Мы запускаем новый пробный проект «НЕобычные вопросы». Ежедневно по работе да и в жизни мы сталкиваемся с десятками людей различных профессий – это и школьные учителя, и врачи поликлиник, парикмахеры, журналисты и операторы.

У каждого этот список свой, и его можно продолжать бесконечно. И вот, когда вы встречаете интересного человека, специалиста в своем деле, хотелось ли вам задать ему вопросы о его профессии?

Ну, например, спросить у врача, не надоедают ли ему пациенты с бесконечными жалобами на здоровье? Или поинтересоваться у парикмахера – не хотелось ли ему отрезать челку под корень самому вредному посетителю? Но не всегда задуманное можно исполнить, потому как мало кто захочет отвечать на странные и зачастую личные, вопросы малознакомому человеку. Хотя…, если этот человек журналист…

Наверное, вы уже поняли, как я решила воспользоваться своим служебным положением. В общем, я задалась целью – раскрыть хотя бы маленькую часть закрытой жизни людей различных профессий. И это, мой дебют!

Своим первым героем я решила выбрать давнего знакомого, с которым мы ранее обсудили не одну и не две интересные темы. С этим человеком мне всегда комфортно общаться и я знаю, что на мои вопросы он ответит максимально открыто. Знакомьтесь, это Герман Владимирович Владимиров. 45 лет. Профессия: магистр психологии. В своей профессии он почти 10 лет.

— Зачем мне нужен психолог, если я нормальный?
— Как раз-таки нормальным нужен психолог, ненормальным нужен психиатр (смеется). Для начала нужно понять, кто такой психолог – это профессиональный друг, который сопровождает вас в каких-либо конфиденциальных вопросах, которые вы в силу разных причин не можете обсудить со своими близкими. Подчеркиваю, это человек с высшим профессиональным образованием.

— У вас есть свой психолог? Или сами себя лечите?
— У меня есть скорее не психолог, а наставник, с которым я советуюсь. Более того, скажу что их двое. Один проживает в СНГ, другой — в Израиле. К ним я обращаюсь по каким-то сложным моментам, с которыми я сам не могу справиться, в том числе это касается и клиентских историй, с которыми мне одному тяжеловато. Но с обретением опыта необходимость в подобных обращениях за советом-консультаций становится все меньше и меньше. У психологов это называется наставник, супервизор.

— А дома вы тоже применяете свои практики или просто живете как муж/отец и т. д.? Вправляете мозги близким?
— Психолог по этическим нормам не может работать ни со своей семьей, ни со своими друзьями. Это этические нормы, и они основаны на том, что там все равно есть перехлесты и предвзятое отношение. Но иногда некоторые методы, допустим, как уговорить детей, как построить правильную аргументацию в общении, да, они применяются. Не без этого. Потому что на нас на всех влияет наша сфера деятельности. Журналисты, например, задают дополнительные вопросы дома, в другом формате, следователи, медики смотрят на своих близких своим, профессиональным взглядом. Есть даже такая дисциплина, которая изучает влияние профессий на образ мышления.

— Вы переживаете о своих пациентах? Или работа остается работой?
— Определенные переживания присутствуют, но они не должны заходить очень глубоко. И для этого есть специальные методики, которыми должен пользоваться каждый психолог. И я ими пользуюсь, они помогают перерабатывать свои личные эмоции. Потому что если ты чересчур переживаешь, ты не можешь адекватно взглянуть на ситуацию, но и если ты полностью равнодушен, ты не можешь достаточно хорошо помочь клиенту. Есть такое даже понятие «эмпатийное» отношение, когда ты сопереживаешь в чем-то своему клиенту, но при этом соблюдаешь определенные границы, иначе ты тоже можешь «сгореть» в этом плане. Получается такой микс профессионализма и эмоций, но обязательно ты потом все равно работаешь над своими эмоциями отдельно и для этого есть определенные техники.

— Как понять что начал сходить с ума?
— Ни один человек не может понять, что он сходит с ума. Более того, сумасшедшие никогда не верят в то, что они сумасшедшие. Если у человека есть некоторые предположения «так, адекватно ли я реагирую на эту ситуацию», значит он еще в адеквате. Просто ему, возможно, нужна какая-то помощь. А еще есть такой юмористический подход – нет здоровых, есть недообследованные. Это такой, немножко черный юмор психологов. Но и психиатров (со смехом добавляет Герман Владимирович).

