Еще совсем недавно мы относились к Туркестану как-то не слишком серьезно. Ну, примерно, как старший брат к младшему недорослю. А как же было иначе? Шымкент — областной центр, со всеми его «централизующими» полномочиями, привилегиями и начальственным апломбом — разве мог он смотреть на подчиненный город не без покровительственного снисхождения?

При этом иногда забывалось, что «недоросль» по степени старины может с Шымкентом еще и поспорить, а по своему духовному значению для мусульманского мира… Тут один только мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави все перетянет — и по сакральности, и по красоте, и по масштабности архитектуры. Но, в прошлом году пришел-таки праздник и на туркестанские улицы! Город «воспрянул ото сна», получив новый областной статус, и с огромным воодушевлением устремился в прекрасное будущее…

Туркестан в историческом ракурсе
Но если разобраться, Туркестан сейчас просто берет исторический реванш и стремится восстановить и вернуть свое былое величие. Этот город и раньше по своему значению был чем-то вроде Мекки и Медины — религиозным, духовным центром паломничества и поклонения. Город возник на пересечении степных караванных дорог, связывающих Среднюю Азию с Европой. Время его основания относят к середине 1 тысячелетия, когда на месте древнего городища Культобе возникло поселение Ясы. Со временем поселок разрастался, стал центром округа и главным торговым «перевалом» между Чимкентом и Сыгнаком на Великом Шелковом пути. Но особую известность городок приобрел в начале 12 века, когда здесь родился, жил и проповедовал великий суфий Ходжа Ахмед Ясави (из Ясы).

О жизни Туркестана в былые времена повествуют многие летописные источники. Они свидетельствуют, что сюда регулярно приезжали посольства из соседних государств, здесь подписывались важные дипломатические документы, проводились собрания высшей казахской знати и решались важные государственные вопросы. Именно в Туркестане происходили пышные церемонии возведения на престол казахских ханов. Так, например, в 1737-38 годах здесь избрали султана Абдулмамбета ханом Среднего жуза. В сообщении батыра Джаныбека так говорится: «Абдулмамбет, сын бывшего Пулата-хана и будучи он в прошлом году в Туркестане от знатнейших киргиз-кайсацких родов удостоен в ханы». А о торжественном избрании хана Аблая подробно поведал русский капитан Брехов: «Аблай ханское титло приобрел еще прошлого 1771 года. Волжские калмыки через трех орд ханов, солтанов, старшин, киргизцев, а также ташкентцев и туркестанцев самолутчих людей с общего согласия с тем, чтобы ему, солтану, быть над всеми ханами главным, будучи в Туркестане при гробе Святого Ходжа Ахмеда. Причем де по обычаю их и по образу прежде возведенных ханов прочтена утвердительная молитва, а по ней — де и действительно на ханство возведен поднятием перед всем собранием на белой кошме». (Стиль и орфография тех времен сохранены).
Да и вообще Туркестан представляет собой своеобразный город-пантеон, в земле которого покоятся священные останки многих прославленных исторических личностей — Абылай-хана, Есим-хана, Казыбек-би, хана Абулхаира, дочери Углугбека и внучки Тимура Рабиги Султан Бегим… Их имена тесно и напрямую связаны с эпохой становления казахской государственности.

В общем, Туркестан никогда не был малозначительным «заштатным» городком. Он и сам по себе город-памятник — древний город на древней земле. И тот факт, что Туркестан сейчас получил мощный стимул к возрождению — только логичное восстановление исторической правды.

Легенды о великом суфии

А что мы все-таки знаем о легендарном Ходжа Ахмеде Ясави, который своей подвижнической жизнью и прославил этот славный город? О нем написано много, в первую очередь, как об апологете суфизма — мистического течения в исламе. Вдаваться в подробности этого религиозного явления — удел ученых и богословов. Нам достаточно знать, что суфизм, возникший в 8-9 веках, исповедовал крайний аскетизм, воздержание и непоколебимую веру в постепенное приближение к познанию Всевышнего. Но каких бы высот ни достиг Ходжа Ахмед Ясави как суфий, нам небезынтересно знать, какую вековую память он оставил в народе, какие предания окружают эту яркую личность, какие великие дела ему приписывают?

