Быстрее выйти на свободу и начать жить заново: об этом мечтает мужчина, который отбывает свой срок в колонии 167/3. В прошлом  он — успешный бизнесмен, имеющий собственное дело. Но в одночасье лишился всего, но главное, — и свободы.

Его посадили за то, что он распространял запрещенную в стране литературу. Был приверженцем салафизма экстремистских течений. Наши коллеги побывали в колонии, где отбывает срок Арман (ФИО изменены. Примеч автора).

Мужчина отбывает срок в шымкентской колонии 167/3. За распространение и хранение экстремистской литературы и пропаганду салафизма он получил 3,5 года.  В прошлом успешный бизнесмен, а ныне-заключённый. Осужденный просит не показывать его лицо и не называть настоящее имя. Говорит, стыдно. В первую очередь, перед семьей.

«Очень жаль время, которое уже не вернуть. Осудили за информацию, которая хранилась у меня. Мы ходили в мечеть, собирались все. Потом оказалось, что это все незаконное и запрещенное. Вот итог всего:Тюрьма.  Да, хранил информацию в телефоне и на странице, но не призывал. Ну, не знал я! Вот оказался тут. Понял теперь, но что поделаешь. Дома внуки ждут, дети. Выйду отсюда… и заживу как нормальный человек», —  говорит осужденный.

В век технологий нужно быть внимательнее к тому, что читаешь и  слушаешь, говорят теологи. Зачастую псевдопроповедники пользуются доверчивостью людей, привлекая их в экстремистские ряды.

«Нужно понимать, что ты слушаешь и читаешь. Сколько молодых погибли, сколько ребят уехали в Сирию. Это ужасно! И что они получили? Нужно понимать религию и думать прежде чем что-либо говорить», — говорит теолог.

Нетрадиционные религиозные течения радикального толка имеют больше и больше влияния на казахстанцев. Спецслужбы уже составили типичный портрет казахстанского террориста. Это молодой безработный приверженец салафизма. Такой характеристике соответствует едва ли не каждый террорист, уничтоженный, погибший во время изготовления взрывного устройства или отданный под суд за подготовку терактов на территории Казахстана за последние годы.