— Вы рассказываете о своих пациентах друзьям?
— Ни в коем случае. Никогда нигде не упоминаю ни имен, ни фамилий, так как это было бы нарушением этических норм. Я могу иногда, в образовательных программах, упомянуть частные клиентские случаи, частые вопросы, но если это что-то сугубо индивидуальное, то я могу рассказать это только с разрешения клиента. Но чтобы рассказать КТО клиент… Я даже если его встречу на улице, а у меня каждый клиент в начале работы получает информацию о том, что все конфиденциально, не покажу вида, что знаю его. И даже когда ко мне ходят отдельно друг от друга муж и жена, я никогда не могу обсуждать с партнерами вопросы какие-то, только с разрешения. Поэтому никаких имен, никаких даже намеков. За такие ошибки в цивилизованном мире психолога лишают лицензии на всю жизнь.

— А вам говорят: «ты же психолог»?
— Да, обязательно, регулярно говорят, но мои близкие с этим теперь осторожны. Говорят: «Ну скажи как друг, ты же психолог». На что я отвечаю, психолог я в кабинете, если ты хочешь как друг, то я друг, забудь что я психолог. Поэтому у нас тут есть четкие разграничения, я могу дать какие-то легкие советы, но никакой глубокой терапии у нас не бывает.

— Когда у психологов самый пик работы?
— На самом деле работы у психолога бывает много всегда. По месяцам меняются разные темы, то есть разные вопросы актуальны. Некоторые говорят, да, вот, в августе все отдыхают, а некоторые записываются на этот месяц потому, что не могут уехать в август. Одни в сентябре занимаются подготовкой к школе, но также в этот месяц бесятся и могут прийти с детьми. В январе там потратили все деньги и задаются вопросом: почему мы потратили все деньги. После нового года, почему-то возникают какие-то недоразумения, неприятности. Просто меняются определенные тематики по месяцам и все. Работы же на самом деле достаточно, круглогодично.

— Что вас бесит в профессии?
— Нет такого. На самом деле мне моя работа приносит удовлетворение. Я много чем занимался, были разные моменты, но моя работа для меня приятная. Я могу сказать, что меня радует: это когда вижу результат. Я сейчас работаю в проекте, и когда ты помогаешь людям, и они, буквально за несколько дней меняются, и замечают это сами. Причем иногда кого ты натолкнул на продвижение, он сам может не заметить, но заметят окружающие. А когда не вижу результата, я думаю о том, что нужно улучшить, какие то дополнительные знания нужны, анализ. Поэтому я отношусь к категории тех счастливчиков, которых их работа радует. Я на работу прихожу с удовольствием. Бывает даже в жизни что то случается, но все равно работа доя меня это удовольствие. Для меня слово работа и раб совершенно разные значения.

— Как себя вести, если к вам подошел человек и вы вскоре начинаете понимать, что он явно неадекватен?
— Бежать точно нельзя, это как убегать от собаки, только хуже станет. Нужно постараться сохранять спокойствие, самому не агрессировать, не провоцировать ситуацию. И нужно применить все навыки уверенного в себе человека. Чаще всего любой агрессор, выявляет жертву. То есть если вы поведете себя как жертва, станете ей. Если поведете себя уверенно, то скорее всего он отстанет. Но нужно сделать так чтобы не спровоцировать. В таких ситуациях нужно молчать, иначе если вы что-то скажете, это может послужить поводом завязать разговор. Можно прикинуться задумчивым, отвлеченным. Не ввязывайтесь в разговор. Этот способ используют и в сетевом маркетинге и вербовщики религиозные, просто зацепить в разговор. Дальше его обрабатывать будет легче. Поэтому лучше молчать.

Если у вас есть интересные друзья, знакомые или родственники, которые будут не прочь открыто рассказать о своей работе и нюансах профессии, пишите мне на электронную почту novikova_a95@mail.ru. А уж я постараюсь, чтобы вы узнали побольше об их работе. И запомните, не бывает неинтересной работы, бывают скучные вопросы.

Анастасия НОВИКОВА