Некоторые факты о его «жизни после смерти», сохранившиеся в народной памяти, осветил в своих трудах ученый-востоковед В. Н. Басилов. Его книга «Культ святых в исламе», где исследуются простонародные формы среднеазиатского суфизма, дает немало пищи для ума и расширения исторического кругозора. Некоторые из легенд, приведенных в книге, вообще-то, воспринимаются как вымышленные сказки-притчи. Но, как говорится, дыма без огня не бывает…

Среди туркменов-атинцев до сих пор распространена легенда о состязании Ходжа Ахмеда с другим святым — Шихи-Гянджи. Уважаемые, понятно, соревновались между собой не в физической силе, а силе духа и предвидения. Однажды коварный Шихи послал своего послушника к Ходжи Ахмеду с неким «черным ящиком», в котором лежала никому неведомая вещь. Ходжи Ахмед, по условиям «конкурса», должен был отгадать, что же принес гонец. Суфий думал недолго, и затем иносказательно промолвил: «Все в мире на своем месте, только у одной змеи нет пары». И точно — в ящике находилась именно змея! Мало того, Ходжи в свою очередь решил окончательно доказать сопернику силу своего преимущества: он отправил ему сусуд, в котором вместе находились вода, тлеющий уголь и кусочек хлопка. При этом, хлопок не воспламенился от огня, а огонь не погас от воды. Вот так, в очередной раз Шихи-Гянджа убедился, что его «оппонент» обладает необыкновенной, поистине сверхъестесственной силой и могуществом!

Интересно, что в этой легенде знаменитый мудрец рисуется каким-то всесильным чародеем-волшебником, и вдобавок не лишенным некоторого тщеславия. Мол, «победю» я этого Гянджи — и точка. Скорее всего, в этом повествовании сказывается фантазийный уклон почти всякого устного народного жанра. Ну не мог такой Человек, чье имя живет в веках, быть обыкновенной смертной личностью, без чудесного Божьего дара…

И все-таки, большей достоверности о бытии суфия заслуживает такое предание: свою жизнь в преклонных летах он будто бы провел в подземной келье, почти ни с кем не общаясь. Такой добровольный уход от мира объяснялся прямым следованием за судьбой пророка Мухаммеда: тот умер в 63 года, а значит, навсегда прервал свое существование на поверхности бренной земли. Под землю, но еще прижизненно, ушел в эти годы и его неистовый последователь… К тому же, удалившись от людской суеты, святому человеку было легче сосредоточить душевные силы для полного самоограничения и молитв, то есть, для тесного духовного общения со Всевышним.

Ходжа Ахмед Ясави умер в 1166-67 годах и оставил после себя несчетное количество последователей и, как бы сейчас сказали, поклонников его поэтического творчества. Ему принадлежит сборник философских и духовных стихов «Хикмат», который переписывался и распространялся почитателями его мысли и таланта. На рубеже 14-15 веков, по приказу повелителя Тимура, над могилой святого мудреца был воздвигнут монументальный Мавзолей, при участии лучших зодчих и умельцев Востока. К нему и сейчас, спустя века, никогда не зарастает «народная тропа».

Туркестан на старте в будущее

Сейчас Туркестан пребывает в состоянии строительно-производственного кипения. Перед градостроителями стоит нелегкая задча. Уже утверждено, что облик областного, культурного и туристического центра будет решаться в восточном стиле с явным «привкусом» средневековья. А как это сделать лучше, чтобы избежать грубой и безвкусной стилизации «под старину»? К тому же, принята установка, что новые здания возрожденного Туркестана ни в коем случае не должны быть выше, чем доминирующий над городом Мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави. А как же тогда обойтись без высоток, без которых сейчас немыслим облик любого современного города? В общем, вопросы на вопросах. Однако главный архитектор Туркестанской области Еркин Наурызбаевич Жусипов ничуть не сомневается, что все будет сделано как надо и по уму: “Мы будем стараться сделать Туркестан не только по-восточному живописным, но и «умным городом», который будет соответствовать всем цивилизационным требованиям сегодняшнего времени».
Как скоро это случится? Не будем загадывать, но так хочется увидеть этот древний город в прекрасной рамке современности еще при нашей жизни.

Елена Летягина