Шымкент… О, сколько в этом слове!

Истинные патриоты нашего города свою любовь к нему объяснить вразумительно не могут.

Впрочем, как и всякую другую любовь высшего порядка.
Есть в нем что-то магнетическое, нечто такое располагающее, душевное, гостеприимное, что не позволяет уехавшим забыть его навсегда.

Но свой город недостаточно любить: о нем желательно ЗНАТЬ, переживая душой изменчивую, порой трагическую историю его становления и существования. И тогда он, казалось бы, давний знакомец, станет еще понятнее, а значит, еще ближе…

Зеленый и вожделенный

Наш город – как теперь доказано учеными – существует более 2200 лет. Но в письменных источниках он становится известен лишь с XII века. Каким он был в те стародавние времена, никто не знает.

Можно предположить, что он был достаточно благоустроен, во всяком случае, для богатых купцов, заезжающих сюда из Сайрама по своим торговым нуждам на отрезке Великого Шелкового пути. В русских же письменах Чимкент упоминается с 1735 года под именем Чимин.

Путешествующие исследователи Поспелов и Бурнашев, посетившие наш край в 1800 году, называют его вообще Чименгеном, «в коем считают до 700 домов. Все они обнесены нетолстыми глиняными стенами и по большей части находятся на возвышенных местах».
Переводчик отдельного Сибирского корпуса Филипп Назаров, проезжавший здесь в 1813 году, описывает город так: «Находится на реке Бадам, выстроен на возвышенном месте и обнесен к яру весьма высокою стеною.

Въезд в город со стороны реки по узкой дороге, не позволяющей ехать иначе, как в одну лошадь; вода, пущенная из реки в сделанные в стене окошки, наполняет ископанные в городе каналы, на которых построены мельницы; дома выстроены из нежженого кирпича, без окон, почему для света в квартирах везде видишь растворенные на улицу двери».

За Чимкент всегда и непрестанно боролись амбициозные восточные ханства – Казахское, Бухарское, Кокандское. Во второй половине XIX века на город позарилась и имперская Россия. И небезуспешно: недолгая военная кампания под командованием генерала М. Г. Черняева закончилась 22 сентября 1864 года штурмом Кокандского гарнизона и последующим взятием города. В 1914 году в честь присоединения казахских земель к Российской империи Чимкент был переименован в город Черняев. Прежнее название вернула в 1924 году уже революционная советская власть.

Как разрастался город

Историческое ядро Чимкента, его исток и основание – это хорошо всем известный холм, бывший ранее укрепленной цитаделью, и Старый город у его подножия, который обживали ремесленники и торговцы. Застраивался он стихийно, без всякой градостроительной мысли и сохранил свою спонтанную планировку вплоть до последнего времени. После завоевания Чимкента и воцарения там российской администрации город стал разрастаться и выстраиваться по определенному плану. В основе его было соблюдение хоть какой-нибудь прямолинейности улиц.

От старого «цитадельного» центра потянулась улица Николаевская (в народе Никольская, позднее Советская, ныне Казыбек би). Улица была невелика, примерно от нынешней филармонии до парка «Кен баба». На ней располагались административные учреждения и первые православные храмы. На месте филармонии стояла церковь Сергия Радонежского (освещена в 1886 году), рядом с бывшим областным историко-краеведческим музеем находилась почтовая станция, а в гимназии №8 (бывшая школа им. В. И. Ленина) располагалась двухклассная мужская гимназия.

Парк «Кен баба» тогда именовался Соборным садом, ведь рядом возвышался собор Николая Угодника, в обиходе Никольский. Это величавое храмовое сооружение в наше время было отдано под театр кукол, но и в нынешнем многажды переделанном виде он продолжает сохранять историко-культурную ценность. Может, потому что других таких объектов не осталось совсем…

На этой же Никольской улице в 1899 году была открыта первая в городе общедоступная библиотека им. А. С. Пушкина. Само здание уже давно снесено, на его месте высится многоэтажка. В советское время, уже будучи Советской, эта улица не утратила своего градоцентричного и административного значения: в здании областной больницы, к примеру, находился областной Совет народных депутатов
(с 1935 года).

Рядом с Никольской магистралью строго к ней перпендикулярно пролегала еще одна историческая улица Садовая (бывший проспект Коммунистический, сейчас Тауке хана). Ее, в свою очередь, пересекали небольшие улочки с красноречивым названием Кривые. (Они действительно были таковыми, было их восемь). Названия улиц часто объясняли их географическое положение и направление. Улица Духовская (Горького, а теперь Бекет батыра), например, прямо вела прихожан к Никольскому храму.

