Мужчина бьет женщину

Два очевидных лидерства Южного Казахстана. Первое – самое большое число родившихся детей, помните, «каждый пятый ребенок в республике рождается в ЮКО». Второй – наша область лидирует по фактам бытового насилия в Казахстане.

Как это может существовать одновременно?! Бьют, а после этого «любят»?! Только в прошлом году в нашей области было зафиксировано 13 тысяч случаев насилия в отношении женщин. А за пять месяцев этого года уже 4230. И это только официально зарегистрированных случаев. То есть, скрывать побои, издевательства, унижения у жертв не было никаких сил. И это у нас, в регионе, где ОЧЕНЬ не принято выносить сор из избы.

«Шыда!», то есть «Терпи!», внушают-советуют своим битым дочерям, внучкам, снохам мамы, бабушки, свекровки. А позвольте узнать, почему «терпи»?! Откуда такой призыв к беспрекословной покорности, подчинению? Ведь сами-то воспитывались в советское время, в эпоху относительного равноправия в семье… Как-то быстро тетеньки сдались-сдулись.

Вот аргументы в пользу «терпи». Первый – дать волшебного пенделя «кухонному боксеру» удерживает то обстоятельство, что у нас после развода женщина тут же на несколько порядков ухудшает свое материальное положение. Не факт, что квартира останется за ней. И второй «не факт» – алименты. У человека, поднявшего руку на женщину – мать его детей, попросту нет совести. Его не разжалобишь на то, что его детям есть нечего. Ухаживая за маленькими детьми, женщина не может выйти на работу, то есть она остается без источника доходов. Его довод: «Сама виновата!» Второе. Мы – южане, азиаты, у нас статус «разведенки» не лучшим образом сказывается на репутации всей семьи.

Недавно в ателье познакомилась с одной милой женщиной. Узнала, что она лет пять как в разводе. С тремя детьми на руках не побоялась развестись с благоверным – редкостным негодяем. Причем свои «прекрасные» качества супруг стал демонстрировать с первых дней брака. Не удержалась от вопроса: «Так почему же ты, Мухаддас, не ушла от него сразу, или после первого ребенка? Зачем надо было рожать от него еще двоих?!» В ответ: «Я – старшая в семье, за мной сестренка. Если бы я развелась сразу, то мою сестру ни за что не взяли бы невесткой в хороший дом. У нас рассуждают так, мол, ага, раз старшая не ужилась в семье, то и младшая нам характер будет «показывать». Так и дотерпела десять с лишним лет. А пять лет назад, когда у младшей сестры сложился по-настоящему крепкий, счастливый брак, я приняла решение о разводе с мужем. О чем нисколько не жалею. Детей подниму сама, ничего, найду силы».

…Статистика по бытовому насилию у нас такова, что этим озадачилась даже Генеральная прокуратура. В ЮКО будет реализовываться инициированный ею пилотный проект. Называется он так: «Казахстан без насилия в семье». На рабочее совещание по внедрению этого проекта в ЮКО приезжал заместитель Генерального прокурора РК Андрей Кравченко.

Цель проекта – определение наиболее эффективных мер в борьбе с бытовым насилием. Начаты поиск новых подходов в профилактике домашнего насилия, комплексная работа с семьями. В числе таких нововведений – образование на базе акимата области управления по делам семьи, детей, молодежи и пожилых людей. Впервые в пилотном режиме будет проводиться психокоррекция семейных дебоширов. Для этого медвытрезвитель будет преобразован в Центр по работе с агрессорами.
Жертвы бытового насилия будут получать бесплатную помощь. Для этого предполагается создание в каждом районе социально-психологических служб. В Сарыагашском районе и Шымкенте планируется открытие «Центра социально-психологической поддержки». В случае эффективности их работы, такие структуры создадут и в других регионах страны. Уже вскоре ведомственная комиссия проанализирует ситуацию в двух районах области и в Шымкенте. По результатам работы осенью будут внесены изменения в соответствующий закон.

Повторюсь, Генеральная прокуратура не случайно выбрала наш регион для создания нового управления. Область у нас густонаселенная. И еще – большинство женщин не желают открыто рассказывать про семейные проблемы. Есть надежда, что после всех проведенных тренингов, на которых чиновников и полицейских учат, как правильно вести профилактические беседы и как нужно действовать, чтобы не допустить фактов бытового насилия, наши женщины будут с ними откровеннее, доверятся им. Главное – свести к минимуму число разводов, суицидов, ранней беременности.

Есть смысл привести здесь цифры, которые озвучили полгода назад в прокуратуре Астаны инициаторы движения «Не молчи!». Это движение в защиту половой неприкосновенности несовершеннолетних, в защиту жертв сексуального насилия: «Население нашего государства очень мало информировано о том, что большинство травм дети получают дома и процент инцестов очень высок (69 %). Всего 8-12 % жертв насилия говорят вслух о свое беде, тогда как умолчание об этих фактах несет тяжелые последствия для личности ребенка и в целом для семьи». Об этом сообщил сайт obk.kz.

У нас, как у родителей, в жизни много задач. Одна из главных – научить своих дочерей говорить «нет». И научить своих сыновей уважать это. Когда они усвоят это, то проблем с насилием у нас будет куда меньше. Здесь все взаимосвязано.

Фарида ШАРАФУТДИНОВА