Наш Южно-Казахстанский областной русский драматический театр сейчас пребывает в приподнято-напряженном состоянии, которое вполне оправдано перед грядущим марш-броском на амбразуру нового театрального сезона. Полным ходом идут ежедневные репетиции, вся труппа «в мыле». Шутка ли, на открытие сезона в ход пущена тяжелая артиллерия неувядающей классики – пьеса Антона Павловича Чехова «Дядя Ваня». Спектакль поставил приглашенный российский актер Алексей Шемес.

Алексей Шемес и Игорь Вербицкий
Алексей Шемес и Игорь Вербицкий

Впрочем, он по праву считает себя и казахстанцем, ибо когда-то работал в Алматинском русском драмтеатре имени М. Лермонтова и снимался в первом казахстанском телесериале «Перекресток». Помните там Глеба? Это он. «Дядя Ваня» для Шымкентского театра – это его первый и, будем надеяться, удачный режиссерский опыт. Стартовый спектакль уже близок – он состоится 28 августа в 19:00. Спешите «забивать места»!

В этом году театральный марафон начался необычайно рано. Может, потому, что этим летом, вопреки традиции, театр никуда не выезжал и нигде не гастролировал. Был, правда, один июньский вояж в столицу – на театральный фестиваль, посвященный 20-летию Астаны. Там была представлена пьеса «Полет над гнездом кукушки», казалось бы, заранее обреченная на успех. Но Астана приняла наших артистов весьма прохладно. «Жюри назвало наш спектакль «зрительским», словно уличила в грехе, – вспоминает Игорь Вербицкий, художественный руководитель театра. – А на самом деле, мы восприняли это как комплимент, потому что зрительское признание для нас куда дороже, чем оценка театральных профессионалов. Да мы, в общем-то, и не особо расстроились. Из памяти еще не выветрились впечатления от Международного фестиваля «Смоленский ковчег», где мы в апреле тоже показали «Гнездо кукушки», но с совершенно противоположным результатом. Там наш театр победил сразу в двух номинациях – взял «Приз зрительских симпатий» и награду за «Лучшую женскую роль», которая была присуждена нашей актрисе Олесе Жуковой. А ведь на этом фестивале соревновались в мастерстве более 20 театров из разных стран, их судили театральные арбитры из России, Беларуси, Израиля, Швеции, Польши… Вот уж, поистине, «нет пророка в своем Отечестве!»

ВСЯ ЖИЗНЬ – ТЕАТР?

Игорь ВербицкийПоговорили мы с Игорем Владимировичем и о вечном, о зрительской любви к театру в наш век виртуального восприятия действительности. Театру вообще давно пророчили медленную мучительную смерть – сначала с появлением кинематографа, потом с появлением телевидения. А как же сейчас? С наступлением всеобщей «гаджетизации» сгинуть в небытие должны буквально все – и кино, и ТВ, ну а театр – в первую очередь?! «Театр как явление искусства неистребим и непотопляем, – уверен Игорь Владимирович. – Но что касается зрительской любви в количественном измерении, то она переживает спады и взлеты – порой в зависимости от внешних факторов, и экономических в том числе. Все познается в сравнении. Если сравнивать с советскими временами, то сейчас ходят в театр куда реже. Не то чтобы зал пустовал, но и ажиотажа особого нет, и за билетами народ не давится… А если сравнивать с безвременьем 90-х годов… Даже нечего сравнивать! Тогда было не до пищи духовной – быть бы живу»…

Я было попыталась скептически указать собеседнику, что, мол, заполненность театрального зала в советский период определялась вовсе не возвышенной страстью к Театру. Тогда, как помню, бытовала такая практика: в «добровольно-принудительном» порядке – в театр ли, в музей ли – приводили гуртом школьников или солдатиков из воинских частей… Называлось это «культпоходом». Что они там понимали, в этих тонкостях высокого искусства? Игорь Вербицкий решительно не согласился: «Ну и пусть бы приводили! Допустим, в театр «пригнали» сто человек. Большинство, возможно, сюда больше никогда не придет, но среди них обязательно найдется с десяток наших потенциальных зрителей. Некоторые из них, может, вообще не подозревали, что существует такое увлекательное зрелище, как театр! В приобщении к культуре все средства хороши».

ТЕАТР В ИСТОРИЧЕСКОМ РАКУРСЕ

Итак, наш театр стоит на пороге 89-го театрального сезона, а значит юбилейные праздненства – к 90-летию – ожидаются уже в следующем году. Но, заглянув в историю его становления, я убедилась – не все так однозначно. Театр имеет сложную судьбу: он несколько раз возникал, исчезал, покидал родные края, возвращался и возрождался – как Феникс из пепла. И появился он в уездном периферийном Чимкенте как-то внезапно, вроде высадки на Землю инопланетных пришельцев, сразу вместе с готовой и сыгранной труппой, с довольно сложным театральным репертуаром. Но по порядку.

