Женис Сарсенов
Женис Сарсенов

«Всего нам назначили 8 курсов химиотерапии и одно облучение… Вот уже седьмое прошли, но мне кажется, что мой сын больше не выдержит: иммунитет на нуле, головные боли, тревожность. Он стал плакать по ночам…»

«В феврале 2012-го мой сын заболел гриппом, – мама рассказывает историю болезни уже без слез, ради сына она научилась не плакать. – Конечно же, лечились, но недели через две у него увеличились лимфоузлы на шее. Мы тогда этому особого значения не придали – понятно же, организм ослаблен. Но опухоль не спадала, и педиатр дала направление к онкологу. А там уже закрутилось: биопсия, анализы, страшный диагноз – «злокачественная опухоль носоглотки с метастазами в надключичной и подключичной области». Неоперабельно…»

Подобные рассказы матерей все чаще звучат в нашей редакции. Детская онкология шагает по области семимильными шагами.
Уже год мама с сыном живут на два дома. Здесь, в Шымкенте, и в республиканской клинике в Алматы. Говорят, что с таким диагнозом выздоравливают 65% детей. Мама ребенка пытается сделать все возможное и невозможное, что попасть в эти 65%. Сегодня семья собирается в Южную Корею, специалисты корейской клиники готовы помочь мальчишке. «Я не уверена, что они его вылечат, так же, как не могу сказать этого и о казахстанских врачах, но руки опускать не собираюсь, – говорит мама ребенка. – Если это испытание свыше, значит, мы его преодолеем… Каждый день молюсь и надеюсь…»

Детей с онкологическими диагнозами в нашей области более двухсот. Те, кто уже побывал в Алматинском национальном центре педиатрии и детской хирургии РК, отмечают, что «наших» там большинство. Эту информацию подтвердил и детский онколог Женис Сарсенов. «Дело даже не в том, что в Южно-Казахстанской области высокая заболеваемость онкологией, а в том, что южан по определению больше. Численность населения в нашем регионе значительно превышает количество жителей в любой другой области, – пояснил Женис Жаркынбекович. – Но у нас хотя бы есть два детских онколога на всю ЮКО: кандидат медицинских наук Аккали Тлеубаевич Маймаков и я, а во многих других областях Казахстана их попросту пока нет. Детская онкологическая служба только начинает развиваться. Если исключить два республиканских центра, то детских онкологов в регионах республики всего семь…»

Онколог отмечает рост нетипичных для детей онкологических диагнозов. «На первом месте опухоли головного мозга, только за прошлый год из 75 впервые взятых на учет детей у 22 – новообразования в головном мозге, – рассказывает Женис Сарсенов. – На втором месте гемобластозы – это лейкоз, лейкемия, заболевания крови – у 16 малышей. На третьем месте опухоли костей, почек, мягких тканей – по семь маленьких пациентов. В последнее время мы выставляем диагнозы, которые у детей в принципе не встречались ранее. Это рак носоглотки, рак желудка, рак легких. У детей новообразования развиваются в клетках слизистой, а эти болезни появляются в результате новообразований в соединительных тканях – «взрослые» болезни. Так же еще несколько лет назад не встречались дети с метастазами, а вот теперь такой диагноз выставляется каждому второму…»

Сегодня в ЮКО состоят на учете 205 детей с онкозаболеванием. В 2012 году 25 детей умерли от онкозаболеваний.

Факторами развития смертельного заболевания у детей Сарсенов считает плохую экологию, широкое использование генно-модифицированных продуктов, «быструю еду», содержащую консерванты и канцерогены и, конечно же, анамнез родителей. «Если говорить просто, то ребенок из чего «собран»? Из папы и мамы, – говорит доктор. – Ребенок с неба не падает и не возникает из ниоткуда. Все заболевания, перенесенные родителями, сказываются на здоровье малыша, весь их неправильный образ жизни, вредные привычки, неконтролируемое употребление лекарств, инфекции – из всего этого и состоит «генный набор» новорожденного. Чем здоровее родители, тем меньше риск, что малыш заболеет…»
Невнимательность родителей и отсутствие настороженности педиатров – это главные причины позднего обращения родителей к онкологам. Согласно статистике онкологической службы ЮКО, только около 30% детей впервые диагностируются с 1 и 2 стадией онкологических заболеваний. Остальные 70% приходят на прием уже тогда, когда шансов на выздоровление ничтожно мало.

«Родители должны быть предельно внимательными к своему ребенку с самого момента рождения, – предупреждает врач. – Особенно в тех семьях, в которых рак уже встречался в предыдущих поколениях. Когда купаете малыша, обязательно осматривайте его животик, как правило, именно на животике появляются первые уплотнения. Увеличение лимфатических узлов на шее и в подмышечной области не обязательно сигнализирует о проблемах с кровью (это может быть банальная простуда и снижение иммунитета), но все же является первичным признаком гемобластозов. Если у ребенка была травма, то после заживления необходимо несколько раз сделать рентгеновские снимки – остеосаркома чаще всего начинается на травмированном месте. И ни в коем случае нельзя махать рукой, мол, ничего страшного, все пройдет, рака быть не может! Это страшно. И когда к нам привозят малыша уже на 3-4 стадии онкологии – это страшно вдвойне, потому что чуть раньше мы смогли бы ему помочь…»

Сегодня южноказахстанские дети получают лечение по квоте в Национальном центре в Алматы. Этот же центр принимает ребятишек из Западного Казахстана. Национальный центр охраны здоровья матери и дитя в Астане занимается лечением маленьких онкобольных из Северного и Восточного Казахстана. В планах южноказахстанской детской службы на 2013 год – переезд в областную детскую больницу и создание собственного отделения. Как только это произойдет, 205 ребятишек получат возможность получать качественное лечение, не покидая родной области.

Елена БОЯРШИНОВА

СПРАВКА
Детские онкологи ЮКО – Аккали Маймаков, Женис Сарсенов.
Онкологическая поликлиника временно расположена по адресу: г. Шымкент, проспект Кунаева, б/н, в здании клиники микрохирургии глаза. Тел. 96-20-23*.

* — информация актуальна на дату публикации материала