Вдогонку ушедшему празднику

142

Вот только всем миром отметили Международный день защиты детей. Именно для них, любимых, были проведены разные развлекательные и познавательные мероприятия, которые, впрочем, приемлемы и желанны в любое время года, независимо от календарной даты.

По молодости я никогда не понимала важности этого праздника. Что значит защита детей? Кто на них покушается? Да каждый родитель буквально глотку перегрызет, если кто-то поднимет руку на их ненаглядное чадо! Кто-то скажет: а вот дети в некоторых африканских странах до сих пор недоедают и угасают от инфекционных болезней… Ну да, очень жалко этих ребят, но чем мы-то можем помочь? Песнями и плясками на 1 июня? Оказалось, проблема глубже – есть о чем поговорить…

Защита беззащитных
Говорят, что праздник возник с почина Генерального консула Китая в Сан-Франциско, который 1 июня 1925 года собрал группу китайских детей-сирот и устроил для них фестиваль лодок-драконов. Версия экзотическая. По счастливой случайности именно в этот день в Женеве прошла Всемирная конференция по детям в общемировом масштабе. А после второй мировой войны, а именно в 1949 году, в Париже состоялся конгресс женщин, на котором прозвучал призыв всеми силами бороться за благополучие и прочный мир как залог будущего счастья подрастающего поколения.

Кроме того, детям посвящены и другие праздники: Всемирный день ребенка (20 ноября), Международный день невинных детей – жертв агрессии (4 июня) и День защиты детей Африки (16 июня). Это изобилие «защитных» дат может говорить только об одном: что-то с детским вопросом не так…

Речь, прежде всего, идет о защите прав детей. Раньше никакие права ребенка не рассматривались в принципе. Неразумное чадо зачастую воспринималось как собственность. Помните Тараса Бульбу? Я тебя породил – я тебя и убью! То есть, если ребенок – это генетическая часть родителя, то и обращаться с ним он волен по своему усмотрению.

Если обратиться к древней истории, то дети средневековой эпохи, независимо от возраста, несли такую же ответственность за правонарушения, что и взрослые. Без всяких скидок – вплоть до пыток. Лишь в середине XIX века в ряде государств мира стали создаваться специальные учреждения, которые элементарно защищали детей и подростков.

Так, в Нью-Йорке был открыт первый реформаторий для детей с целью оградить их от совместного содержания со взрослыми преступниками. В разные годы того же века в некоторых штатах США были приняты щадящие для детей законы: например, в применении к ним режима пробации, то есть воспитательного надзора. Чтобы не сразу сажать за решетку, а применять морально-разъяснительные методы. С детьми легче – они еще не так закостенели в пороках.

И все-таки это были лишь отдельные попытки, которые не меняли в корне карательную направленность уголовной политики в отношении детей. И только в 1890 году в Австралии впервые был создан специальный суд по делам несовершеннолетних, а позже они появились в Канаде и США. С чем это было связано?

Прежде всего с тем, что достижения технического прогресса породили небывалый всплеск детской преступности. Европа конца XIX-начала XX века была буквально наводнена толпами юных бродяг из семей безработных родителей. Тогда правоведы и законотворцы поняли, что всех не пересажаешь, действующая система не эффективна, надо что-то в законах кардинально менять.

Ювенальная страшилка для родителей

С тех пор в правовой защите детей многое изменилось. Основным документом, закрепляющим эти права, стала Конвенция о правах ребенка, принятая ООН 20 ноября 1989 года. Основные ее положения лежат теперь в основе «детских» законов во многих странах мира, в том числе в Казахстане. Например, такие: ребенок имеет право на жизнь и здоровое развитие; на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи; на свободу личности, право на свободу мысли, сознания и религии.

А вот этот пункт хочу выделить отдельно, так как он напрямую касается последующего разговора о так называемой ювенальной юстиции. Он гласит: «Ребенок имеет право на защиту от всех видов физического и психологического насилия, оскорблений или злонамеренных действий со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, которое заботится о ребенке, проявляющего нехватку заботы или халатное отношение, грубое обращение или эксплуатацию, а также от злонамеренных сексуальных действий».

Так что, если вы в сердцах вдруг назовете ребенка тупицей или, не дай бог, дадите ему подзатыльник, то знайте, что тем самым вы грубо нарушаете один из главных параграфов конвенции и можете запросто угодить под суд или насильственное изъятие дитя из дома. Если, конечно, кто-нибудь вовремя подсуетится и сообщит куда надо. А именно в бдительные органы опеки.

Только не подумайте, что я отношусь как-то снисходительно к тычкам и окрикам применительно к сыну или дочери. Пусть и собственному. Такие семейные отношения, безусловно, приводят к появлению у ребенка комплекса ущербности и могут до нуля понизить его самооценку. Но не надо все доводить до крайности – в жизни всякое бывает. Если, допустим, родитель слегка переусердствовал в воспитательном раже, то это не значит, что его надо тут же заклеймить позором и подвергнуть общественному порицанию.

