Куттыбек Исхаков: «Исследование голоса Байсеитова обошлось в 76 000 рублей»

0
209

Исследование авторитетной криминалистической российской лаборатории, специализирующейся на работе с видео и аудиоматериалами, подтвердило подлинность нашумевшей записи телефонного разговора «Васильева и Байсеитова» и пришло к выводу, что один из говоривших – Бахтияр Байсеитов, главный тренер шымкентского «Ордабасы». Об этом на прошлой неделе сообщили представители интернет-сообщества «Fair play», созвавшие пресс-конференцию в Алматы. Один из активных членов сообщества Куттыбек Исхаков, который на личные деньги заказал проведение данного исследования, в минувшую среду побеседовал с корреспондентом «PROСПОРТ».

– Куттыбек, скажите, как вас правильно представить?

– Я спортивный юрист. Был председателем Палаты по разрешению споров ФФК в 2014 году, консультировал Профсоюз футболистов в Казахстане по тем или иным вопросам: в области трудового права, правил регистрации, форм собственности и так далее.

– Что такое сообщество «Fair play» и сколько членов оно насчитывает?

– Наверное, начать нужно с того, для чего мы вообще проводили пресс-конференцию, тем более что она у нас получилась незаконченной из-за вмешательства генерального директора «Актобе» г-на Васильева. Мы, к сожалению, не успели сообщить о том, что собираемся сделать обращение к депутатам с просьбой о внесении изменений в Уголовный кодекс, чтобы они рассмотрели соответствующий законопроект.

– И все-таки несколько слов о «Fair play»…

– Это сообщество в социальной сети Facebook, которое сейчас насчитывает уже, наверное, больше ста человек. Среди них футболисты, журналисты, общественные деятели и простые болельщики. На самом деле, активные члены нашего сообщества представляют себя людьми с активной гражданской позицией. И в первую очередь мы внутри нашего сообщества обсуждаем вопросы, связанные с чистотой в спорте, что, наверное, понятно из названия.

– Для тех, кто не знает о вашей пресс-конференции, расскажите, что на ней происходило.

– Главным пунктом повестки было оглашение результатов специального научного исследования, где рассматривалось тождество голоса г-на Байсеитова и того человека, который разговаривал на записи того самого телефонного разговора о договорном матче. Специалисты пришли к однозначному выводу, что это одно и то же лицо. Могу сказать, что мы исследовали голос только одного из собеседников, потому что мы считаем необходимым получить публичное согласие на такое исследование. Байсеитов такое согласие давал, и у меня есть фотография соответствующей публикации на одном из сайтов. Поэтому мы и провели исследование только его голоса. В целом мы хотели привлечь внимание к проблеме, придать огласке и показать, что установить истину достаточно просто.

– В какой лаборатории проходило исследование?

– Это «Автономная некоммерческая организация «Криминалистическая лаборатория аудиовизуальных документов». На самом деле в России две сильные школы – московская и питерская. И если в Москве больше занимаются исследованием и восстановлением самих носителей записи, то в Питере делается упор на содержании материалов, установлении тождества, идентификации голоса. Мы обратились в российский «Центр речевых технологий» и попросили для нас рекомендовать лучшую лабораторию. Нам рекомендовали эту. Чтобы вы понимали, насколько авторитетна эта лаборатория, она занималась исследованием материалов по делу затонувшей подлодки «Курск», они выполняют заказы ФСБ и МВД.

– Остается ли хоть какая-то вероятность, что заключение лаборатории может быть ошибочным?

– В криминалистике при заключениях специалистов выделяют две разновидности выводов: категоричные и вероятностные. Вывод касательно голоса Байсеитова из разряда категоричных. То есть нет никаких сомнений: в разговоре о договорном матче принимает участие тот же человек, который запечатлен на видеозаписи с пресс-конференции Бахтияра Байсеитова – сам Байсеитов.

– Итак, расскажите, каким образом, на ваш взгляд, запись попала в свободный доступ?

– Эксперты утверждают, что разговор был записан одним из участников разговора, который подготовил помещение, включил телефон на громкую связь и записал его на диктофон. В записи также слышен голос и третьего человека, который шепотом матерился в кабинете одного из собеседников. Кто именно эту запись сделал достоянием общественности, я не знаю. Для меня это не главное. Я считаю самым важным то, чтобы раз уж запись появилась, чтобы она стала причиной масштабного разбирательства.

– На пресс-конференции вы сказали, что экспертиза была проведена за ваш счет. По-видимому, расходы по организации самой пресс-конференции также легли на вас. Можете назвать сумму, в которую вам обошлись эти мероприятия?

– Да. Экспертиза стоила 76 000 рублей. Пресс-конференция – 270 000 тенге.

– В итоге вы получили все, на что рассчитывали от этой пресс-конференции?

– Да. Мы хотели еще раз обратить внимание на эту ситуацию, показать, что в казахстанском футболе не все хорошо. И продемонстрировать, что в подобных делах при желании можно быстро разобраться. Единственное, что мы не успели, как я уже сказал, заявить о намерении обратиться к законодателям по поводу изменений в Уголовном кодексе. В ход пресс-конференции вмешался Васильев.