Явление первое. В далеком 1929 году управлением зрелищными предприятиями Сырдарьинского округа была принята установка «обеспечить духовные потребности зарождающейся русской диаспоры на Юге Казахстана путем приобщения оной к театральному искусству». 1-го ноября этого же года и открылся первый театральный сезон. С какой именно пьесы все началось – история умалчивает. Известно только, что для отображения существующих реалий рекомендовались такие темы: история революционного движения, классовая борьба на Востоке, жизнь и быт Красной Армии и Флота, строительство новой жизни, борьба с мещанством, не исключая, конечно, и некоторую классику жанра. Художественным руководителем и главным режиссером новоявленного театра стал М.В. Раздолин.

Явление второе. В годы Великой Отечественной войны в Чимкент хлынули потоки эвакуированных из России, Украины, Белоруссии – количество русскоязычного населения значительно возросло. После пережитых потрясений, они вдвойне нуждались в «лекарственном бальзаме для души». Поэтому 8-го мая 1944 года было принято постановление «О создании областного русского драматического театра». Руководство русским и казахским театрами было возложено «на директора т. Берещука и художественного руководителя т. Насонова». Но В 1949 году весь театр по неясным причинам был перебазирован в город Уральск, а когда вернулся, то находился уже в другом статусном качестве – как театр Музыкальной комедии.

Третье явление Мельпомены. Еще одним рождением театра драмы в своем исконном виде считается 1958 год. (Если брать эту точку отсчета, то в этом году нашему театру исполняется 60 полноценных «круглых» лет. Юбилей, однако). Именно тогда инициативный артист Малого театра Н. Т. Медведев сформировал в Чимкенте труппу из выпускников московских и ленинградских театральных вузов. Качество театрального профессионализма поднялось на новый уровень. До некоторых пор объединенный русско-казахский драматический театр ютился в маленьком помещении по улице Советской, 11 (на месте нынешней филармонии), пока, наконец, не было выстроено «приспособленное» здание на площади Ленина. Строительство уложилось в срок с 1965 по 67-й год. И наконец, «в целях обеспечения роста мастерства» приказом Чимкентского областного управления культуры в ноябре 1967 года было решено разделить совместный театр драмы на казахский и русский.

КАКИХ ЛЮДЕЙ ВИДАЛА НАША СЦЕНА!

В этом историческом экскурсе никак не обойтись без упоминания о ярком и значимом эпизоде в жизни нашего русского театра. В первые годы войны в Чимкент был эвакуирован Московский театр Моссовета. Это был тот случай, когда «несчастье помогло». Тогда наши театралы, успевшие соскучиться хоть по какой-нибудь театральной пище, «вживую» увидели всенародно любимых артистов – Веру Марецкую, Михаила Названова, а руководил труппой маститый режиссер Юрий Завадский! В начале 70-х годов на чимкентского зрителя накатила еще одна волна эстетического гурманства. К нам поработать приехали артисты московских театров – Василий Меркурьев с супругой Ириной Мейерхольд (дочерью знаменитого режиссера), на чимкентской сцене играла Ольга Аросева, Ия Саввина, два года у нас работала мать Муслима Магомаева – Айшет Кинжалова. Но если говорить о более позднем, еще не всеми забытом времени успеха и процветания, то оно пришлось на вторую половину 80-х годов. Тогда театральный Чимкент встряхнул спектакль «Люди и мыши» по известному произведению Джона Стейнбека и поставленный режиссером Олегом Белинским. Бывают же такие светлые периоды жизни, когда все ладится, все работает в режиме «наибольшего благоприятствования».

Пропуская жутчайшие для культуры 90-е годы, перейдем к новейшей истории театра. С 2000-го года у руля театра встал актер, главный режиссер и художественный руководитель Игорь Владимирович Вербицкий. Ему принадлежит постановка спектаклей, которые прочно и надолго вошли в репертуар театра: «Забыть Герострата» Григория Горина, «Лекарь поневоле» Мольера, «Кок Серек» Мухтара Ауэзова, «Тряпичная кукла» Уильяма Гибсона и, конечно же, классический гоголевский «Ревизор». В 2010 году Игорь Владимирович получил звание «Заслуженный деятель РК». Приступая к руководству театром, Игорь Вербицкий вполне осознанно сделал дальновидный шаг – обеспечил непрерывный приток артистических кадров из театральной студии «Балаганчик», созданный не без его участия. Эта политика преемственности уже многие годы приносит зрелые плоды. Сейчас труппа театра процентов на 80 состоит из выпускников студии. (Кстати, Олеся Жукова, отмеченная наградой на фестивале «Смоленский ковчег» – выпускница первой обоймы «Балаганчика»). Очевидно, что такая система подготовки талантливой молодежи «для самих себя» продуктивна и конструктивна. Во-первых, театр навсегда застрахован от «текучести кадров» – молодая поросль всегда наготове. Во-вторых, здесь можно уже говорить о собственной Школе мастерства, о формировании единой творческой «среды обитания». Где не ставят цель причесать всех «под одну гребенку», но разумно добиваются «единства индивидуальностей».

Наш театр – почтенный по возрасту, но молодой по духу – уже выходит на старт нового сезона. Идите к нему навстречу, ведь театр начинается не с вешалки, а с вашей зрительской любви.

Елена Летягина