Алага Асанов в одиночку воспитывает троих детей

Папа и мама в одном лице. Алга Асанов в одиночку воспитывает своих троих детей. Супруга мужчины ушла, когда на главу семьи свалились серьезные проблемы.

Алага Асанов в одиночку воспитывает троих детей
Алага Асанов в одиночку воспитывает троих детей

Жила-была семья: мама, папа, трое детей – двое сыночков и лапочка-дочка. Папа работал на двух работах одновременно, пока его не хватил удар – отказали обе почки. Тогда, в реанимации, придя в себя, он думал только о жене – каково ей будет.

«Она ведь к жизни этой не приспособлена. Все эти годы единственным добытчиком в семье был он. А если я умру, как она будет жить одна с тремя детьми?». Переживания оказались напрасными. Женщина решила проблему своего будущего просто – дождавшись, когда мужа выпишут из больницы, ушла, оставив детей на руках умирающего мужа.

27 000 тенге в месяц плюс около тысячи тенге в день — доход семьи. Инвалиду первой группы Алга Асанову всего 39. Через день он ездит в больницу, чтобы получить очередную порцию диализа. Как только процедуры гемодиализа заканчиваются, Алга мчится домой. По-хорошему, ему бы полежать хотя бы недельку, но он понимает – не имеет он такого права – лежать. Дома, оборачиваясь на каждый скрип двери, его ждут Назерке, Нурберген и самый маленький – Нуржигит.

«Я не осуждаю свою жену. Я понимаю, сложно жить с больным человеком. Сегодня я двигаюсь, а что будет со мной завтра? Тем более, однажды, ноги уже отказали. Жена сказала, что поедет попросить помощи у своей родни и уехала… Я пробовал ее вернуть, но не получилось. Каждый раз она уходила снова», — рассказывает Алга Асанов.

Назерке – 16 лет. Она понимает, папе тяжело. Но даже мысли оставить больного отца и уехать к маме девушка не допускает. А потом и переносят дети все тяготы вместе со своим папой.

«Тяжело, конечно, но сейчас мы хотя бы живем, пусть не в своем доме, но не ютимся на чужой кухоньке, как это было, когда мы в Алматы жили. Папа все ради нас делает, а мама… когда она вернулась, мы даже вида не показывали, что обиделись, старались ее не расстраивать, а она все равно ушла», — делится Назерке.

Сейчас семейство Асановых живет в доме, куда их пустил пожить один из приятелей главы семьи. Собственное жилье – небольшая квартира в алматинской области у семьи есть, но продать ее они не могут.

«Это бесперспективный район. Село заброшено. Люди почти все оттуда разъехались. Сейчас за квартиру мне и пяти тысяч долларов никто не даст. А что я буду с этими деньгами делать? На них ведь и землю не купишь, не то что дом», — вздыхает Алга Асанов.

Обратиться за получением жилья от государства Алга не может. Для этого надо иметь местную прописку и не иметь официально зарегистрированного недвижимого имущества. А все время, которое уйдет на переоформление документов, семья будет лишена источника дохода – пенсии по инвалидности, которую получает Алга. О тяжелом положении семьи знают и лечащие врачи Алги Асанова.

Гани Усенов, заведующий отделением клиники МКТУ: «Гемодиализ дает лишь кратковременный эффект на один-два дня. Конечно, при таком заболевании необходимо нормальное питание, но насколько я знаю, у семьи даже собственного жилья нет. Алга Асанов даже после процедуры диализа сразу уезжает домой – все время переживает за детей. Все эти переживания ему здоровья не прибавляют. Единственная альтернатива – пересадка донорской почки, но насколько я знаю, донора у него пока нет».

Старший брат хотел выступить донором, но не подошла группа крови. А от помощи младших братьев Алга Асанов сам отказался.

«Я ведь понимаю — они только жить начинают, мне не нужны такие жертвы», — говорит Алга.

А пока, назло всем прогнозам врачей (медики еще несколько лет назад говорили, что жить ему осталось максимум год) начал бороться. За каждый день, каждый час отмеренной ему жизни. И все время думает — если с ним что-то случится, где будут жить его дети.

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=_sgyQuWdtUs[/youtube]