– Как вы, кстати, оцениваете его действия?

– У него горит земля под ногами, он пришел на пресс-конференцию и начал нас провоцировать. Он пытается предпринять хоть какие-то действия. Разумеется, он не может опровергнуть сам факт экспертизы. Как он заявил, он не собирается подавать на нас в суд. Что ему остается делать? Он старался максимально отвлечь внимание от экспертизы. Я не хочу лишний раз уделять внимание его футбольной деятельности. Но думаю, один тот факт, что человек отказывается предоставить свой голос для экспертизы, то, что он отказывается пройти полиграф, должно послужить поводом для того, чтобы его работодатели задумались, нужен ли им такой сотрудник. Мы сделали обращение к акиму Актюбинской области Бердибеку Саппарбаеву, в котором попросили руководителя региона обратить внимание на деятельность генерального директора ФК «Актобе».

– Какими, на ваш взгляд, могут быть последствия для Байсеитова?

– С точки зрения уголовного законодательства Казахстана, для него не будет никаких последствий. Но есть такие органы, как ФИФА и УЕФА. Существуют международные соглашения, подписанные нашей федерацией футбола, которые направлены против участия в договорных матчах. Я надеюсь, что УЕФА и ФИФА получат информацию, обратят внимание на эту ситуацию и примут соответствующие решения.

– Дмитрий Васильев заявил, что за вашей экспертизой он видит инициативу Аскара Уранхаева, одного из руководителей ФК «Алтай», занимавшего в прошлом пост генерального менеджера ФФК. Прокомментируете?

– Я хорошо знаю Аскара Уранхаева. Мы большие друзья с детства. Но это все его отношение к сообществу «Fair Play». К экспертизе он не имеет вообще никакого отношения.

– Имеет ли хоть какое-то отношение к проведенной экспертизе или к вашему сообществу Айсултан Назарбаев, который на своей страничке в Facebook очень встревоженно отозвался о появлении в СМИ записи разговора «Байсеитова и Васильева»?

– Нет, не имеет. Нас связывают с этим именем, так как Айсултан тоже активно проявляет свою гражданскую позицию – высказывается на счет тех или иных проблемных вопросов в казахстанском футболе. Мы двигаемся параллельно, так скажем. Но могу сказать, я был бы рад познакомиться с Айсултаном (смеется).

– Васильев также сказал, что сегодняшнее разбирательство в деле «Васильева и Байсеитова» – это только попытка навредить нынешнему президенту ФФК Ерлану Кожагапанову. Что вы думаете?

– Он просто пытается переключить внимание с себя на другую, более значимую фигуру.

– Последний вопрос. Расскажите, каким бы вы хотели увидеть завершение этого дела для каждого из его участников?

– Во-первых, я хочу, чтобы люди увидели, насколько мало в Казахстане спортивных юристов и как плохо развито спортивное право, чтобы это положение дел начало меняться, чтобы спортивные регламенты существовали не только на бумаге. Во-вторых, я бы хотел, чтобы в Уголовном кодексе Казахстана появилась статья за спортивное мошенничество, которое включает в себя не только договорные матчи, но и манипуляции с допингом и многое другое. В-третьих, я хотел бы, чтобы Федерация футбола Казахстана научилась работать с такими случаями, инициировала независимую голосовую экспертизу участников этого телефонного разговора, чтобы предполагаемые участники прошли тест на полиграфе. Я лично не жажду наказывать кого-либо, хотя некоторые мои соратники по сообществу «Fair Play» говорят, что виновные должны быть отстранены от футбольной деятельности на определенный срок, как и клубы должны понести наказание, в случае если их вина будет доказана.

Напомним, в середине августа достоянием общественности стала запись телефонного разговора, на которой два человека с голосами, похожими на голоса генерального директора ФК «Актобе» Дмитрия Васильева и главного тренера ФК «Ордабасы» Бахтияра Байсеитова, обсуждали несостоявшийся договорной матч.

В числе прочего один из собеседников, предположительно Байсеитов, сказал: «Я просто, понимаешь… сейчас такой момент. Все ребята на меня… Вы гарантировали… Мы потеряли деньги. Сейчас мы посчитали что от «Атырау», от этого… то, что я тебе говорил, мы потеряли около 350-360 тысяч долларов, понимаешь? Я что должен перед ребятами, что сказать? Я сейчас им сказал. Мне Васильев сейчас обещал, что через КДК решит и три очка у нас будет…»

Второй собеседник, предположительно Васильев, ответил: «Баке, дорогой. Ну смотрите. Вы же мне все это сказали. Я понимаю, что у Вас сейчас крайне стрессовое состояние. Но, Вы же мне все это сказали. И у меня стресс. И я сейчас сижу и решаю, как это решить…»

Бахтияр Байсеитов и Дмитрий Васильев продолжают отрицать сам факт такого телефонного разговора.

Евгений Гайдамакин.

Обзор зарубежных публикаций

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять меня
avatar
2000
wpDiscuz