самим, если хотите — родным и друзьям. Собирайте посиделки, застолья. Это можно сделать и в складчину. Вытаскивайте ваши сервизы из стенок-сервантов хотя бы по воскресеньям, пользуйтесь ими. Надо надевать висящие в шифонере «до лучших времен» платья и костюмы, шляпки и даже туфли. Надо покупать пусть небольшого объема, но хорошие духи. Надо застилать постель давно припасенными и местами пожелтевшими льняными простынями. Так приятно валяться-нежиться на них! Надо успеть! Надо жить для себя. Не для детей и не для внуков. Будет вам хорошо, и они не пропадут. Вы заслужили. А они еще заработают. Осень богата на праздники. В интернете, по соцсетям кочует милый рассказ «Синдром отложенной жизни». Он примерно об этом.

Ну, вы поняли? Созвонитесь, соберитесь…

Фарида ШАРАФУТДИНОВА