Тракты Туркестанский, Темирлановский, Ташкентский, Аулиеатинский приводили именно к этим означенным населенным пунктам и никуда больше. Другие улочки сами себе давали характеристику: Глухая, Извилистая, Неровная, Окраинная, Восточная, Мещанская, Степная. Одна из Степных улиц, а их было три, претерпела несколько ономастических превращений: побывала и проспектом Алма-Атинским, и бульваром Аль-Фараби, теперь же проспект Кунаева. Конечно же, существовала и улица имени генерала-победителя Черняева (улица Полторацкого, затем Иляева). А советское время метило улицы индустриальными названиями: нам хорошо известна Тракторная, бывшая Космонавтов, а теперь проспект Момышулы.

Ну а то, что в городе появились улицы Вишневая, Абрикосовая, Сиреневая, Тополиная – вообще неудивительно. Чимкент всегда отличался обилием цветущих деревьев и всегда благоухал.
Весь упомянутый «центральный» район буквально утопал в зелени.

Подумать только, на такой небольшой жилой территории были сразу же устроены три городских общественных сада! Первый, Черняевский, был разбит в 1876 году на месте стоянки генерала Черняева (позже парк Победы), второй, Городской, впоследствии названный Центральным, и третий, уже упомянутый Соборный, именовавшийся потом Детским, а ныне «Кен баба». Вот эти почти курортные природные преимущества притягивали в Чимкент гостей даже из более благоустроенного Ташкента. «Измученные за зиму припадками лихорадки некоторые семейства на лето перекочевывают в Чимкент, чтобы подышать здесь чудесным воздухом и полечиться кумысом», – отмечала в своих заметках современница
Н. Лыкошина.

Само жилье простых горожан в начале ХХ века было, прямо скажем, весьма неказисто. Автор публикации по археологии и этнографии Н. С. Лыкошин (уж не муж ли той современницы?) в 1904 году писал: «Здания здесь по своей архитектуре очень мало напоминают городские дома, как мы привыкли их представлять. Каждый строит небольшой домик только для своей семьи, поэтому более или менее поместительные дома здесь редкость».

Уездный город раньше спал спокойно

Мощный толчок для своего развития город получил в 1915 году, когда завершилось строительство железнодорожной линии Арысь – Чимкент, связавший населенный пункт с железной дорогой Оренбург – Ташкент. Жизнь уездного города заметно оживилась. Появился железнодорожный вокзал, привокзальная площадь с прилегающими к ней больницей, зданием линейной милиции и домами железнодорожников.

Железнодорожный вокзал притягивал к себе и зевак из простонародья, и публику из «хорошего общества». Он служил местом деловых и личных встреч, чаще всего за столиками почти единственного приличного в городе железнодорожного ресторана.

Еще один фактор вывел Чимкент из перманентно-сонного состояния – это строительство свинцового завода в 30-х годах прошлого века и прибавление нового жилого района – свинцовского поселка. Он застраивался согласно архитектурным предпочтениям и требованиям сталинской эпохи. Наглядным примером такого «сталинского ампира», или «стиля вождей», служил помпезный дворец Металлургов.

Он и сейчас никуда не делся и пока не денется, потому что объявлен историко-архитектурным памятником и охраняется государством. Свинцовский район, по свидетельству старожилов, обустраивали японские военнопленные, которые жили на улице Орджоникидзе (сейчас проспект Абая), а позже в этом здании разместилась узбекско-русская средняя школа.

В годы Великой Отечественной войны тихий провинциальный Чимкент за короткое время превратился в стратегически значимый промышленный центр, что не могло не отразиться на внешнем облике города. Наряду со свинцовым заводом с предельной мощностью заработали его эвакуированные «собратья»: Воронежский машиностроительный завод прессов-автоматов, Подольский литейно-прокатный завод. Из Харькова переместили к нам фабрики – зеркальную, чулочную и тарную. Усиленное строительство временного жилья не очень-то украсило наш город: редкие образцы той «авральной» архитектуры и сейчас можно встретить неподалеку от улицы Гагарина, близ речки Карасу, в виде одноэтажных барачных домиков на два хозяина.

Людям очень-очень преклонного возраста Чимкент вспоминается маленьким – «пешком обойти». И в пример степени его компактности приводят исторический факт: на месте технопарка и драмтеатра вполне обоснованно располагался небольшой аэродром. Что это значит? А то, что и жилых домов на том месте не было, самолетный грохот никому не мешал.

Да, городок наш был маленьким, но всегда буйно зеленым, уютным и притягивающим. Но определенно верится, что в летопись Шымкента еще будут вписаны новые, яркие и впечатляющие страницы…

 

Елена ЛЕТЯГИНА