Возьмем, наконец, пресловутую ювенальную юстицию. Сейчас страсти вокруг нее достигают крайнего накала. Задумывалось сие начинание, как всегда, в благих целях. Эта юстиция первоначально относилась к особым судам для несовершеннолетних. Но постепенно и незаметно эта чисто судебная процедура стала превращаться в карательный капкан для родителей.

В эту систему вошли органы социального надзора за положением ребенка в семье, берущие на себя пропаганду просвещения детей по проблемам здоровья, а позже и по сексуальному просвещению. То есть исконно родительские воспитательные функции стали передаваться в чужие, порой совсем равнодушные казенные руки.

И что же получается? Понравится ли вам, если вашего ребенка начнут обрабатывать насчет правильных гендерных понятий? Тем более будут втолковывать, что у него есть право свободного выбора: «Ты кем вообще хочешь быть: мальчиком или девочкой? Выбирай не глядя!» Но это еще не самое страшное, хоть и противное. Ювенальная система подталкивает детей к доносам и предательству.

Первый постулат системы: у ребенка такие же права, что и у родителей. Про его обязанности ничего не говорится. Отсюда следует: он имеет полное право обращаться в социальные органы за защитой своих прав. Это включает, в числе прочего, жалобы на родителей в полицию или суд, которые обязаны незамедлительно проверить, как родители исполняют свои обязанности.

Интересно, что вообще не существует никаких критериев, по которым будут оценивать ненадлежащее поведение провинившихся родителей. Если проверяющим, допустим, не понравится ваше лицо или ваше недовольство вторжением в частную жизнь – берегитесь! Или штраф огромный отстегнете или вообще потеряете свою выстраданную кровинушку. Отнимут. А нечего дитя доводить! Государство найдет на вас управу!

Наша отечественная ювенальная система, правда, не так бесчинствует, как на Западе. Например, в Финляндии за год попали под контроль опеки 80 тысяч детей. Из них значительная часть была изъята из семей. А главное, что ребенка сразу отбирают у «преступных» родителей и отдают в приют или в приемную семью еще до проверки фактов! То есть здесь и речи не идет о какой-либо презумпции невиновности. Вот и думай: отгонишь ребенка от компьютера, чтобы хоть выспался ночью, а он возьми на тебя и настучи. Будешь знать, как качать свои родительские права!

Скажете, у нас такого не будет – у нас другой менталитет. Не зарекайтесь. Для нас же Запад – пример всего самого прогрессивного, с кого надо брать пример. Так вот, у них повсеместно введена база данных о детях. Школьников и малышей в детсадах обязывают вести специальные дневники с оценкой поведения родителей. Эти дневники тщательно проверяются органами соцнадзора. Глядишь, наши «прогрессисты» возьмут эту практику на вооружение, и никакой менталитет, традиции, семейные узы и ценности нам не помогут…

На самом деле, все, что касается защиты детей, давно уже заложено в вековом укладе народа и любых религиях. Нравственному и верующему человеку, воспитанному на принципах добра, совсем не надо объяснять, что беззащитного ребенка, находящегося на твоем попечении, категорически нельзя гнобить ни морально, ни физически. Его не надо стреножить законами, предписаниями и угрозами – у него и так есть высший устав в голове.

А что касается остальных статей Конвенции ООН о правах ребенка, то они не вызывают никаких возражений или других толкований. «Ребенок, который временно или постоянно не имеет своей семейной среды, имеет право на особую защиту и помощь государства». А как же иначе? «Ребенок имеет право на такой уровень жизни, какой необходим для его физического, интеллектуального, духовного, нравственного и социального развития». Прекрасно! «Ребенок имеет право на здравоохранение, социальное обеспечение и образование» (два пункта в одном).

И вот еще важная статья, связанная со свободой личности: «Ребенок имеет право использовать родной язык, обратиться к религии своих предков, использовать свою культуру, если он принадлежит к одной из этнических, конфессиональных или языковых групп, которые в соответствующем государстве составляют меньшинство». Браво! Если б все это понимали, не было бы ни войн, ни национальной вражды.

Извините, не могу перечислить все статьи конвенции и закона о правах ребенка за отсутствием простора печатной площади. Но вот чем хочу закончить и в чем, безусловно, убеждена. Наши дети всегда будут под надежной защитой, если не будут извращены и нарушены извечные семейные постулаты. Тогда и обществу с ними не будет особых хлопот. Тогда все пойдет по предписанным законам бытия: мы будем истово защищать своих детей от чего бы то ни было, а они, когда придет время, защитят нас от болезней и одинокой старости. Аминь…

Елена Летягина