У детей с нарушениями слуха, речи и глухих, проживающих в Отырарском районе, серьезные проблемы. Коррекционно-психологический кабинет, который был открыт для работы с такими людьми, сегодня практически не функционирует. В кабинете нет не только детей, но и самих сотрудников. Их просто нет на рабочем месте. А специалиста, который просто обязан работать в этом кабинете – педагога-психолога даже нет в штате. Немало и тех, кого уволили без оснований.

«Это государственное учреждение, но без распоряжения нашего руководителя мы не имеем права впускать сюда кого-либо», — сразу попыталась растолковать съемочной группе «ОтырарTV» сотрудница заведения.

Это — психолого-педагогический коррекционный кабинет, расположенный в поселке Шаульдер, в самом центре Отрарского района. Съемочная группа, которая приехала по обращению работников кабинета с самого входа столкнулась с хамством. Когда учителя коллектива увидели нашу съемочную группу, первое что сделали – плотно закрыли окна и двери кабинета, расположенного на первом этаже трехэтажного здания.

— Без приказа двери не откроем – куда хотите, туда и идите!
— Но мы приехали узнать о состоянии детей…
— Так заручитесь разрешением!

Свидетелями негостеприимного отношения к посетителям стали и сотрудники районного акимата, для которых такое отношение к съемочной группе оказалось полной неожиданностью.

Разрешение войти внутрь мы получили только после целого ряда звонков! А как только открылась дверь, дети тоже получили возможность войти внутрь. Как выяснилось, до этого момента в кабинете не было ни педагогов, ни детей. Все они собрались только в момент приезда нашей съемочной группы. Оказалось, что это не единственная причина держать двери на замке. Специалист Фатима Айтпенова решила рассказать всю правду о работе этого кабинета.

Фатима Айтпенова, методист психолого-педагогического коррекционного кабинета: «Например, у нас есть полторы ставки для учителя музыки. На полставки преподает Даурен Абуов, а остальное время – никто. По закону я должна расписываться в его планах, но такого педагога нет, имя не называется, документы не показывают. Психолога нет. С 1 марта психолог вышла в декрет. Половину ее ставки отдали социологу, а вторая половина где? Опять неизвестно. И таких примеров можно привести немало. Например, у нас нет двух врачей, психолога, не закрыто полставки преподавателя музыки. Отражается ли отсутствие педагогов на состоянии детей? Конечно. Ведь они должны проводить свои уроки строго по расписанию. А урок не проводится. И я не могу понять, почему такое происходит. Например, сейчас к психологу должны ходить 18 детей, к логопеду – 12. Тем не менее, ежедневно у нас занимаются только три ребенка. Это вина социального психолога, который не работает с родителями. А с социального психолога не требует первый руководитель. Потому такая картина».

Открыто говорит методист и о том, как многих сотрудников просто выставили вон.

— 31 января по приказу меня уволили, а я в это время находилась в больнице, то есть была на больничном. Через 10 дней, когда я вышла из больницы, директор стала мне угрожать – или подписывай приказ или я тебя уничтожу. Оказывается, она поняла, что совершила ошибку, уволив человека, который находился на больничном, поэтому решила таким вот методом от меня избавиться. Она уволила сторожа, социолога, врача. Просто так, без особых причин. А все они были хорошими специалистами. А тех, кто работает удерживает угрозами. Они тени своей боятся.

А специалисты, которые, по идее, должны контролировать работу кабинета, даже не слышали о том, что происходит в его стенах. Они даже не могут сказать точного количество детей, нуждающихся в посещении такого коррекционного кабинета.

Галия Жанаева, главный специалист управления образования ЮКО: «Я не могу так сразу ответить, надо поднять все документы, проехать на место. Только тогда управление образования сможет что-либо комментировать. По словам заведующей кабинетом, все дети его посещают, педагоги работают. Руководителя зовут Гульмира Назарбек. В целом в Отыраре 10-12 специалистов психологов, сурдологов. И у них занимаются 60-70 детей».

Специалисты отдела образования заверили, что планируют заняться решением этой проблемы в следующем месяце. Следует отметить, что сегодня в Южном регионе насчитывается до 1 миллиона 200 тысяч детей в возрасте до 18 лет. 34 234 из них — с ограниченными возможностями. А в таких коррекционных психолого-педагогических учреждениях получают помощь 1534 детей. Только так ли это на самом деле?

Саида Турсуметова